Международно-правовое регулирование установления правил государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов Европейского Союза и Таможенного союза в свете Договора о Евразийском экономическом союзе

Для исследования вопроса о международно-правовых подходах к установлению единых принципов и правил государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов Евразийского экономического союза представляется целесообразным рассмотреть соответствующую практику Европейского Союза как наиболее эффективного межгосударственного объединения, осуществляющего правовую регламентацию сферы технического регулирования.

В то же время для целей настоящей работы следует отметить, что согласно Договору о Евразийском экономическом союзе понятие «государственный контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов Союза» понимается как деятельность уполномоченных органов государств-членов, направленная на предупреждение, выявление и пресечение нарушений требований технических регламентов Союза юридическими лицами, их руководителями и иными должностными лицами, физическими лицами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, их уполномоченными представителями, осуществляемая посредством проведения проверок юридических лиц и физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей, и принятия предусмотренных законодательством государств-членов мер по пресечению и (или) устранению последствий выявленных нарушений, а также надзор за исполнением указанных требований, анализ и прогнозирование исполнения требований технических регламентов Союза при осуществлении деятельности юридическими лицами и физическими лицами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей.

В связи с этим научно-практический интерес представляет Регламент Европейского парламента и Совета Европейского Союза № 765/2008 от 9 июля 2008 г., устанавливающий требования к аккредитации и надзору в отношении продукции, размещаемой на рынке ЕС, и отменяющий Регламент (ЕЭС) № 339/93'.

Отметим, что в праве Европейского Союза Регламент как наиболее концентрированный вид нормативного правового акта ЕС имеет [1]

общее действие, он является обязательным в полном объеме и подлежит прямому применению во всех государствах-членах[2].

Согласно Регламенту продукция, имеющая преимущества в результате свободного передвижения товаров на территории Сообщества, должна удовлетворять требованиям, гарантирующим высокий уровень защиты интересов общества, таких как сохранение здоровья и безопасность жизнедеятельности в целом, сохранение здоровья и обеспечение безопасности на рабочем месте, защита прав потребителей, охрана окружающей среды и обеспечение государственной безопасности. В то же время обеспечение свободного передвижения товаров не должно ограничиваться теми пределами, которые допустимы в соответствии с гармонизирующим законодательством Сообщества или другими соответствующими правилами Сообщества, поэтому следует предусмотреть правила по аккредитации, надзору за рынком, контролю за продукцией, поставляемой третьими странами, а также по маркировке продукции знаком СЕ [3].

Рассматриваемый Регламент предусматривает, что государства — члены ЕС должны создавать подходящие механизмы для обмена информацией между своими органами по надзору за рынком, а также для координации их деятельности.

Государства — члены ЕС должны устанавливать соответствующие процедуры с тем, чтобы:

  • а) отслеживать жалобы или отчеты по вопросам, относящимся к рискам, возникающим в связи с продукцией, подпадающей под гармонизирующее законодательство Сообщества;
  • б) контролировать несчастные случаи и причинение ущерба здоровью, вызванные, предположительно, негативным действием данной продукции;
  • в) проверять выполнение корректирующих действий;
  • г) накапливать научные и технические знания, касающиеся вопросов безопасности[4].

Государства - члены ЕС должны возложить на органы по надзору за рынком полномочия, предоставить ресурсы и знания, необходимые для выполнения их задач.

Государства — члены ЕС должны обеспечивать осуществление органами по надзору за рынком своих полномочий в соответствии с принципом соразмерности1.

Государства — члены ЕС должны создавать, внедрять и периодически совершенствовать свои программы по надзору за рынком. Государства — члены ЕС должны составлять либо общую программу по надзору за рынком, либо конкретные отраслевые программы, охватывающие области, в которых они осуществляют надзор за рынком, сообщать об этих программах другим государствам — членам ЕС и Европейской комиссии, делать их общедоступными путем использования средств электронной коммуникации или других средств в случае необходимости. Впервые такие программы должны были быть представлены к 1 января 2010 г. Аналогичным образом должны стать общедоступными последующие обновления программ. С этой целью государства — члены ЕС могут сотрудничать со всеми заинтересованными в этом сторонами.

Государства — члены ЕС должны периодически анализировать и оценивать функционирование своей деятельности по надзору за рынком. Такие анализы и оценки должны проводиться по крайней мере один раз в четыре года, и их результаты должны быть доведены до сведения других государств — членов ЕС и Европейской комиссии, а также стать общедоступными путем использования государствами — членами ЕС средств электронной коммуникации или других средств в случае необходимости (ст. 18)[3] [4].

Согласно ст. 19 рассматриваемого Регламента органы по надзору за рынком должны осуществлять проверки, касающиеся характеристик продукции, в соответствующем масштабе с помощью документальных, а в случае необходимости с помощью физических и лабораторных проверок на основании образцов. Во время таких мероприятий органам по надзору за рынком следует принимать во внимание установленные принципы оценки риска, жалобы и другие сведения.

Органы по надзору за рынком могут потребовать от экономических субъектов предоставления такой документации и сведений, необходимых для выполнения их деятельности, а также в случаях, когда это необходимо и оправданно, — посещать предприятия экономических субъектов и брать образцы продукции. Они могут уничтожать или иным способом делать неоперабельной продукцию, представляющую серьезную угрозу в тех случаях, когда они сочтут это необходимым[4].

Органы по надзору за рынком должны принимать соответствующие меры по уведомлению потребителей внутри своей территории в течение достаточного срока об угрозах, которые они выявили относительно какой-либо продукции, для того чтобы сократить риск повреждений или другого ущерба.

Совместно с экономическими субъектами им следует принимать необходимые меры, которые будут способствовать предотвращению или сокращению рисков, вызванных продукцией, предоставленной на рынок этими экономическими субъектами1.

Органы по надзору за рынком должны выполнять свои обязанности независимо, беспристрастно и объективно.

Высокая эффективность рассматриваемого Регламента во многом обусловлена содержанием его ст. 24, которая устанавливает принципы сотрудничества государств — членов ЕС и Европейской комиссии.

Так, согласно данной статье государства — члены ЕС должны обеспечивать эффективное сотрудничество и обмен информацией между своими органами по надзору за рынком, а также органами по надзору за рынком других государств — членов ЕС, между собственными органами и Европейской комиссией, а также между соответствующими учреждениями Сообщества относительно программ по надзору за рынком и по всем вопросам, касающимся продукции, представляющей угрозу[3] [4].

Органы по надзору за рынком одного государства — члена ЕС должны оказывать содействие органам по надзору за рынком другого государства — члена ЕС в соответствующих масштабах путем снабжения информацией или документацией, проведения необходимого исследования или принятия любой другой соответствующей меры или принимая участие в исследованиях, инициированных другими государствами — членами ЕС.

Европейская комиссия должна собирать и систематизировать данные, касающиеся мер по надзору за рынком на национальном уровне, которые позволят ей выполнять свои обязательства[4].

Информация государства — члена ЕС, извещающего другие государства — члены ЕС и Европейскую комиссию о полученных сведениях и действиях, должна включать любые данные, предоставляемые экономическим субъектом или иным образом. Любая последующая информация должна быть четко определена как относящаяся к уже предоставленной.

Отдельно регламентированы вопросы сотрудничества с компетентными органами из третьих стран (ст. 26). Так, органы по надзору за рынком могут сотрудничать с компетентными органами из третьих стран с целью обмена информацией и оказания технической поддержки, содействия и облегчения доступа к европейским системам, а также содействия деятельности по оценке соответствия, надзору за рынком и аккредитации. С этой целью Европейская комиссия в сотрудничестве с государствами — членами ЕС должна разрабатывать соответствующие программы. Сотрудничество с компетентными органами из третьих стран должно принимать форму деятельности inter alia, указанной в ст. 25(2). Государства — члены ЕС должны обеспечивать активное участие их компетентных органов в подобной деятельности[1].

Контроль продукции, поступающий на рынок Европейского Союза, урегулирован в ст. 27, которая предусматривает:

  • 1. Органы государств — членов ЕС, ответственные за контроль продукции, поступающей на рынок Сообщества, должны иметь полномочия и ресурсы, необходимые для выполнения своих задач. Они должны проводить соответствующие проверки, касающиеся характеристик продукции в соответствующем масштабе, в соответствии с принципами, установленными в п. 1 ст. 19, до того как эта продукция будет выпущена в свободное обращение.
  • 2. В случае если в каком-либо государстве — члене ЕС существует более одного органа, ответственного за надзор за рынком или пограничный контроль, эти органы должны сотрудничать друг с другом путем обмена информацией относительно их должностных функций и, при необходимости, по иным вопросам.
  • 3. Органы, ответственные за пограничный контроль, должны приостановить выпуск какой-либо продукции в свободное обращение на рынке Сообщества, когда в ходе проверок, указанных в п. 1, ими были получены любые из следующих сведений:
    • а) особенности какой-либо продукции дают основания считать, что данная продукция даже при условиях правильного монтажа, обслуживания или использования представляет серьезную угрозу для здоровья, безопасности, окружающей среды или любого другого общественного интереса, указанного в ст. 1;
    • б) продукция не сопровождается письменной или электронной документацией, требуемой соответствующим гармонизирующим законодательством Сообщества, или не маркирована в соответствии с данным законодательством;
    • в) маркировка знаком «СЕ» была нанесена на продукцию обманным путем или вводит в заблуждение.

Органы, ответственные за пограничный контроль, должны немедленно известить органы по надзору за рынком о любой такой приостановке.

  • 4. В случае скоропортящейся продукции органы, ответственные за пограничный контроль, должны по мере возможности стремиться предусмотреть, чтобы любые требования, которые они могут устанавливать относительно хранения продукции или парковки транспортных средств, используемых для их транспортировки, не были несовместимы с сохранением такой продукции1.
  • 5. С целью исполнения данного раздела ст. 24 должна применяться в отношении органов, ответственных за пограничный контроль, не ограничивая применение закона Сообщества, который обеспечивает более конкретные системы сотрудничества этих органов[3] [4].

Согласно ст. 28 продукция, выпуск в свободное обращение которой был приостановлен органами, ответственными за пограничный контроль в соответствии со ст. 27, должна быть допущена на рынок, если в течение трех рабочих дней с момента приостановки выпуска данные органы не были извещены о какой-либо мере, принятой органами по надзору за рынком, и при условии выполнения всех других требований и формальностей, связанных с таким выпуском.

В случае если органы по надзору за рынком приходят к выводу, что продукция не представляет серьезной угрозы здоровью и безопасности или не может рассматриваться как продукция, нарушающая гармонизирующее законодательство Сообщества, такая продукция должна быть выпущена в свободное обращение при условии выполнения всех других требований и формальностей, связанных с таким выпуском.

В соответствии со ст. 29 Регламента в случае, если органы по надзору за рынком приходят к выводу, что продукция представляет серьезную угрозу, они обязаны принять меры, запрещающие размещение этой продукции на рынке, и должны обратиться к органам, ответственным за пограничный контроль, с требованием разместить следующую надпись на обороте коммерческого счета-фактуры, сопровождающего данную продукцию, и любого другого сопровождающего документа или, в случае если обработка данных осуществляется электронно, в саму систему обработки данных: «Продукция опасна - выпуск в свободное обращение не санкционирован — Регламент (ЕС) № 765/2008».

В случае если органы по надзору за рынком приходят к выводу, что какая-либо продукция не соответствует гармонизирующему законодательству Сообщества, им следует принять соответствующие меры, которые могут, в случае необходимости, включать в себя запрет на размещение продукции на рынке.

В случае если размещение на рынке запрещено в соответствии с подп. 1, органы по надзору за рынком должны обратиться к органам, ответственным за пограничный контроль, с требованием не выпускать данную продукцию в свободное обращение и разместить следующую надпись на обороте коммерческого счета-фактуры, сопровождающего данную продукцию, и любого другого сопровождающего документа или, в случае если обработка данных проводится электронно, в саму систему обработки данных: «Продукция не соответствует требованиям — выпуск в свободное обращение не санкционирован — Регламент (ЕС) № 765/2008».

В случае если впоследствии данная продукция будет заявлена для прохождения какой-либо таможенной процедуры, не являющейся выпуском в свободное обращение, и при условии, что органы по надзору за рынком не возражают, надписи на обороте, указанные в п. 1 и 2, также должны быть учтены.

Органы государств — членов ЕС могут уничтожать или иным способом делать неоперабельной продукцию, представляющую серьезную угрозу, когда они сочтут это необходимым и соразмерным.

Органы по надзору за рынком должны обеспечивать органы, ответственные за пограничный контроль, информацией, касающейся категорий продукции, в которых были обнаружены серьезная угроза или несоответствие согласно п. 1 и 21.

Важнейшим документом, затрагивающим вопросы контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов в рамках Европейского Союза, является Директива Европейского парламента и Совета Европейского Союза от 3 декабря 2001 г. №2001/95/ЕС «Об общей безопасности продукции»[3] [4].

Необходимо отметить, что согласно праву Европейского Союза директива имеет обязательную силу для каждого государства-члена, являющегося ее адресатом, в отношении результата, которого требуется достичь, но оставляет в компетенции национальных инстанций выбор формы и способов достижения[16]. Директива, таким образом, связывает государство только в том, что касается достижения определенных результатов. По общему правилу указываются и сроки достижения поставленных целей. Однако директива никакой детальной регламентации содержать не должна. Таким образом, конечным условием эффективности реализации директив, принимаемых институтами ЕС, является результат, оговоренный в указанных нормативных правовых актах Европейского Союза, а способы его достижения государствами-членами могут варьироваться в зависимости от выбранного способа имплементации. Это может быть как непосредственное применение положений, закрепленных в директивах, в случаях, если правовая система государства не требует для их реализации издания иных актов, так и внедрение в национальное право государств-членов посредством инкорпорации и отсылки с учетом правил и техники имплементации международно-правовых норм.

Директива «Об общей безопасности продукции» исходит из того, что безопасность потребителей в значительной степени зависит от активного контроля за соблюдением предписаний Сообщества в сфере безопасности продукции, поэтому государства-члены должны выработать систематические подходы, позволяющие гарантировать эффективность надзора за рынком и иной контролирующей деятельности, а также обеспечить их прозрачность для потребителей и заинтересованных сторон. Чтобы обеспечить достижение целей, поставленных настоящей Директивой, необходимо сотрудничество между контрольными органами государств-членов, поэтому следует создать благоприятные условия для функционирования европейской сети контрольных органов государств-членов, чтобы облегчить в координации с другими процедурами Сообщества, в частности с Системой Сообщества по быстрому обмену информацией (РАПЕКС), более эффективное сотрудничество на оперативном уровне в отношении надзора за рынком и иной контролирующей деятельности, включая оценку рисков, контрольные испытания продукции, обмен компетенцией и научными познаниями, осуществление совместных проектов по надзору, отслеживание, изъятие или отзыв опасной продукции1.

Эффективный контроль за безопасностью продукции требует учреждения на национальном уровне и на уровне Сообщества системы быстрого обмена информацией в ситуациях серьезного риска, в которых необходимо оперативное вмешательство в отношении безопасности продукции. Кроме того, в настоящей Директиве уместно установить детальные процедуры функционирования системы и предоставить Комиссии полномочие адаптировать их при содействии комитета.

Согласно п. 2 ст. 6 рассматриваемой Директивы государства-члены учреждают или назначают компетентные органы в целях контроля за соответствием продукции требованиям безопасности, возлагая на них соответствующие полномочия по принятию надлежащих мер[3] [4].

С целью обеспечить эффективный надзор за рынком, призванный гарантировать высокий уровень защиты здоровья и безопасности потребителей, что предполагает сотрудничество между компетентными органами государств-членов, последние прилагают усилия по выработке подходов с использованием надлежащих средств и процедур, в частности:

  • а) учреждение, периодическое обновление и осуществление секторных программ надзора по категориям продукции или рисков, а также последующий анализ деятельности по надзору, полученных в ее ходе данных и результатов;
  • б) проверка и обновление научно-технических познаний о безопасности продукции;
  • в) периодическое изучение и периодические оценки функционирования контролирующей деятельности и ее эффективности, а также, при необходимости, пересмотр подхода, выработанного к проведению надзора, и порядка его организации.

Государства-члены обеспечивают наличие у потребителей и других заинтересованных сторон возможности представлять жалобы компетентным органам в отношении безопасности продукции и деятельности по надзору и контролю и проведение в отношении этих жалоб надлежащих проверок. Они активно информируют потребителей и другие заинтересованные стороны о процедурах, установленных с этой целью (ст. 9)[1].

Таким образом, с учетом особенностей Директивы Европейского парламента и Совета Европейского Союза от 3 декабря 2001 г. № 2001/95/ЕС «Об общей безопасности продукции» и имплементационного механизма, характерного для подобного рода документов, она не определяет принципы государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов, а переадресует этот вопрос на уровень национального законодательства государств — членов ЕС, то есть содержит отсылку.

Вместе с тем указанный опыт Европейского Союза может быть использован в целях совершенствования механизмов государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов в рамках Евразийского экономического союза.

Как уже указывалось, в рамках Таможенного союза принято решение Комиссии Таможенного союза от 2 марта 2011 г. № 562 «О проекте Стратегии развития единой системы технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер Таможенного союза на 2011—2015 годы».

Данная Стратегия разработана во исполнение решения Комиссии Таможенного союза от 20 сентября 2010 г. № 406 в соответствии с основными положениями Соглашения о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер от 25 января 2008 г., Соглашения Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 г., Соглашения Таможенного союза по ветеринарно-санитарным мерам от 11 декабря 2009 г., Соглашения Таможенного союза о карантине растений от 11 декабря 2009 г. и Соглашения о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации от 18 ноября 2010 г.

Стратегия основана на правилах и принципах ВТО, Соглашении по техническим барьерам в торговле, а также в ней учтены правила и принципы технического законодательства Европейского Союза.

В соответствии с рассматриваемой Стратегией государства — участники Таможенного союза обеспечивают:

  • 1) использование инновационных подходов к организации деятельности органов и учреждений, уполномоченных в области осуществления санитарно-эпидемиологического надзора;
  • 2) совершенствование лабораторного обеспечения государственного санитарно-эпидемиологического надзора (контроля), включая:
    • • укрепление материально-технической базы и модернизацию лабораторий органов и учреждений, уполномоченных в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения;
    • • разработку и внедрение унифицированных методов отбора и исследования образцов (проб) подконтрольной продукции при ввозе на единую таможенную территорию и при обращении на единой таможенной территории;
  • 3) совершенствование контроля потенциально опасной продукции до выпуска ее в обращение путем:
    • • осуществления государственной регистрации отдельных видов продукции;
    • • введения регистрации производств потенциально опасной продукции;
  • 4) актуализацию перечня продукции, подлежащей государственной регистрации;
  • 5) развитие единой информационной системы для оперативного взаимодействия по вопросам обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, формирования единого реестра свидетельств о государственной регистрации продукции (товаров) и системы оперативного оповещения;
  • 6) совершенствование системы информирования и консультирования населения и участников экономической деятельности по вопросам обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения.

Стороны определяют национальные органы государственного контроля (надзора) за соблюдением требований законодательства Таможенного союза в сфере технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер и наделяют их соответствующими полномочиями, информируют друг друга о таких органах и сферах их деятельности.

Национальные органы сторон осуществляют оперативное взаимодействие друг с другом, включая эффективный обмен информацией о поступлении на рынок продукции, не соответствующей требованиям технических регламентов Таможенного союза, санитарным, ветеринарным и фитосанитарным требованиям.

В целях снижения административной нагрузки на проверяемые субъекты стороны разрабатывают единую систему оценки степени риска в сфере технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер для планирования государственного контроля (надзора) и определения приоритетных направлений государственного контроля (надзора) в рамках Таможенного союза.

Стороны проводят согласованную политику технического перевооружения, направленную на техническую модернизацию и переоснащение материально-технической базы национальных органов государственного контроля (надзора).

Стороны определяют механизм отзыва и изъятия из обращения продукции, не соответствующей обязательным требованиям.

Стороны обеспечивают уровень контроля в отношении ввозимой из третьих стран продукции, соответствующий уровню государственного контроля (надзора) за продукцией, производимой на единой таможенной территории.

Как уже указывалось выше, статус рассматриваемого документа, который представляет собой проект Стратегии, не позволяет имплементировать обозначенные принципы государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов как нормы международного права, обладающие способностью регулировать отношения с участием субъектов национального права. Представляется, что в целях имплементации указанных выше принципов государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов Таможенного союза и ЕврАзЭС их целесообразно включить в тексты базовых международных договоров в сфере технического регулирования, а именно в Соглашение о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер Евразийского экономического сообщества от 25 января 2008 г. и Соглашение о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации от 18 ноября 2010 г.

Кроме того, единые принципы и правила государственного контроля (надзора) за соблюдением технических регламентов в условиях развития интеграции должны базироваться на следующих международно-правовых подходах:

• соблюдение международно-правовых обязательств, вытекающих

из международно-правовых актов Таможенного союза и ЕврАзЭС;

• приоритет международно-правовых актов Таможенного союза

и ЕврАзЭС над национальным законодательством;

• соответствие требованиям, вытекающим из договорной базы ВТО.

Как отмечается в брошюре «Техническое регулирование», подготовленной под эгидой Евразийской экономической комиссии, одним из ключевых аспектов реализации технических регламентов Таможенного союза является ответственность за несоблюдение требований технических регламентов Таможенного союза, а также за нарушение процедур проведения оценки (подтверждения) соответствия продукции требованиям технических регламентов ТС, которая устанавливается национальным законодательством каждого государства — члена Таможенного союза1.

Ранее переход на единые обязательные требования в рамках Таможенного союза и существенная либерализация правил и процедур выпуска продукции на рынок требовали установления более жестких мер воздействия на недобросовестных производителей и унификации систем и санкций в законодательстве об ответственности, действующем в государствах — членах Таможенного союза, для обеспечения высокого уровня безопасности продукции на рынке Таможенного союза[20] [4].

Как уже указывалось, международно-правовая регламентация вопросов технического регулирования содержится и в Договоре о Евразийском экономическом союзе.

В целях настоящей работы следует отметить, что в соответствии со ст. 53 Договора о Евразийском экономическом союзе государственный контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов Союза проводится в порядке, установленном законодательством государств-членов.Что касается принципов и подходов к гармонизации законодательства государств-членов в сфере государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Союза, то они определяются международным договором в рамках Союза.

Таким образом, Договор о Евразийском экономическом союзе дает лишь общее международно-правовое понятиегосударственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Союза, оставляя правовое регулирование в данной сфере на усмотрение государств — членов Евразийского экономического союза. В то же время полагаем, что разработка соответствующего международного договора Евразийского экономического союза о согласованных принципах и подходах к гармонизации законодательства государств — членов ЕАЭСв сфере государственного контроля (надзора) за соблюдением требований технических регламентов Союза должна являться первоочередной задачей после вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе.

Как уже указывалось, в рамках Евразийского экономического сообщества разработана достаточно обширная международно-правовая база в сфере технического регулирования. Однако вопросы ответственности за нарушение требований в сфере технического регулирования в указанных международных договорах ЕврАзЭС специальным образом не регламентируются. В действующих международных договорах ЕврАзЭС есть лишь отдельные положения, касающиеся ответственности в рассматриваемой области.

Так, например, в ст. 7 Соглашения о применении Единого знака обращения продукции на рынке государств — членов ЕврАзЭС от 19 мая 2006 г. предусмотрено, что уполномоченные органы сторон информируют друг друга о выявленных нарушениях, возникших при реализации настоящего Соглашения, и принимают меры в соответствии с законодательством своих государств в случае обнаружения несоответствия продукции, маркированной единым знаком обращения, требованиям технических регламентов ЕврАзЭС.Ответственность за маркирование продукции единым знаком обращения несет изготовитель (поставщик) продукции.

Таким образом, Соглашение содержит отсылку к национальному законодательству государств — членов ЕврАзЭС в части принятия мер ответственности, что, с одной стороны, является обоснованным, но, с другой — для эффективного осуществления такой ответственности необходимо установление общих принципов ответственности на уровне специального международного договора. В связи с этим для реализации подобного рода международно-правовых предписаний необходимы как внутригосударственные, так и международно- правовые акты. Причем их принятие должно быть скоординировано, то есть после принятия международно-правового акта его государ- ствами-участниками должны быть разработаны необходимые нормативные правовые акты, опосредующие реализацию указанных международно-правовых актов.

В рамках Таможенного союза также действовала система международно-правовых актов, регламентирующих вопросы технического регулирования, что свидетельствует о системном подходе к правовой регламентации этой сферы.

В целях настоящей работы необходимо отметить, что в соответствии с п. 1 ст. 9 Соглашения о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации от 18 ноября 2010 г. ответственность за несоблюдение требований технических регламентов Таможенного союза, а также за нарушение процедур проведения оценки (подтверждения) соответствия продукции требованиям технических регламентов Таможенного союза устанавливается законодательством каждой стороны. При этом п. 3 ст. 9 Соглашения предусмотрена гармонизация законодательства сторон в области установления ответственности за нарушение требований технических регламентов Таможенного союза, а также при проведении процедур оценки (подтверждения) соответствия продукции требованиям технических регламентов Таможенного союза.

Отдельные аспекты, связанные с вопросами ответственности за несоблюдение требований технических регламентов, нашли отражение в Соглашении государств — членов Таможенного союза об устранении технических барьеров во взаимной торговле с государствами — участниками Содружества Независимых Государств, не являющимися государствами — членами Таможенного союза, от 17 декабря 2012 г.

Так, рассматриваемое Соглашение предусматривает, что в целях устранения технических барьеров во взаимной торговле с государствами — членами Таможенного союза заинтересованное государство гармонизирует свое законодательство с законодательством сторон в сфере установления ответственности за нарушение требований применяемых технических регламентов Таможенного союза, а также за нарушения при проведении процедур оценки (подтверждения) соответствия продукции требованиям указанных технических регламентов (ст. 3).

Кроме того, согласно п. 2 ст. 6 указанного Соглашения при декларировании соответствия требованиям технических регламентов Таможенного союза, применяемых на безальтернативной основе, заявителем может быть зарегистрированное в соответствии с законодательством заинтересованного государства на его территории юридическое лицо или физическое лицо в качестве индивидуального предпринимателя, либо являющееся изготовителем или продавцом, либо выполняющее функции иностранного изготовителя на основании договора с ним в части обеспечения соответствия поставляемой продукции требованиям применяемых технических регламентов Таможенного союза и в части ответственности за несоответствие поставляемой продукции требованиям указанных технических регламентов (лицо, выполняющее функции иностранного изготовителя на территории заинтересованного государства).

Также следует отметить, что согласно решению Коллегии Евразийской экономической комиссии от 9 апреля 2013 г. № 76 «Об утверждении Положения о регистрации деклараций о соответствии продукции требованиям технических регламентов Таможенного союза» к декларации о соответствии прилагается в числе иных документов, если иное не установлено соответствующими техническими регламентами Таможенного союза, копия договора с иностранным изготовителем, предусматривающего обеспечение соответствия поставляемой продукции требованиям технических регламентов Таможенного союза и ответственность за несоответствие поставляемой на таможенную территорию Таможенного союза продукции указанным требованиям (для лица, выполняющего функции иностранного изготовителя).

Таким образом, можно резюмировать, что, как и в случае с вопросами государственного контроля (надзора), правовая регламентация ответственности за несоблюдение технических регламентов Таможенного союза была отнесена на уровень внутригосударственного правового регулирования. В то же время подчеркивается особая важность гармонизации национального законодательства в рассматриваемой сфере.

В связи с этим на уровне Таможенного союза не были приняты специальные международно-правовые акты, регламентирующие ответственность за несоблюдение технических регламентов Таможенного союза. Это, в свою очередь, объясняется тем обстоятельством, что система правовой регламентации технического регулирования на международном уровне функционирует непродолжительное время и, соответственно, по объективным причинам государства не создали все необходимые правовые регуляторы.

Так, в соответствии с решением Комиссии Таможенного союза от 18 ноября 2010 г. № 452 «О проекте Стратегии развития единой системы технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер на 2011—2015 годы» (далее — решение КТС № 452) в рамках Таможенного союза стороны применяют единые принципы и правила ответственности за нарушение требований законодательств государств — членов Таможенного союза и законодательства Таможенного союза в сфере технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер[22]. В соответствии с указанным документом стороны гармонизируют законодательства государств - членов Таможенного союза в области ответственности изготовителя, импортера за ущерб, причиненный потребителю в результате выпуска в обращение на единую таможенную территорию продукции, не соответствующей обязательным требованиям. Ответственность за несоответствие размещаемой на рынке продукции установленным требованиям несут изготовитель (уполномоченное изготовителем лицо), импортер, поставщик и продавец продукции.

Все субъекты (участники) экономической деятельности, осуществляющие выпуск в обращение продукции, принимают меры, гарантирующие поставку на рынок только той продукции, которая соответствует обязательным требованиям.

Важно подчеркнуть, что в соответствии с рассматриваемым решением КТС № 452 стороны принимают отдельный международный договор, устанавливающий четкое и пропорциональное распределение обязанностей и ответственности в соответствии с ролью каждого субъекта (участника) в процессе размещения продукции на рынке. Устанавливаемые законодательством Таможенного союза ответственность изготовителя (уполномоченного изготовителем лица), импортера и степень правовой защиты потребителя от ущерба, который может нанести продукция, не соответствующая обязательным требованиям, едины для всех сторон. Стороны определяют положения по страхованию ответственности субъектов (участников) экономической деятельности, уровень которой должен соответствовать масштабам их деятельности[23].

Таким образом, стратегия развития системы технического регулирования в рамках Таможенного союза предусматривает принятие специального международного договора, определяющего виды административных правонарушений и установление ответственности за нарушения в сфере технического регулирования. На наш взгляд, такой подход является обоснованным и целесообразным. Представляется, что система технического регулирования в рамках Таможенного союза в настоящее время функционирует более эффективно, нежели в ЕврАзЭС, что во многом обусловлено порядком принятия технических регламентов Таможенного союза.

Так, согласно п. 1 ст. 5 Соглашения о единых принципах и правилах технического регулирования в Республике Беларусь, Республике Казахстан и Российской Федерации от 18 ноября 2010 г. порядок разработки, принятия, внесения изменений и отмены технических регламентов Таможенного союза устанавливается Комиссией. Вместе с тем отметим, что полномочия в сфере технического регулирования от Комиссии Таможенного союза переданы Евразийской экономической комиссии в соответствии с Договором о Евразийской экономической комиссии от 18 ноября 2011 г. Такой порядок доказал свою эффективность, в результате чего в рамках Таможенного союза уже принято 34 технических регламента[24].

С учетом положений проекта Стратегии развития единой системы технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер на 2011—2015 годы под эгидой Таможенного союза разработан проект Соглашения о гармонизации законодательств государств — членов Таможенного союза в части определения видов административных правонарушений и установления ответственности за нарушения в сфере технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что действующая международно-правовая база, регламентирующая сферу технического регулирования в Евразийском экономическом сообществе и Таможенном союзе, не содержит специальных норм, детально регулирующих вопросы основания наступления ответственности субъектов, несущих ответственность за нарушение требований технических регламентов, виды ответственности. Выходом из сложившейся ситуации должно стать введение в действие проекта Соглашения государств — членов Таможенного союза в части определения видов административных правонарушений и установления ответственности за нарушения в сфере технического регулирования, применения санитарных, ветеринарных и фитосанитарных мер, которое направлено на урегулирование вопросов, связанных с ответственностью за нарушение требований законодательства в сфере технического регулирования.

В связи с этим следует отметить, что в сфере правового регулирования ответственности за нарушение требований законодательства о техническом регулировании Европейским Союзом накоплен значительный опыт. Так, Европейский Союз в сфере гармонизации правового регулирования установления ответственности за нарушение требований законодательства о техническом регулировании основывается на следующих принципах и подходах:

  • • изделия, выпущенные легально или распространяемые на рынке одной страны, как правило, могут свободно распространяться в тех странах ЕС, в которых такие изделия отвечают единому уровню защиты, установленному страной-экспортером для своего рынка;
  • • при отсутствии указаний ЕС страны-члены могут вводить законы, действующие только на своей территории;

• торговые барьеры, возникающие из-за различий национальных

законов, могут быть преодолены при условии, если национальные

образцы:

  • 1) удовлетворяют обязательным требованиям (таким, как охрана здоровья, безопасность, защита потребителя и охрана окружающей среды);
  • 2) служат легитимной основой подтверждения принципа свободного перемещения товаров;
  • 3) могут быть утверждены в соответствии с легитимной целью и соответствуют поставленным целям1.

В рамках Европейского Союза вопросы ответственности в сфере технического регулирования регламентируются Директивой по сближению законов, правил и административных актов государств — членов Европейского Союза, касающихся ответственности за выпуск дефектной продукции, от 25 июля 1985 г. № 85/374/ЕС[25] [26].

В целях исследования и анализа Директивы по сближению законов, правил и административных актов государств — членов Европейского Союза, касающихся ответственности за выпуск дефектной продукции, от 25 июля 1985 г. № 85/374/ЕС, необходимо остановиться на некоторых теоретико-практических аспектах европейского права, определяющего правовую природу директив и особенности их имплементации.

Наметившаяся было тенденция к детализации директив не получила поддержки в ходе подготовки Амстердамского договора. Восторжествовал прямо противоположный подход, который и должен определять правовой режим директив. Соответственно была введена новая квалификационная разновидность этих актов: рамочные директивы и обычные директивы. Первые образуют самостоятельную группу актов, иерархически не подчиненных регламенту. Вторые могут содержать более детальную регламентацию, особенно если они принимаются на основе и во исполнение регламента. В этом случае имеет место иерархическая соподчиненность[27]. Однако и рамочные, и обычные директивы оставляют государствам достаточно широкие возможности по их имплементации. Таким образом, Договор официально закрепляет тот подход к имплементации норм, содержащихся в директивах ЕС, согласно которому государство — член международной организации, если иное не установлено самим международным договором, вправе самостоятельно определять способы и механизмы имплементации международно-правовых норм, в том числе относящихся к вторичному праву ЕС, для достижения наиболее эффективной их реализации с учетом национальной специфики каждого государства. В любом случае подобное закрепление в ст. 299 Договора о функционировании ЕСширокого спектра имплементации норм, отраженных в директивах, является важным инструментом грамотной правореализационной стратегии нормативных правовых актов Европейского Союза, получившим свое закрепление в Договорах ЕС.

Директива по сближению законов, правил и административных актов государств — членов Европейского Союза, касающихся ответственности за выпуск дефектной продукции, от 25 июля 1985 г. № 85/374/ЕС, исходит из того, что установление принципа ответственности изготовителя независимо от его вины является единственным способом адекватного разрешения такой возникшей в век растущей технической оснащенности проблемы, как справедливое распределение риска, неразрывно связанного с современным технически сложным производством.

Поскольку для защиты интересов потребителя необходимо, чтобы все изготовители, участвующие в производственном процессе, несли ответственность за дефекты поставляемой ими готовой продукции, комплектующих изделий или исходных материалов, постольку по той же причине ответственность должны нести также те, кто импортирует продукцию на территорию Сообщества, и те лица, которые представляют себя в качестве изготовителей путем указания на продукции своего имени (наименования), товарного знака или иного индивидуализирующего признака, равно как и поставщики продукции, изготовителя которой нельзя установить.

Также Директива устанавливает, что,принимая во внимание юридические традиции, сложившиеся в большинстве государств — членов Сообщества, нецелесообразно устанавливать какой-либо верхний предел объема материальной ответственности, которую независимо от вины несет изготовитель; однако, поскольку в указанных юридических традициях имеются различия, представляется возможным допустить, что государство — член Сообщества имеет право сделать изъятие из принципа неограниченной ответственности путем установления ограничения общего объема материальной ответственности изготовителя за ущерб, причиненный смертью или повреждением здоровья и вызванный идентичными предметами с одним и тем же дефектом — при условии, что установленный предел достаточно высок, чтобы обеспечить адекватную защиту потребителей и надлежащее функционирование общего рынка Сообщества[28].

Согласно данной Директиве изготовитель несет ответственность за ущерб, нанесенный дефектом в его продукте. Под продуктом в рассматриваемой Директиве понимается любая движимая вещь, за исключением первичных сельскохозяйственных продуктов и дичи, даже если эта вещь является составной частью другой движимой или недвижимой вещи. Под «первичными сельскохозяйственными продуктами» понимаются продукты земли, животноводства и рыболовства, кроме тех продуктов, которые подверглись первичной обработке. Понятие «продукт» включает в себя электрический ток (ст. 2 Директивы).

Под «изготовителем» понимается изготовитель готового изделия, производитель любого сырья и исходного материала или компонента, а также любое лицо, которое путем указания на продукте своего имени (наименования), товарного знака или иного индивидуализирующего признака представляет себя в качестве его изготовителя (п. 1 ст. 3).

При том что с изготовителя ни в коей мере не снимается ответственность за его продукцию, любое лицо, ввозящее на территорию Сообщества какой-либо продукт для продажи, проката, долгосрочной аренды или для какой-либо иной формы передачи потребителям, рассматривается как изготовитель данного продукта и несет ответственность как изготовитель.

В том случае, когда изготовителя продукции нельзя установить, каждый поставщик такого продукта считается его изготовителем, если только он в разумные сроки не сообщит потерпевшему лицу имя (наименование) действительного изготовителя или лица, которое поставило ему данный продукт. Это правило относится также и к импортным продуктам, если на них не указано, кто является их импортером, даже если при этом указывается наименование изготовителя (п. 2, 3 ст. 3).

Согласно ст. 6 Директивы продукт считается дефектным, когда он не обеспечивает того уровня безопасности, на который человек вправе рассчитывать с учетом всех обстоятельств, в том числе:

  • а) как продукт был представлен потребителям;
  • б) разумно предполагаемые функции, которые продукт может выполнять;
  • в) время выпуска продукта в обращение.

Продукт не может считаться дефектным единственно по той причине, что позже в обращение был выпущен продукт лучшего качества.

Изготовитель не несет ответственности по положениям настоящей Директивы, если он докажет:

  • а) что не выпускал продукт в обращение; или б) что, учитывая обстоятельства дела, представляется вероятным, что в момент выпуска продукта в обращение в нем не было дефекта, вызвавшего данный ущерб, или что этот дефект появился позднее; или
  • в) что данный продукт изготовлялся не для продажи или какой- либо иной формы коммерческого распространения, а также не изготовлялся и не распространялся в ходе коммерческой деятельности изготовителя; или
  • г) что данный дефект обусловлен соответствием продукта требованиям каких-либо обязательных правил, издаваемых государственными органами; или
  • д) что в момент выпуска продукта в обращение уровень научных и технических знаний не позволял обнаружить наличие данного дефекта; или
  • е) что данный дефект порожден особенностями конструкций изделия, в которое включен данный компонент, или конструкциями изготовителя этого изделия (ст. 7).

В законодательстве государств — членов Сообщества должно быть установлено, что права, предоставленные потерпевшему лицу в силу настоящей Директивы, утрачиваются им по истечении десяти лет с того дня, когда изготовитель выпустил в обращение тот самый продукт, который вызвал причинение вреда, если только в течение этого срока потерпевший не предъявил иск изготовителю (ст. 11).

Каждое государство — член Сообщества1 имеет право установить изъятие в отношении ст. 7 и сохранить или в соответствии с процедурой, изложенной в п. 2 настоящей статьи, ввести законодательную норму о том, что изготовитель должен нести ответственность за дефект своего продукта, даже если он докажет, что в момент его выпуска в обращение уровень научных и технических знаний не позволял обнаружить наличие дефекта.

Государство — член Сообщества, желающее ввести у себя указанное законодательное положение, должно сообщить Комиссии предлагаемый текст этого положения, а Комиссия, в свою очередь, должна довести его до сведения остальных государств — членов Сообщества.

Сообщив Комиссии текст предлагаемого положения, заинтересованное государство должно отложить его введение на девять месяцев при условии, что в течение этого времени Комиссия не представит на рассмотрение Совета проект поправки по данному вопросу.

В связи с изменениями, внесенными в учредительные документы ЕС Лиссабонским договором, понятие «Европейские Сообщества» заменено понятием «Европейский Союз».

Однако в том случае, если в течение трех месяцев с момента получения указанного сообщения Комиссия не известит заинтересованное государство о своем намерении представить Совету проект такой поправки, это государство сможет немедленно ввести у себя предлагаемое им положение.

Если же Комиссия в течение вышеупомянутого срока представит на рассмотрение Совета проект указанной поправки к настоящей Директиве, заинтересованное государство — член Сообщества должно будет отложить введение предлагаемого им законодательного положения еще на 18 месяцев со дня представления Совету проекта соответствующей поправки.

По истечении десяти лет со дня опубликования указанной Директивы Комиссия должна представить Совету доклад о том, какое воздействие решения судов по практическому применению п. «д» ст. 7 и подп. «б» п. 1 настоящей статьи оказывают на защиту интересов потребителей и на функционирование общего рынка Сообщества. На основании этого доклада и соответствующего предложения Комиссии, действуя в соответствии со ст. 100 Договора о создании Европейского экономического сообщества, Совет примет решение о целесообразности отмены п.«д» ст. 7 (ст. 15 Директивы). В течение трех лет со дня обнародования настоящей Директивы государства — члены Сообщества должны ввести в силу законы, правила и административные акты, необходимые для выполнения требований настоящей Директивы, и незамедлительно сообщить об этом Комиссии. Государства — члены Сообщества должны сообщить Комиссии тексты основных положений национального законодательства, которые они впоследствии примут в области действия настоящей Директивы. Каждые пять лет Комиссия должна представлять Совету доклад о применении положений данной Директивы, а также в случае необходимости — свои предложения по этому вопросу (ст. 19—21 Директивы).

Таким образом, Директива по сближению законов, правил и административных актов государств — членов Европейского Союза, касающихся ответственности за выпуск дефектной продукции, от 25 июля 1985 г. № 85/374/ЕС, регламентирует основополагающие вопросы привлечения к ответственности за нарушения требований в сфере технического регулирования, оставляя государствам — членам ЕС возможность выбора конкретного механизма имплементации положений указанной Директивы в национальное законодательство. Тем не менее конечные результаты и цели, заложенные в рассматриваемой Директиве, являются обязательными для выполнения всеми государствами — членами ЕС (вне зависимости от выбранного государством — членом ЕС способа имплементации). Выполнение указанной Директивы, так же как и других актов вторичного права Европейского Союза, контролируется институтами ЕС, прежде всего Советом ЕС, при необходимости отчеты о выполнении государствами директив рассматриваются на заседаниях Европейского парламента по представлению заинтересованных лиц.

  • [1] Система ГАРАНТ.
  • [2] 2 Все регламенты, которые нередко в научной литературе, а иногда в официальныхактах именуются законодательными актами Европейского Союза, подлежат обязательной публикации в официальном издании ЕС «Журналь офисьель» и вступают в силу, если иное не оговорено в самом акте, на 20-й день после официального опубликования.
  • [3] Система ГАРАНТ.
  • [4] Там же.
  • [5] Система ГАРАНТ.
  • [6] Там же.
  • [7] Там же.
  • [8] Система ГАРАНТ.
  • [9] Там же.
  • [10] Там же.
  • [11] Система ГАРАНТ.
  • [12] Система ГАРАНТ.
  • [13] Там же.
  • [14] Система ГАРАНТ.
  • [15] Там же.
  • [16] См.: Статья 288 Договора о функционировании Европейского Союза от 25 марта1957 г. в ред. Лиссабонского договора от 13 декабря 2007 г. // Система ГАРАНТ.
  • [17] Система ГАРАНТ.
  • [18] Там же.
  • [19] Система ГАРАНТ.
  • [20] URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/Documents/EEC_booklet_Tehreg.pdf
  • [21] Там же.
  • [22] URL: http://www.tsouz.ru/KTS/KTS21/Pages/R_452.aspx
  • [23] СПС «КонсультантПлюс».
  • [24] URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/texnreg/deptexreg/tr/Pages/tecnicalreglament.aspx
  • [25] См.: Руководство по выполнению директив, базирующихся на принципах Нового подхода и Глобального подхода, разработанное Европейской комиссией. URL:http://www.rgtr.ru/netcat_files/163/52/h_cf99a9cd3f4941972a206199bc9e2bdb
  • [26] URL: http://russia-rostechnadzor.rU/directiva/36.D.85.374.%20EC.pdf
  • [27] См. подробнее: Европейское право / Под ред. Л.М. Энтина. М., 2004. С. 89—92.
  • [28] URL: serti.ru/pages.php?id=426
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >