Альтернативные системы валютных курсов

Существует четыре базовых курсовых режима:

  • а) «свободное плавание»;
  • б) фиксированные курсы;
  • в) «управляемое плавание»;
  • г) валютный коридор.

«Свободное плавание» валют

Плавающие курсы — это система, при которой пропорции обмена валют устанавливаются в результате взаимодействия рыночных спроса и предложения — при этом власти не регулируют рынок.

Сторонники «плавания» утверждают, что оно обеспечивает автоматическое поддержание мировой экономики в равновесии. Одной из первых классических работ в защиту свободных рыночных курсов считается статья лидера монетаризма М. Фридмена «Ситуационный анализ колеблющихся обменных курсов»[1]. Противники этого режима считают, что автоматическое выравнивание происходит в течение длительных периодов, а внутри них возможны отрицательные экономические и социальные последствия сильных колебаний курсов. Введение «плавания» повышает изменчивость финансовой среды, усиливая неопределенность результатов операций.

С марта 1973 г. мировая валютная система базируется на режиме преимущественно плавающих (независимых) обменных курсов. С 1 сентября 1998 г., после дефолта, Банк России (как и в 1992—1995 гг., до введения валютного коридора) осуществляет политику плавающего валютного курса.

Фиксированные курсы обмена

При этом режиме власти устанавливают пропорцию обмена между национальной единицей и инвалютами, например 4,2 марки (или

66 советских копеек) за 1 долл. Повышение курса называют ревальвацией, понижение — девальвацией. Так, изменение соотношения «марка—доллар» до 4,0 означало девальвацию доллара (на 4,8%). При этом курс марки изменился с 0,238 (У4 2) до 0,25 долл. (У4), что означало ее ревальвацию (на 5%). Это была первая ревальвация марки после Второй мировой войны (1961). До введения плавающих курсов марка была еще дважды ревальвирована: в 1969 г. — до 3,66 и в декабре 1971 г. — до 3,2225 марки за 1 долл, (в целом — на 30%, тогда как обесценение доллара составило 23%).

Правительства зачастую отсрочивают девальвацию по разным причинам: политическим (для поддержания репутации); экономическим (из-за опасности инфляции, снижения уровня жизни). Для этого применяют несколько способов:

  • а) получение иностранных займов;
  • б) финансовые рестрикции (restriction — ограничение);
  • в) контроль над зарплатой и ценами;
  • г) валютный контроль.

Первая мера (будучи временной) ведет к переоценке валюты, росту дефицита платежного баланса, бегству капитала (capital flight), угрозе введения или усиления валютного контроля. Финансовые рестрикции (ограничение денежной массы, сокращение дефицита госбюджета, платежного баланса, сдерживание инфляции) могут быть постоянной альтернативой девальвации, хотя они опасны последствиями: (*) замедлением роста экономики, (*) увеличением безработицы[2]. Контроль над ценами (кейнсианская альтернатива монетаристскому финансовому «аскетизму») политически популярен (в силу индексации фиксированных доходов, в том числе пенсий). Однако, не воздействуя на фундаментальные факторы курса, он малоэффективен для длительных периодов. Валютный контроль распространен преимущественно в развивающихся и транзитивных (переходных) экономиках[3]. Его меры представлены в приложении 1.2.

В общем случае страны с переоцененной валютой (Россия — в 1995—1998 гг., Бразилия) ограничивали экспорт капитала; с недооцененной (Швейцария — в 1970-е гг.) — импорт капитала[4]. Эти меры рождают рыночное несовершенство, предоставляя возможности для международного бизнеса и обусловливая новые риски для него и национальной экономики.

Фиксированные курсы обеспечивают стабильную валютную среду, прогнозируемость показателей. Однако они подлежат периодическому пересмотру. В противном случае власти потратят ресурсы на поддержание неравновесного курса, оттянут коллапс во времени, но (из-за истощения валютных резервов) усугубят кризис национальной экономики.

Пример 1.1. Опасности фиксированного курса для экономики

Фиксация курса песо в Чили иллюстрирует такие опасности (рис. 1.7). Правительство, борясь с инфляцией, зафиксировало номинальный курс (NER) в 1979 г. как 39 песо за долл. (0,02564 долл, за песо). В течение следующих 2,5 лет уровень цен в Чили возрос на 60%, в США — на 30%. Таким образом, в начале 1982 г. реальный курс (RER) доллара[5] составлял 48 песо (0,0316 долл, за 1 песо), что означало недооцененность доллара на 19% (переоцененность песо — на 23%).

Номинальный (нижний график) и реальный (верхний график) обменные курсы

Рис. 1.7. Номинальный (нижний график) и реальный (верхний график) обменные курсы: чилийские песо за доллар США

Завышенность курса песо сделала чилийские товары дорогими за рубежом, а импортные товары — дешевыми внутри страны, подрывая чилийское производство. В итоге обрабатывающие компании банкротились, строительные проекты замораживались, фермы распродавались с аукционов, добыча полезных ископаемых прекращалась, банки становились неплатежеспособными, безработица росла (до 25%), целые регионы превращались в «экономические кладбища». Правительство в 1982 г. провело «корректирующую» девальвацию (18%), свидетельствуя, что завышенный курс национальной валюты действует как пошлина (скрытая) на экспорт и субсидия импорту[6].

Фирмы экспортирующие (конкурирующие с импортом) страдают от переоцененности национальной валюты. Наоборот, они получают выгоды от заниженности курса национальной единицы.

Валютная система в 1944—1973 гг. была основана на фиксированных курсах валют против доллара с официальными пределами колебаний в ±1%. СССР поддерживал фиксированный курс рубля в 1928—1991 гг. С 1991 г. курс рубля двигался в режиме «плавания» (24 июля Госбанк СССР ввел «туристический» курс в 32 руб. за 1 долл., который стал официальным, а 2 декабря банкам разрешили самостоятельно котировать валюту для индивидуальных клиентов). В 1995—1998 гг. (период валютного коридора) произошел временный отход от «плавания» курса рубля.

  • [1] Friedman М. The case for flexible exchange rates // Essays in positive economics,University of Chicago Press. Chicago, 1953.
  • [2] О соотношении между финансовыми рестрикциями и экономическим ростомсмотри стандартный учебник по макроэкономике.
  • [3] По ст. 53 Федерального закона о Банке России он являлся органом государственного валютного регулирования и контроля, осуществляя эту функцию в соответствии с Законом РФ «О валютном регулировании и валютном контроле» и другимифедеральными законами.
  • [4] В конце 1970-х гг. в период «бегства от доллара» Центральный банк этой страныдаже ввел отрицательный процент по депозитам для нерезидентов в швейцарских франках (—20%) в целях приостановки притока капитала.
  • [5] Подробнее соотношение номинального и реального обменных курсов рассмотрено в гл. 4 и 9. 32 Международные финансы
  • [6] Наоборот, введение налога на импорт или экспортных субсидий называлив ФРГ в 1960-е гг., когда марка демонстрировала возрастающую силу, «эрзац-ревальвацией».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >