ТЕХНИЧЕСКОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ФОРМАТЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Правила Всемирной торговой организации по ограничению технических барьеров в торговле и особенности международно-правовых актов в сфере технического регулирования Евразийского экономического союза и Таможенного союза

В рамках Всемирной торговой организации большое значение придается вопросам, связанным с техническим регулированием отношений по производству и поставке товаров. Основным нормативным правовым актом в этой сфере является Соглашение ВТО по техническим барьерам в торговле {The Technical Barriers to Trade Agreement, the WTO TВТ Agreement, Соглашение ВТО по ТБТ). Данное Соглашение — интегральная часть Марракешского соглашения об учреждении ВТО, принятого на Уругвайском раунде многосторонних торговых переговоров 15 апреля 1994 г.[1]

В Протоколе о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению отмечено, что правовая основа России для технических регламентов, стандартов и систем оценки соответствия регулируется международными договорами ЕврАзЭС или Таможенного союза, другими актами ЕврАзЭС и Таможенного союза, а также национальными законодательствами сторон данного соглашения. При этом правовая система, описанная в данных соглашениях и актах, требует, чтобы определенная продукция, обращающаяся на территориях государств — членов ЕврАзЭС и Таможенного союза, соответствовала установленным обязательным техническим, а также санитарным и фитосанитарным требованиям. В частности, торговля (включая ввоз и оборот на внутреннем рынке) продукцией на территории Российской Федерации может быть ограничена или запрещена, если данная продукция не отвечает предъявляемым требованиям. Государства — члены Таможенного союза, которые также являются членами ЕврАзЭС, договорились гармонизировать свои политики и системы в области технического регулирования в рамках ЕврАзЭС и стремятся подтвердить и активизировать свое сотрудничество в данной области в рамках Таможенного союза. Целью данной гармонизации является обеспечение единых требований для обращения товаров на территориях сторон Таможенного союза в области технического регулирования, осуществляется оно через общие технические регламенты, которые были разработаны с использованием процедур, установленных в соответствии с актами Таможенного союза или ЕврАзЭС, принятыми в качестве международных соглашений или решений между участвующими в ЕврАзЭС странами и государствами - членами Таможенного союза. Данные технические регламенты применяются напрямую на территориях сторон Таможенного союза без необходимости применения отдельного национального законодательства. Положения соглашений и других актов Таможенного союза и ЕврАзЭС были основаны на Соглашении ВТО по ТБТ, и технические регламенты применяются с целью защиты жизни и (или) здоровья людей, имущества, окружающей среды, здоровья животных и (или) растений, предотвращения действий, которые могут ввести потребителей в заблуждение, а также с целью обеспечения энергетической эффективности и сохранения ресурсов. В статье 2 Соглашения ВТО по ТБТ содержатся обязательства для государственных органов сторон Соглашения (согласно терминологии Соглашения «их центральных правительственных органов»), а именно:

  • 1. Членами согласно техническим регламентам товарам, импортируемым с территории любого члена, обеспечивается режим не менее благоприятный, чем тот, который предоставляется подобным товарам национального происхождения и подобным товарам, происходящим из любой другой страны.
  • 2. Членами обеспечивается, чтобы разработка, принятие или применение технических регламентов осуществлялись таким образом, чтобы не создавать или не приводить к созданию излишних препятствий в международной торговле. С этой целью технические регламенты не оказывают на торговлю более ограничивающее воздействие, чем это необходимо для достижения законных целей, с учетом рисков, которые возникали бы, когда такие цели не достигаются. Такими законными целями являются inter alia: требования национальной безопасности; предотвращение обманной практики; защита здоровья или безопасности людей, жизни или здоровья животных или растений; охрана окружающей среды. При оценке подобных рисков учитываются в том числе и такие факторы, как имеющаяся научная и техническая информация, соответствующая технология или предполагаемое конечное использование товаров.
  • 3. Технические регламенты не должны оставаться в силе, если обстоятельств или причин, вызвавших их принятие, больше не существует или если изменившиеся обстоятельства или причины позволяют использовать способы, оказывающие менее ограничивающее воздействие на торговлю.
  • 4. В том случае, если возникает потребность в технических регламентах и существуют соответствующие международные стандарты или завершается их разработка, члены используют их или их соответствующие разделы в качестве основы для своих технических регламентов, за исключением случаев, когда подобные международные стандарты или их соответствующие разделы были бы неэффективными или неподходящими средствами для достижения поставленных законных целей, например вследствие климатических или географических факторов или существенных технических проблем.

При этом член ВТО, разрабатывающий, принимающий или применяющий технический регламент, который может оказывать существенное воздействие на торговлю других членов, по просьбе другого члена разъясняет необходимость подобного технического регламента с точки зрения принципиальных положений Соглашения ВТО поТБТ.

С целью гармонизации технических регламентов на возможно более широкой основе члены в пределах своих возможностей принимают полноценное участие в подготовке соответствующими международными органами по стандартизации международных стандартов для товаров, в отношении которых они либо приняли, либо предполагают принять технические регламенты.

Члены благожелательно рассматривают возможность принятия в качестве эквивалентных технических регламентов других членов, даже если такие регламенты отличаются от их собственных, при условии, что они удостоверятся, что эти регламенты адекватно обеспечивают достижение целей их собственных регламентов. Когда это возможно, члены принимают технические регламенты, основанные, прежде всего, на требованиях к характеристикам товара, а не к его конструкции или описанию[2].

Заслуживает позитивной оценки правило Соглашения ВТО по ТБТ, закрепленное в п. 2.9 ст. 2 Соглашения, согласно которому в тех случаях, когда соответствующий международный стандарт отсутствует либо техническое содержание разрабатываемого технического регламента не соответствует техническому содержанию соответствующих международных стандартов и если технический регламент может оказать существенное воздействие на торговлю других членов, члены публикуют на соответствующей ранней стадии уведомление в печати

0 предполагаемом введении конкретного технического регламента, с тем чтобы дать возможность заинтересованным сторонам других членах ознакомиться с ним. Также на ранней стадии публикуются цели и обоснования разрабатываемого технического регламента, комментарии к нему, а также разъяснения по поводу его положений, которых нет в действующих технических регламентах. Полагаем, что подобный опыт должен быть использован в практике общественных обсуждений и в деятельности Евразийского экономического союза. На сайте Евразийской экономической комиссии публикуются проекты технических регламентов Таможенного союза, вынесенные на внутригосударственное согласование, а также на публичное обсуждение. В то же время наличие экспертных комментариев, в том числе правовых, по поводу разрабатываемых технических регламентов Таможенного союза, а затем и Евразийского экономического союза с их публикацией на сайте Евразийской экономической комиссии представляется целесообразным для подготовки более согласованных и всесторонне проработанных проектов документов.

В соответствии со ст. 13 Соглашения ВТО по ТБТ учреждается Комитет по техническим барьерам в торговле, в состав которого входят представители от каждого члена. Комитет избирает председателя и собирается по мере необходимости, но не реже чем один раз в год, с тем чтобы предоставить членам возможность провести консультации по любым вопросам, касающимся функционирования Соглашения ВТО по ТБТ или реализации его целей. При необходимости Комитет по техническим барьерам в торговле аналогично устоявшейся практике, принятой в органах ВТО, учреждает рабочие группы или другие органы для выполнения таких обязанностей, которые могут быть возложены на них Комитетом.

В Приложении 3 к Соглашению ВТО по ТБТ содержится Кодекс добросовестной практики по разработке, утверждению и применению стандартов, обеспечение соблюдения которого со стороны государств-членов закреплено в ст. 4 Соглашения ВТО по ТБТ. Кодекс добросовестной практики предусматривает содержательные и процедурные положения по работе национальных органов по стандартизации в рамках территорий государств — членов ВТО. В частности, Кодекс добросовестной практики закрепляет общее правило, согласно которомув отношении стандартов орган по стандартизации предоставляет товарам, происходящим с территории любого другого члена ВТО, режим не менее благоприятный, чем режим, предоставляемый подобным товарам национального происхождения или аналогичным товарам, происходящим из любой другой страны. Так, режим наибольшего благоприятствования находит свое международно-правовое закрепление при регулировании вопросов стандартизации в рамках ВТО.

Таким образом, Соглашение ВТО по ТБТ содержит набор унифицированных правил и требований, являющихся международно-правовыми нормами, направленными на устранение барьеров в торговле и других неоправданных ограничений, которые связаны с необходимостью проведения оценки качества, разработкой и принятием технических регламентов и стандартов.

Таможенный союз обладал широким нормотворческим инструментарием в сфере технического регулирования. Виды и характерные черты международно-правовых актов Таможенного союза в сфере технического регулирования были обусловлены спецификой этого межгосударственного интеграционного объединения, уровнем интеграции государств-участников, что закреплено в учредительных международных договорах и получило свое развитие в иных международных правовых актах.

Виды международно-правовых актов Таможенного союза и их юридическая сила были закреплены в учредительных международных договорах, определяющих основы функционирования Таможенного союза и ЕврАзЭС.

Применительно к исследуемым нами вопросам необходимо отметить, что отдельные правовые инструменты Таможенного союза и ЕврАзЭС частично «перекрещиваются» в связи с тем, что в основе Таможенного союза лежит ряд международных договоров ЕврАзЭС.

Применительно к исследованию рассматриваемых вопросов следует учитывать, что международно-правовые акты в сфере технического регулирования были разработаны на уровне как ЕврАзЭС, так и Таможенного союза и представляют собой обширную международно-правовую базу, налагающую на государства — участники данных межгосударственных объединений определенный объем международных обязательств. В настоящее время в связи с принятием Договора о Евразийском экономическом союзе на смену техническим регламентам Таможенного союза пришли технические регламенты Евразийского экономического союза.

В Договоре о Евразийском экономическом союзе вопросы технического регулирования регламентируются посредством Протокола о техническом регулировании в рамках Евразийского экономического союза, который, в свою очередь, является неотъемлемой частью указанного международного договора.

Так, согласно Протоколу «техническое регулирование» — правовое регулирование отношений в области установления, применения и исполнения обязательных требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, а также правовое регулирование отношений в области оценки соответствия.

При этом особенности технического регулирования, оценки соответствия, стандартизации и аккредитации в отношении оборонной продукции (работ, услуг), поставляемой по государственному оборонному заказу, продукции (работ, услуг), используемой в целях защиты сведений, составляющих государственную тайну или относящихся к охраняемой в соответствии с законодательством государств- членов иной информации ограниченного доступа, продукции (работ, услуг), сведения о которой составляют государственную тайну, продукции (работ, услуг) и объектов, для которых устанавливаются требования, связанные с обеспечением безопасности в области использования атомной энергии, а также в отношении процессов проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации, утилизации, захоронения указанной продукции и указанных объектов устанавливаются законодательством государств-членов.

Следует отметить, что в соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе для объектов технического регулирования, в отношении которых не вступили в силу технические регламенты Союза, действуют нормы законодательства государств-членов или актов Комиссии.

В технических регламентах Союза устанавливаются обязательные требования к объектам технического регулирования, а также правила идентификации продукции, формы, схемы и процедуры оценки соответствия.

В качестве основы для разработки технических регламентов Союза применяются соответствующие международные стандарты (правила, директивы, рекомендации и иные документы, принятые международными организациями по стандартизации), за исключением случаев, когда соответствующие документы отсутствуют, не соответствуют целям принятия технических регламентов Союза, в том числе вследствие климатических и географических факторов или технологических и других особенностей.

В технических регламентах Союза также могут содержаться требования к терминологии, упаковке, маркировке, этикеткам и правилам их нанесения, санитарные требования и процедуры, а также ветеринарно-санитарные и карантинные фитосанитарные требования и процедуры, имеющие общий характер.

В технических регламентах Союза могут содержаться специфические требования, отражающие особенности, связанные с характерными для государств-членов климатическими и географическими факторами или технологическими особенностями, и действующие только на территориях государств-членов.

В технических регламентах Союза с учетом степени риска причинения вреда могут содержаться специальные требования к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, требования к терминологии, упаковке, маркировке, этикеткам и правилам их нанесения, обеспечивающие защиту отдельных категорий граждан (несовершеннолетние, беременные женщины, кормящие матери, инвалиды).

Продукция, соответствующая требованиям технических регламентов Союза, распространяющимся на эту продукцию, и прошедшая установленные техническими регламентами Союза процедуры оценки соответствия, подлежит обязательной маркировке единым знаком обращения продукции на рынке Союза. Что касается изображения единого знака обращения продукции на рынке Союза и порядка его применения, то оно утверждается Комиссией.

Кратко для целей данной монографии рассмотрим суть нового международно-правового закрепления технического регулирования в Договоре о Евразийском экономическом союзе.

Так, в соответствии со ст. 51 Договора о Евразийском экономическом союзе техническое регулирование в рамках Союза осуществляется в соответствии со следующими принципами:

  • • установление обязательных требований к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации;
  • • установление единых обязательных требований в технических регламентах Союза или национальных обязательных требований в законодательстве государств-членов к продукции, включенной в единый перечень продукции, в отношении которой устанавливаются обязательные требования в рамках Союза (далее — единый перечень);
  • • применение и исполнение технических регламентов Союза в государствах-членах без изъятий;
  • • соответствие технического регулирования в рамках Союза уровню экономического развития государств-членов и уровню научно- технического развития;
  • • независимость органов по аккредитации государств-членов, органов по подтверждению соответствия государств-членов и органов по надзору (контролю) государств-членов от изготовителей, продавцов, исполнителей и приобретателей, в том числе потребителей;
  • • единство правил и методов исследований (испытаний) и измерений при проведении процедур обязательной оценки соответствия;
  • • единство применения требований технических регламентов Союза независимо от видов и (или) особенностей сделок;
  • • недопустимость ограничения конкуренции при осуществлении оценки соответствия;
  • • осуществление государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Союза на основе гармонизации законодательства государств-членов;
  • • добровольность применения стандартов;
  • • разработка и применение межгосударственных стандартов;
  • • гармонизация межгосударственных стандартов с международными и региональными стандартами;
  • • единство правил и процедур проведения обязательной оценки соответствия;
  • • обеспечение гармонизации законодательства государств-членов в части установления ответственности за нарушение обязательных требований к продукции, правил и процедур проведения обязательной оценки соответствия;
  • • проведение согласованной политики в области обеспечения единства измерений в рамках Союза;
  • • недопущение установления избыточных барьеров для ведения предпринимательской деятельности;
  • • установление переходных положений в целях поэтапного перехода на новые требования и документы.

Технические регламенты Евразийского экономического союза принимаются в целях защиты жизни и (или) здоровья человека, имущества, окружающей среды, жизни и (или) здоровья животных и растений, предупреждения действий, вводящих в заблуждение потребителей, а также в целях обеспечения энергетической эффективности и ресурсосбережения. Принятие технических регламентов Союза в иных целях не допускается.

Технические регламенты Союза имеют прямое действие на территории Союза.Порядок введения в действие принятого технического регламента Союза и переходные положения определяются техническим регламентом Союза и (или) актом Комиссии.

Государства-члены обеспечивают обращение продукции, соответствующей требованиям технического регламента Союза (технических регламентов Союза), на своей территории без предъявления дополнительных по отношению к содержащимся в техническом регламенте Союза (технических регламентах Союза) требований к такой продукции и без проведения дополнительных процедур оценки соответствия.

Со дня вступления в силу технического регламента Союза на территориях государств-членов соответствующие обязательные требования к продукции или к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам проектирования (включая изыскания), производства, строительства, монтажа, наладки, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации, установленные законодательством государств-членов или актами Комиссии, действуют только в части, определенной переходными положениями, и с даты завершения действия переходных положений, определенных техническим регламентом Союза и (или) актом Комиссии, не применяются для выпуска продукции в обращение, оценки соответствия объектов технического регулирования, государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Союза.

Следует отметить, что государственный контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов Союза проводится в порядке, установленном законодательством государств-членов. Принципы и подходы к гармонизации законодательства государств- членов в сфере государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Союза определяются международным договором в рамках Союза.

При этом ответственность за несоблюдение требований технических регламентов Союза, а также за нарушение процедур проведения оценки соответствия продукции требованиям технических регламентов Союза устанавливается в соответствии с законодательством государств-членов.

Развитие правового регулирования в сфере технического регулирования, включая вопросы принятия и действия технических регламентов Евразийского экономического союза, осуществляется посредством Протокола о техническом регулировании в рамках Евразийского экономического союза, который является приложением и неотъемлемой частью Договора о Евразийском экономическом союзе.

Согласно Протоколу о техническом регулировании в рамках Евразийского экономического союза, «технический регламент Союза» - документ, принятый Евразийской экономической комиссией и устанавливающий обязательные для применения и исполнения на территории Союза требования к объектам технического регулирования.

В случае отсутствия необходимых документов применяются региональные документы (регламенты, директивы, решения, стандарты, правила и иные документы), национальные (государственные) стандарты, национальные технические регламенты или их проекты.

Следует отметить, что согласно рассматриваемому Протоколу технический регламент Союза разрабатывается с учетом рекомендаций по содержанию и типовой структуре технического регламента Союза, утверждаемых Евразийской экономической комиссией. При этом разработка, принятие, изменение и отмена технических регламентов Союза осуществляются в порядке, установленном Евразийской экономической комиссией.

В целях выполнения требований технического регламента Союза Евразийская экономическая комиссия утверждает перечень международных и региональных (межгосударственных) стандартов, а в случае их отсутствия — национальных (государственных) стандартов, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований технического регламента Союза.

Применение на добровольной основе соответствующих стандартов, включенных в указанный перечень, является достаточным условием соблюдения требований соответствующего технического регламента Союза.

Неприменение стандартов, включенных в указанный перечень, не может рассматриваться как несоблюдение требований технического регламента Союза.

В случае неприменения стандартов, включенных в указанный перечень, оценка соответствия осуществляется на основе анализа рисков.

В целях проведения исследований (испытаний) и измерений при оценке соответствия объектов технического регулирования требованиям технического регламента Союза Евразийская экономическая комиссия утверждает перечень международных и региональных (межгосударственных) стандартов, а в случае их отсутствия — национальных (государственных) стандартов, содержащих правила и методы исследований (испытаний) и измерений, в том числе правила отбора образцов, необходимые для применения и исполнения требований технического регламента Союза и осуществления оценки соответствия объектов технического регулирования.

Продукция, соответствующая требованиям технических регламентов Союза, распространяющимся на эту продукцию, и прошедшая установленные техническими регламентами Союза процедуры оценки соответствия, подлежит обязательной маркировке единым знаком обращения продукции на рынке Союза.

До дня вступления в силу технического регламента Союза продукция, в отношении которой государствами-членами установлены одинаковые обязательные требования, одинаковые формы и схемы подтверждения соответствия, применяются одинаковые или сопоставимые методы исследований (испытаний) и измерений продукции при проведении обязательного подтверждения соответствия и которая включена в единый перечень продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия с выдачей сертификатов соответствия и деклараций о соответствии по единой форме, допускается к обращению на территории Союза, если она прошла установленные процедуры подтверждения соответствия на территории государства- члена с соблюдением следующих условий:

  • • проведение сертификации органом по оценке соответствия, включенным в единый реестр органов по оценке соответствия Союза;
  • • проведение испытаний в испытательных лабораториях (центрах), включенных в единый реестр органов по оценке соответствия Союза;
  • • оформление сертификатов соответствия и деклараций о соответствии по единой форме.

Указанный единый перечень продукции, единые формы указанных сертификата соответствия и декларации о соответствии и правила их оформления утверждаются Евразийской экономической комиссией.

Отметим, что в рамках Евразийского экономического сообщества, акты которого в сфере технического регулирования не заменяются в связи со вступлением в силу Договора о Евразийском экономическом союзе, в сфере технического регулирования действуют следующие основополагающие международно-правовые акты:

  • • Соглашение о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер Евразийского экономического сообщества от 25 января 2008 г.;
  • • Соглашение об основах гармонизации технических регламентов государств — членов Евразийского экономического сообщества от 24 марта 2005 г.;
  • • Соглашение о применении Единого знака обращения продукции на рынке государств — членов ЕврАзЭС от 19 мая 2006 г.;
  • • Соглашение о создании информационной системы Евразийского экономического сообщества в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер от 12 декабря 2008 г.;
  • • Протокол от 12 декабря 2008 г. о внесении изменений в Соглашение об основах гармонизации технических регламентов государств — членов Евразийского экономического сообщества от 24 марта 2005 г.

Таким образом, в рамках ЕврАзЭС разработана достаточно обширная международно-правовая база в сфере технического регулирования. Тем не менее в настоящее время техническое регулирование на евразийском пространстве не в полной мере унифицировано с положениями ВТО по ТБТ, в частности: Соглашение ВТО по ТБТ трактует технический регламент как документ, в котором устанавливаются характеристики товара или связанные с ними процессы и методы производства, включая применимые административные положения, соблюдение которых является обязательным. Технические регламенты ЕврАзЭС и Таможенного союза не могут устанавливать административные процедуры - ими определяются лишь требования к продукции, в том числе к зданиям, строениям и сооружениям, и связанные с требованиями к продукции требования к процессам производства, эксплуатации, хранения, перевозки, реализации и утилизации. Кроме того, в технических регламентах интеграционных объединений на евразийском пространстве могут содержаться правила и формы оценки соответствия, правила идентификации, требования к упаковке, маркировке или этикеткам и правилам их нанесения[3].

Базовый международный договор в сфере технического регулирования, действующий в рамках ЕврАзЭС, — Соглашение о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер Евразийского экономического сообщества от 25 января 2008 г. (далее — Соглашение от 25 января 2008 г.) - содержит ряд положений, касающихся государственного контроля за соблюдением технических регламентов Евразийского экономического сообщества.

Согласно данному Соглашению под государственным контролем (надзором) понимается проверка уполномоченным государственным органом выполнения физическим или юридическим лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, требований технических регламентов, соблюдения санитарных и фитосанитарных мер и принятие мер по результатам проверки (ст. 1).

Кроме того, Соглашение от 25 января 2008 г. устанавливает, что государства-участники признают результаты государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов ЕврАзЭС (подп. «д» п. 1 ст. 4). Также Соглашение от 25 января 2008 г. содержит важное для всей системы технического регулирования ЕврАзЭС положение, согласно которому наделенные полномочиями национальные органы государств сторон в случаях установления при оценке (подтверждении) соответствия либо при проведении государственного контроля (надзора) несоответствия продукции, поставляемой в том числе из третьих стран, требованиям технических регламентов ЕврАзЭС или обязательным требованиям своей стороны к продукции, в отношении которой не приняты технические регламенты ЕврАзЭС, и отнесения выпускаемой в обращение продукции к продукции, представляющей опасность для жизни и (или) здоровья человека, имущества, охраны окружающей среды, жизни и (или) здоровья животных и растений, в возможно короткий срок (или одновременно с установлением такого несоответствия либо выявлением опасной продукции) направляют соответствующие сведения в информационную систему ЕврАзЭС, уведомляют об этом наделенные полномочиями национальные органы государств сторон и принимают меры по недопущению такой продукции на территорию государств сторон (п. 4 ст. 12).

Основополагающее положение данного международного договора, касающееся государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов ЕврАзЭС, содержится в ст. 13 Соглашения, которое предусматривает, что наделенные полномочиями национальные органы государств сторон осуществляют государственный контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов ЕврАзЭС, санитарных и фитосанитарных мер в соответствии с законодательством своего государства, если иное не предусмотрено международными договорами в этой области.

Таким образом, Соглашение от 25 января 2008 г. делает отсылку к национальному законодательству государств — участников ЕврАзЭС в сфере технического регулирования применительно к вопросу осуществления государственного контроля (надзора) за выполнением обязательных требований к объектам технического регулирования. Отсылки к национальному законодательству — довольно распространенный инструмент в международной договорной практике. В некоторых случаях международно-правовой доктриной такая практика оценивается негативно, но в сфере государственного контроля (надзора) за соблюдением правил технических регламентов ЕврАзЭС подобный подход представляется оправданным. Однако здесь необходимо оговориться, что для осуществления эффективной правовой регламентации в сфере технического регулирования на международном уровне, помимо отсылок к национальному законодательству, содержащихся в международных договорах, должны быть выработаны единые принципы и правила государственного контроля (надзора) за соблюдением правил технических регламентов. Иначе посредством несогласованного внутригосударственного нормативно-правового регулирования может быть осложнено осуществление государственного контроля (надзора) за выполнением обязательных требований к объектам технического регулирования.

Также следует отметить, что рассматриваемое Соглашение исходит из того, что международные договоры в сфере технического регулирования могут предусматривать иные правила в том числе и в сфере осуществления государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов, и тогда уже они обладают приоритетом применения по отношению к соответствующим законодательным актам. Такой подход закреплен и на конституционном уровне государств — членов ЕврАзЭС и Таможенного союза.

Так, например, в Российской Федерации на конституционном уровне закреплен приоритет норм международных договоров Российской Федерации над положениями российского законодательства, ч. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора»1.

Часть 3 ст. 4 Конституции Республики Казахстан определяет, что международные договоры, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона[4] [5].

Конституция Республики Беларусь предусматривает, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. Республика Беларусь в соответствии с нормами международного права может на добровольной основе входить в межгосударственные образования и выходить из них. Не допускается заключение международных договоров, которые противоречат Конституции (ст. 8)[5].

Таким образом, международные договоры, действующие в рамках рассматриваемых межгосударственных интеграционных объединений, согласие на обязательность которых выразили государства- участники и которые вступили в силу, обладают приоритетом применения по отношению к законам и подзаконным нормативным правовым актам.

Соглашение о создании информационной системы Евразийского экономического сообщества в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер от 12 декабря 2008 г. (далее — Соглашение от 12 декабря 2008 г.) содержит отдельные положения, касающиеся государственного контроля (надзора) за соблюдением правил технических регламентов ЕврАзЭС. Так, согласно ст. 5 данного Соглашения информационная система включает в себя в том числе сведения и документы, касающиеся органов государственного контроля (надзора) в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер, фактов нарушения требований технических регламентов, а также санитарных и фитосанитарных требований, выявленных на территориях государств сторон, в том числе в результате осуществления государственного контроля (надзора).

Таким образом, следует отметить, что в рамках Евразийского экономического сообщества, несмотря на наличие ряда международных договоров в сфере технического регулирования, не выработаны единые принципы и правила государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов ЕврАзЭС. Основополагающий международный договор в сфере технического регулирования, действующий в рамках ЕврАзЭС, а именно Соглашение о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер Евразийского экономического сообщества от 25 января 2008 г., применительно к вопросам государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов ЕврАзЭС отсылает к национальному законодательству государств — участников ЕврАзЭС в соответствующей области.

Представляется, что одним из способов совершенствования механизмов государственного контроля (надзора) за выполнением обязательных требований к объектам технического регулирования является разработка новых международно-правовых документов в рамках нового межгосударственного интеграционного объединения — Евразийского экономического союза, которые будут обладать необходимыми правовыми характеристиками, способствующими их эффективной имплементации.

В то же время не следует оставлять без внимания заложенный в международно-правовых актах ЕврАзЭС, но пока слабо используемый правовой инструментарий данного интеграционного объединения.

В качестве подобного рода правовых инструментов можно выделить Основы законодательства ЕврАзЭС. Основы законодательства как международно-правовой акт являются новым на постсоветском пространстве правовым инструментом, посредством которого осуществляется правовая регламентация различных сфер общественной жизни в государствах — участниках ЕврАзЭС. Договор о статусе Основ законодательства Евразийского экономического сообщества, порядке их разработки, принятия и реализации от 18 июня 2004 г. предусматривает, что под Основами законодательства ЕврАзЭС понимаются правовые акты ЕврАзЭС, которые устанавливают единые для сторон нормы правового регулирования в базовых сферах правоотношений и которые принимаются путем заключения сторонами соответствующих соглашений.

Международно-правовой анализ Договора о статусе Основ законодательства Евразийского экономического сообщества, порядке их разработки, принятия и реализации показывает, что такие Основы будут, вероятнее всего, приложением к соответствующему международному договору[7]. При этом важно иметь в виду, что приложение к международному договору является его неотъемлемой частью и обладает юридической силой договора, что должно быть установлено в самом международном договоре.

Разработка Основ законодательства ЕврАзЭС в сфере технического регулирования, которые включали бы в себя и единые принципы и правила государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов, представляется целесообразной ввиду того, что в состав ЕврАзЭС входят все государства — члены Таможенного союза. Таким образом, Основы законодательства ЕврАзЭС в сфере технического регулирования будут способствовать унификации национальных законодательств государств, входящих в состав как ЕврАзЭС, так и Таможенного союза. В качестве принципов государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Таможенного союза в предлагаемый международный документ могут быть включены положения решения Комиссии Таможенного союза от 2 марта 2011 г. № 562 «О проекте Стратегии развития единой системы технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер Таможенного союза на 2011—2015 годы».

По нашему мнению, принципы государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов, включенные в текст международного договора, могут рассматриваться как самоисполни- мые положения, которые могут непосредственно применяться в рамках правовых систем государств — участников Евразийского экономического союза и ЕврАзЭС. Законодательство государств-участни- ков позволяет осуществлять такую непосредственную реализацию международно-правовых обязательств.

Так, в соответствии с п. 3 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в Российской Федерации непосредственно. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты.

Аналогичное положение имеется и в законодательстве Республики Беларусь. Так, ст. 33 Закона Республики Беларусь от 23 июля 2008 г. №421-3 «О международных договорах Республики Беларусь» предусматривает, что нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется принятие (издание) внутригосударственного нормативного правового акта, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.

Закон Республики Казахстан от 30 мая 2005 г. № 54-Ш ЗРК «О международных договорах Республики Казахстан» не содержит норм, касающихся непосредственного применения международных договоров. Однако правило о непосредственном применении международных договоров Республики Казахстан закреплено на конституционном уровне, что делает этот механизм еще более эффективным.

С точки зрения повышения эффективности и совершенствования механизмов государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов непосредственное применение принципов осуществления такого контроля (надзора) видится наиболее предпочтительным, так как снимает вопрос о необходимости разработки имплементационного законодательства. Вместе с тем в случае включения единых принципов государственного контроля (надзора) за соблюдением правил технических регламентов в вышеуказанные международные договоры потребуется аутентичное толкование таких международных договоров уполномоченными органами государств — участников Таможенного союза.

Развитие практики международного межведомственного сотрудничества уполномоченных органов в сфере осуществления государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов Евразийского экономического союза должно способствовать совершенствованию механизмов осуществления такого рода контроля (надзора). В связи с этим одним из каналов совершенствования осуществления государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов может быть развитие практики заключения международных договоров межведомственного характера о сотрудничестве в рассматриваемой сфере по линии компетентных министерств и ведомств.

  • [1] См.: Панова А.С. Об особенностях технического регулирования по праву ВТО // Бизнес, менеджмент и право. 2013. № 1. С. 60—65.
  • [2] Соглашение по техническим барьерам в торговле от 18 апреля 1994 г. // СЗ РФ. 2012. № 37 (приложение, ч. VI). Ст. 2629-2649.
  • [3] См.: Лукьянова В.Ю., Плюгина И.В. Влияние права ВТО на формирование системы технического реформирования на Европейском пространстве // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2013. № 4. С. 673.
  • [4] СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.
  • [5] ИПС «Законодательство стран СНГ».
  • [6] ИПС «Законодательство стран СНГ».
  • [7] В настоящее время Основы законодательства ЕврАзЭС не приняты ни в одной изобластей. На данном этапе разработаны лишь концепции Основ законодательстваЕврАзЭС, в частности Концепция Основ законодательства ЕврАзЭС об инновационной деятельности, Концепция Основ законодательства ЕврАзЭС о конкуренции и регулировании монополистической деятельности, Концепция Основзаконодательства об энергетике ЕврАзЭС.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >