Практика функционирования государственных органов по банкротству зарубежных стран

Одним из ключевых элементов зарубежной практики антикризисного управления в процедурах банкротства является наличие специального государственного органа по несостоятельности[1].

Как показывает опыт множества других стран (США, Канады, Великобритании, Австралии, Швеции и др.), одним из ключевых элементов современной системы несостоятельности является наличие специального правительственного учреждения с конкретными обязанностями по вопросам банкротства, способного контролировать практику применения законодательства о банкротстве и представлять соответствующие рекомендации правительству относительно действий последнего в данной области.

Наиболее часто встречающиеся функции и полномочия зарубежных государственных органов по банкротству, приведенные на рис. 6.1, достаточно полно характеризуют их основное содержание.

Как правило, компетенция и функции государственных органов по банкротству установлены законом. Вместе с тем государственные органы по банкротству многих стран имеют свои специфические особенности.

Так, государственные органы по банкротству стран Европейского союза обладают полномочиями подавать в Суд ЕС запросы относительно постановлений Суда о толковании положений Европейского регламента процедур несостоятельности от 2000 г. (COUNCIL REGULATION (ЕС) № 1346/2000 of 29 May 2000 on insolvency proceedings)[2].

Основное содержание мероприятий, проводимых в рамках контроля деятельности специалистов по банкротству (название условное, так как в разных странах лица, реализующие процедуры банкротства или осуществляющие комплекс мероприятий по досудебной санации должника, называются по-разному), свидетельствует о множестве предъявляемых к ним требований (рис. 6.2).

Функции и полномочия государственных органов по банкротству

Рис. 6.1. Функции и полномочия государственных органов по банкротству

зарубежных стран

146 Зарубежная практика антикризисного управления

Контроль деятельности специалистов по банкротству

Рис. 6.2. Контроль деятельности специалистов по банкротству

В Австралии государственным органом по банкротству является государственная Комиссия по корпоративным делам, которая имеет полномочия:

  • • анализировать финансовое состояние предприятий, подвергаемых процедурам несостоятельности;
  • • обеспечивать адекватность информации о должнике;
  • • делать заключения о мере ответственности директоров должника за доведение предприятия до банкротства;
  • • дисквалифицировать виновных директоров самостоятельно либо ходатайствовать о такой дисквалификации в судебном порядке.

В Великобритании роль государственного органа по банкротству выполняет Служба несостоятельности, входящая в систему Министерства торговли и промышленности и насчитывающая 1800 постоянных сотрудников.

Функции Службы несостоятельности таковы:

  • • лицензирование практиков по несостоятельности (аналог российских арбитражных управляющих; термин «практик по несостоятельности» вошел в широкий обиход в англоязычных странах и в мировом сообществе специалистов по антикризисному управлению);
  • • обеспечение соответствия деятельности практиков по несостоятельности профессионально-этическому кодексу и законодательству о банкротстве;
  • • наделение профессиональных ассоциаций практиков по несостоятельности правами уполномоченных органов (термин английского закона о несостоятельности, относящийся только к само- регулируемым организациям практиков по несостоятельности и не имеющий ничего общего с российским «уполномоченным органом») с выдачей этим ассоциациям статусных полномочий по подготовке, лицензированию, контролю деятельности, рассмотрению жалоб и применению дисциплинарных мер к лицензированным практикам по несостоятельности[3];
  • • получение статистических данных от судов и от назначенных на дела о банкротстве практиков по несостоятельности в целях составления базы данных не только по количеству и отраслевой принадлежности банкротств, но также по результатам решений дел о банкротстве с тем, чтобы решения, которые будут приниматься в будущих процедурах несостоятельности, были лучше обоснованы и подкреплены соответствующей информацией;
  • • осуществление функций конкурсного управляющего в случае банкротства отсутствующего должника;
  • • выявление причин убыточности и банкротства должников из числа крупных предприятий;
  • • выявление фактов и причин неподачи руководством должника заявления в суд о возбуждении дела о банкротстве в случае очевидной неплатежеспособности должника;
  • • проверка документации любой компании в случае поступления жалоб от клиентов, партнеров или общественности;
  • • предписание неблагополучным компаниям пройти аудиторскую проверку за счет компании и назначение на аудит аккредитованных при Службе аудиторов;
  • • осуществление мер по возбуждению в суде дела о банкротстве любой компании в случае, если Служба пришла к выводу, что это соответствует интересам общества; на такие случаи приходится примерно 1% всех банкротств в Великобритании (несколько сотен в год);

• после завершения каждого дела о банкротстве затребование и получение от практика по несостоятельности отчета о деятельности прежних руководителей предприятия-должника; в случае выявления злоупотреблений и злостной некомпетентности руководителей — обращение в суд с заявлением о дисквалификации такого руководителя на срок до 15 лет.

Совершенно уникальным является государственный орган по банкротству Канады, причем эта уникальность имеет двоякий характер: наделение полномочиями государственного органа одного должностного лица и очень большие масштабы этих полномочий.

Государственным органом Канады по банкротству является не учреждение, а должностное лицо, — Суперинтендант по банкротству, у которого имеется аппарат сотрудников (Служба Суперинтенданта по банкротству (ССБ)), помогающий осуществлять предписанные ему законом о банкротстве и несостоятельности функции. При этом полномочиями государственного органа обладает именно Суперинтендант, а не Служба (в этом отношении статус суперинтенданта напоминает статус посла, который лично и только один является представителем главы своего государства в стране пребывания, а весь штат посольства — это только аппарат, помогающий послу осуществлять свои статусные функции и полномочия).

В 1923 г. для судебного надзора над процедурами реализации имущества несостоятельных должников, для представления суду доклада о законности осуществления этой процедуры в каждом отдельном случае и для подготовки судебного решения об объявлении несостоятельного должника банкротом в Канаде были введены должности официальных ресиверов, которых назначало федеральное правительство Канады и которые одновременно являлись должностными лицами суда. С течением времени в простейших, неконфликтных случаях банкротств физических лиц официальным ресиверам было предоставлено право оформлять банкротства от имени суда.

В 1932 г. для обеспечения единообразного и точного исполнение Закона о банкротстве и несостоятельности на всей территории страны была введена должность Суперинтенданта по банкротству, назначаемого федеральным правительством Канады. В конце 1960-х годов функции и полномочия Суперинтенданта по банкротству были значительно расширены в целях предотвращения нарушений Закона о банкротстве (которые тогда были весьма распространены). Тогда же — в 1967 г. — все официальные ресиверы были введены в штат Службы Суперинтенданта по банкротству, осуществляющей как предписанные Законом контрольные, нормативные и прочие функции и полномочия по обеспечению соответствия всей канадской системы банкротства и несостоятельности закону, так и функции и полномочия официальных ресиверов, главными из которых являются внесудебное оформление подавляющего большинства банкротств в стране и контроль деятельности трасти (арбитражных управляющих).

Задачи и права Суперинтенданта по банкротству, определенные канадским законом о банкротстве и несостоятельности, таковы:

  • • управление и контроль ведения всех дел, на которые распространяется действие закона о банкротстве и несостоятельности, в том числе контроль деятельности трасти;
  • • выдача лицензий трасти;
  • • определение содержания программ подготовки и переподготовки трасти и организация экзаменов на предмет проверки их знаний перед выдачей лицензии;
  • • рассмотрение жалоб на действия официальных ресиверов, трасти и иных лиц, которые осуществляют административные функции в делах и в процедурах банкротства, и принятие мер по этим жалобам (в отношении трасти — вплоть до лишения лицензии; это делает именно Суперинтендант лично, а не суд по ходатайству Суперинтенданта);
  • • в случае необходимости — углубленное изучение дел в рамках процедур закона о банкротстве и несостоятельности;
  • • изучение, обобщение и архивирование всех жалоб в рамках процедур закона;
  • • проверка счетов приходов и расходов и заключительного отчета трасти по каждому делу о несостоятельности;
  • • вмешательство во все судебные дела и процедуры в рамках Закона о банкротстве и несостоятельности так, как если бы Суперинтендант был стороной таковых (такого права нет больше ни у одного государственного органа по банкротству в мире);
  • • разработка и направление нормативных документов в виде правил действий и инструкций, обязательных для исполнения официальными ресиверами, трасти, администраторов и иных лиц, которые осуществляют административные функции в делах и в процедурах банкротства.

Суперинтендант имеет двух заместителей, возглавляющих два главных подразделения ССБ: заместителя по оперативной работе, которому подчинено соответствующее подразделение центрального аппарата ССБ и 14 региональных подразделений ССБ, и заместителя по специальным программам деятельности ССБ, стандартам и нормативным документам (правилам и инструкциям). Кроме того, в структуре ССБ имеется подразделение делового и финансового развития ССБ и подразделение консультирования. Штат ССБ — 250 человек (вместе с региональными подразделениями), в том числе 70 человек — в центральном аппарате.

При Суперинтенданте имеется Исполнительный комитет (аналог российской Коллегии), возглавляемый Суперинтендантом и включающий в себя руководителей всех подразделений ССБ.

При Суперинтенданте также создан Консультативный совет. Членами Консультативного совета являются представители промышленности, банков, университетов. Консультативный совет призван вырабатывать рекомендации относительно стратегических направлений и планов деятельности ССБ.

По специальному соглашению между Суперинтендантом по банкротству и Канадской ассоциацией практиков по банкротству в 1984 г. был образован Объединенный комитет по банкротству (ОКБ) в целях оказания консультативной помощи Суперинтенданту. Секретариатом Объединенного комитета по банкротству разрабатывается значительное число проектов нормативных документов Суперинтенданта (правил, инструкций), обязательных для исполнения траста, официальными ресиверами, инспекторами и другими участниками процедур несостоятельности. В состав ОКБ входят подкомитеты: по лицензированию; по подготовке и переподготовке траста и по приему экзаменов у кандидатов в траста; по рассмотрению на них жалоб и по выработке решений о дисциплинарных мерах в отношении нарушителей. Все решения ОКБ носят рекомендательный характер, но практически все действия Суперинтенданта по направлениям деятельности ОКБ (например, утверждение программы подготовки трасти или принятие решения о лицензировании конкретного трасти) осуществляются в соответствии с рекомендациями ОКБ.

До 1998 г. ССБ как государственный орган исполнительной власти финансировалась из федерального бюджета Канады, и размер бюджета ССБ каждый финансовый год определялся Правительством. Вместе с тем в определенной мере источником финансирования ССБ являлась деятельность самого этого учреждения. Во-первых, согласно Закону о банкротстве и несостоятельности с каждой суммы, вырученной траста за проданное имущество банкрота, взимается определенная доля на финансирование деятельности ССБ. Эта доля составляет 5% с первой тысячи канадских долларов выручки и 1,5% с суммы, превышающей тысячу канадских долларов. Во- вторых, каждый раз, когда кто-либо (должник, кредитор) обращается к официальному ресиверу с заявлением о возбуждении той или иной процедуры несостоятельности, инициатор обращения платит регистрационный взнос, размер которого определяется характером процедуры: за потребительское финансовое оздоровление — 50 долл., за банкротство — 70 долл., за коммерческое финансовое оздоровление — 150 долл. Эти взносы также предназначены на финансирование деятельности ССБ. В-третьих, любое лицо может обратиться в ССБ за справкой о любом другом лице (юридическом или физическом), не подвергалось ли оно в прошлом процедуре несостоятельности. Сведения эти конфиденциальными не являются, и за выдачу каждой такой справки в пользу ССБ взимается 8 долл. В-четвертых, каждый претендент на получение лицензии трасти платит в пользу ССБ 300 долл. Лицензии подлежат ежегодному продлению, что также стоит 400 долл. Всего в 1997 г. за лицензирование трасти в пользу ССБ было отчислено 0,4 млн долл.

Таким образом, в 2000 г. ССБ «заработала» 16,5 млн кан. долл., однако средства эти пошли не непосредственно ССБ, а в Федеральный бюджет, откуда из них в ССБ поступило 16,3 млн долл, (таким был определен бюджет ССБ на этот год).

В соответствии с канадским законодательством некоторые правительственные ведомства, которые сами зарабатывают средства на свою деятельность и существование, могут быть коммерциона- лизированы путем придания им статуса Специального оперативного учреждения (СОУ) Правительства Канады. Такой статус не отменяет принадлежность ведомства к федеральным органам исполнительной власти и никак не сказывается на управленческих, надзорных, контрольных, нормотворческих, лицензионных и иных правомочиях и функциях этого правительственного органа. К 1998 г. статус СОУ уже получили 12 ведомств федерального правительства Канады, и в 1998 г. было принято решение о придании статуса СОУ и Службе Суперинтенданта по банкротству. Для ССБ это означало, с одной стороны, большую свободу в расходовании средств (все заработанные ССБ деньги направляются теперь на ее нужды непосредственно, а не через федеральный бюджет), а с другой — большую финансовую открытость, ответственность и нацеленность на работу с клиентами, каковыми в данном случае являются участники процедур несостоятельности. Переход на статус СОУ совершался постепенно, за три года, т.е. полностью соответствовать условиям финансирования Специального оперативного учреждения ССБ начала с 2001 г.

Помимо прочего, статус СОУ позволяет ССБ заказывать сторонним коммерческим организациям (на тендерной основе) выполнение некоторых работ, для ССБ необходимых, но не профильных (например, консультирование участников процедур несостоятельности).

Италия является одной из немногих стран, в которой существует специальный закон «О чрезвычайном управлении крупными предприятиями, находящимися в кризисе».

Закон предоставляет крупным предприятиям право на осуществление плана финансового оздоровления в условиях моратория на взыскание задолженности под руководством менеджмента компании и под контролем назначенного судом специалиста по несостоятельности («комиссионера»). Условием применения процедуры Закона является решение Министерства промышленности, коммерции и ремесел Италии.

Содержание плана оздоровления в Италии. План оздоровления может включать все положения, которые будут устраивать кредиторов, например:

  • • кредиторы могут получить акции предприятия на всю сумму или часть суммы задолженности перед ними;
  • • предприятие может попытаться продать определенную часть активов для того, чтобы произвести частичное погашение долгов;
  • • кредиторы могут согласиться на погашение задолженности частями либо на частичное погашение в счет полного погашения;
  • • кредиторы могут обменять свои претензии на долговые обязательства с выплатой процента в будущем;
  • • кредиторы могут согласиться снять с активов требования обеспечения для того, чтобы позволить предприятию получить дополнительное финансирование в виде новых кредитов.

Законодательство Франции не содержит особых положений о несостоятельности крупных предприятий. Однако в целом система несостоятельности Франции известна как одна из наиболее «продолжниковских» (т.е. она ориентирована преимущественно на сохранение должника, а не на удовлетворение интересов кредиторов) и социально направленных.

Целями правового регулирования несостоятельности во Франции являются:

  • • во-первых, сохранение действующих предприятий;
  • • во-вторых, сохранение рабочих мест, и только после этого — удовлетворение требований кредиторов.

Особенностью французской системы несостоятельности является то, что представители суда стремятся инициировать переговоры должника с кредиторами при первых признаках надвигающейся неплатежеспособности.

Зачастую кредиторам приходится соглашаться на предложенные условия, ухудшающие их права, так как иначе при открытии формальных судебных процедур они могут вообще ничего не получить. Если по истечении трех месяцев согласие не будет достигнуто, начинаются судебные процедуры несостоятельности.

Если предприятие имеет возможность продолжить работу, суд может открыть процедуру реструктуризации. Это означает, что в сравнительно короткие сроки прежнее или новое руководство должника обязано предложить план продолжения деятельности предприятия, предусматривающий удовлетворение требований кредиторов в срок, не превышающий 10 лет, либо будет предложена продажа предприятия третьим лицам на условиях продолжения деятельности предприятия.

Подводя итоги, можно сказать, что некоторые положения из описанных уже применяются и в России, но стоит отметить, что нужно перенимать не только законодательные нормы, но и традицию, этику предупреждения банкротства крупных предприятий, направленного в первую очередь на сохранение бизнеса, уникальных производств и рабочих мест.

И это возможно только при объединении усилий органов государственной власти, менеджмента проблемных предприятий и специалистов антикризисного управления.

Целесообразно создание специализированного государственного фонда, предоставляющего финансовые гарантии погашения задолженности стратегических предприятий перед их кредиторами либо осуществляющего покупку, реструктуризацию за собственный счет долговых обязательств стратегических предприятий. Существование такого фонда позволит обезопасить стратегические предприятия от угрозы несанкционированной процедуры банкротства и гарантировать своевременное и полное исполнение государственного заказа.

США обладают многолетним и богатым опытом государственного регулирования банкротств. С 1934 г. роль государственного органа по банкротству США выполняла Комиссия по биржам и ценным бумагам США (US Securities and Exchange Commission — SEC). C 1938 г. ее функции, зафиксированные в Кодексе о банкротстве, были таковы:

  • • выступать в качестве эксперта-консультанта судов по банкротству;
  • • быть стороной в судопроизводстве по делам о банкротстве с правом давать обязательные заключения по планам реорганизации несостоятельных предприятий;
  • • рекомендовать судам по банкротству кандидатуры независимых арбитражных управляющих.

В соответствии с реформированным в 1978 г. американским Кодексом о банкротстве у SEC есть три функции:

  • • выступать в суде и быть заслушанной по любому вопросу дела о банкротстве, в частности, по поводу назначения арбитражного управляющего, решений комитетов кредиторов и акционеров, уровня оплаты арбитражных управляющих, использования, продажи и аренды имущества должника;
  • • контролировать и обеспечивать адекватность заявления предприятия-должника о своем финансовом состоянии и наличии активов;
  • • возражать против утверждения судом плана реорганизации по мотивам злоупотреблений со стороны должника.

Иногда SEC вмешивается в условия продажи действующих неплатежеспособных предприятий, настаивая и добиваясь других условий продажи.

В 1983 г. в дополнение к SEC как к государственному органу по банкротству в США появились трасти США (государственные федеральные арбитражные управляющие), являющиеся государственными служащими Службы трасти Министерства юстиции США.

Прежде чем рассказать о задачах и функциях Службы трасти США и отдельных трасти США, следует дать пояснения в отношении американской системы применения федерального законодательства.

В целях единообразного и независимого от местных властей применения федеральных законов вся территория США разбита на 96 федеральных судебных округов. Округа образовывались, исходя из двух принципов:

а) максимальной независимости от местных властей (поэтому округа «нарезались» так, чтобы их границы не совпадали с границами муниципальных образований и даже штатов;

б) примерно равного числа жителей.

Поскольку законодательство о банкротстве США — федеральное (т.е. все дела и процедуры банкротства во всех штатах США регламентируются федеральным Кодексом о банкротстве и осуществляются единообразно), то и системы судов по банкротству, а также государственного надзора над банкротствами созданы в федеральных судебных округах: в каждом федеральном судебном округе есть суд по банкротству, и в каждом федеральном судебном округе действует свой трасти США со штатом помощников.

В 1984 г. вступил в силу новый Кодекс о банкротстве США, одной из отличительных черт которого стало лишение судей по банкротству права назначать или утверждать назначение арбитражных управляющих (трасти). Причиной такой «дискриминации» была коррупция в среде американских судей, проявившаяся во многих скандальных назначениях арбитражных управляющих на «доходные» процедуры и ставшая нетерпимой для общества к началу 1980-х годов.

В этом отношении американская система несостоятельности — единственная в мире: везде арбитражных управляющих (вернее, их местных аналогов) назначают суды. В Англии при назначении арбитражного управляющего судьи практически всегда соглашаются с мнением кредиторов, в Австрии судьи вообще не обязаны учитывать чье бы то ни было мнение в этом вопросе и часто назначают управляющего вопреки мнению кредиторов, в Германии до 1999 г. было как в Австрии, а после — как в Англии, но только в США судей вообще лишили данного права, и арбитражных управляющих назначают чиновники Министерства юстиции.

Арбитражного управляющего в США назначает трасти США, и это — одна из его функций. Процедура назначения такова: в каждом федеральном судебном округе прикрепленный к этому округу трасти США составляет и ведет местный реестр арбитражных управляющих (это вторая функция). Порядок включения и исключения арбитражного управляющего из реестра определяется инструкцией Министерства юстиции США, к ведению которого относится Служба трасти США, но практически в вопросе формирования реестра трасти США ориентируются на мнение местного отделения национальной ассоциации практиков по несостоятельности. Всего в США пять национальных ассоциаций антикризисных управляющих, три из которых объединяют арбитражных управляющих, специализирующихся на какой-то одной процедуре банкротства: ассоциация практиков по процедурам Главы 7 Кодекса о банкротстве (ликвидаторы), по процедурам Главы 11 (реорганизаторы корпораций) и по процедурам Главы 13 (реорганизация физических лиц). Четвертая национальная ассоциация объединяет специалистов по корпоративному (вне процедур банкротства) финансовому оздоровлению (turnaround management), пятая — специалистов по принудительным, но неформальным мировым соглашениям (workout).

В каждом федеральном округе трасти США ведет свой реестр антикризисных управляющих, состоящий из трех частей: управляющих по 7-й, 11-й и 13-й главам Кодекса о банкротстве.

Выбор управляющего на конкретную процедуру банкротства осуществляет генератор случайных чисел (электронный или лото- трон) — так предписывает Инструкция Минюста, — а трасти США этого федерального округа оформляет на процедуру того арбитражного управляющего, чей номер выпал в «лотерее».

Третьей функцией трасти США является контроль деятельности арбитражного управляющего и контроль осуществления процедуры банкротства на предмет соответствия закону и отсутствия правонарушений. При этом в плановом порядке контролируется каждая процедура банкротства, каждый арбитражный управляющий, рассматриваются жалобы на действия арбитражного управляющего и принимаются в отношении него меры дисциплинарного воздействия — вплоть до исключения из реестра.

Что касается функций Службы трасти США, то они сводятся к следующему:

  • • выработка инструкций и правил деятельности трасти США;
  • • подготовка и переподготовка трасти США и вспомогательного персонала трасти США в федеральных округах;
  • • кадровая политика при назначении, перемещении и отстранении от должности трасти США;
  • • ведение национальной базы данных арбитражных управляющих всех специализаций на основе мониторинга реестров отдельных округов и — на этой основе — недопущение включения в реестр одного федерального округа арбитражного управляющего, исключенного из реестра другого округа;
  • • анализ жалоб и нарушений в деятельности арбитражных управляющих и учет результата анализа для совершенствования инструкций для трасти США и для подготовки материалов по реформе законодательства США по банкротству;

• ведение и опубликование статистики банкротств в США.

Государственный орган по банкротству Швеции находится в

двойном подчинении — Налоговой службы и Службы судебных приставов — и состоит в совместной компетенции Министерства финансов и Министерства юстиции. Этот орган, имеющий отделения во всех провинциях страны, контролирует и регулирует осуществление процедур несостоятельности. Полномочия его таковы:

  • • выработка и контроль за осуществлением государственной политики в области банкротства;
  • • консультирование судов, занимающихся процедурами банкротства;
  • • подготовка, лицензирование, консультирование арбитражных управляющих;
  • • осуществление функций конкурсных управляющих в случае банкротства отсутствующих должников;
  • • консультирование кредиторов при осуществлении процедур банкротства;
  • • контроль уровня вознаграждения арбитражных управляющих; доплата за услуги этих специалистов в случае недостатков ресурсов у предприятия-должника;
  • • контроль соблюдения интересов обеспеченных кредиторов;
  • • осуществление публикаций о признании предприятий банкротами.

Таким образом, краткий обзор государственных органов по банкротству некоторых зарубежных стран показывает, что в этом ключевом элементе системы несостоятельности очень сильна национальная специфика. Разнообразие функций и полномочий рассматриваемых органов по банкротству весьма велико, однако ни в одной стране исполнительная власть (иногда — прокуратура) не оставляют систему несостоятельности без своего контроля, надзора и внимания.

Во всяком случае тезис о невмешательстве государства и государственных органов в подготовку и деятельность арбитражных управляющих, в дела и процедуры несостоятельности в странах с развитой рыночной экономикой — это миф. Другое дело, что масштабы и формы этого вмешательства в разных странах различны.

При этом общей чертой, характерной для деятельности государственных органов по банкротству за рубежом, является тесное сотрудничество с национальными (а других там, как правило, нет) саморегулируемыми организациями. В одной стране это национальные ассоциации юристов (BAR Association), в другой — национальные ассоциации сертифицированных финансовых экспертов (Association of Certified Chartered Accountants), в третьей — ассоциации специалистов по антикризисному управлению или ассоциации практиков по несостоятельности, в четвертой — ассоциации арбитражных управляющих, специализирующиеся на той или иной процедуре несостоятельности.

Сотрудничество осуществляется в таких областях, как лицензирование (или иная форма допуска к профессии) практиков по несостоятельности, их подготовка, разработка профессиональных и этических кодексов, рассмотрение жалоб и принятие дисциплинарных мер, назначение практика по несостоятельности на процедуру банкротства.

Все формы сотрудничества государства со СРО или участия СРО в вышеуказанных областях подпадают под одну из трех категорий:

  • 1. Государство в лице государственного органа привлекает СРО к осуществлению некоторых из своих функций и полномочий; роль государственного органа больше — СРО меньше (пример — Канада и США).
  • 2. Государственный орган делегирует свои функции и полномочия СРО, причем способ делегирования — двухступенчатый: закон разрешает делегирование и наделяет правом делегирования государственный орган, государственный орган выбирает СРО (одну или несколько) и делегирует ей (им) функции и полномочия; роли государственного органа и СРО примерно одинаковы (пример — Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии).
  • 3. Законом предписывается СРО осуществлять определенные функции и полномочия в сфере несостоятельности (Австрия, Германия, Нидерланды).

Вопрос о том, какая из форм сотрудничества государства со СРО и (или) участия СРО в сфере несостоятельности наиболее приемлема в России, остается открытым, но то, что без участия СРО никакая система несостоятельности эффективно функционировать не может — доказанный факт.

  • [1] Ряховская А. Н., Файншмидт Е. А. Международная практика антикризисногоуправления : учеб, пособие. М. : Институт экономики и антикризисного управления,2005. Ч. 1.
  • [2] http://europa.eu.int/eur-lex/pri/en/oj/dat/2000/l_160/l_16020000630en00010018.pdf.
  • [3] В Соединенном Королевстве правами Уполномоченных органов по несостоятельности наделены государством семь саморегулируемых организаций: 1. Ассоциациясертифицированных финансовых экспертов Англии и Уэльса. 2. Такая же АссоциацияШотландии. 3. Такая же Ассоциация Северной Ирландии. 4. Ассоциация юристов Англии и Уэльса. 5. Такая же Ассоциация Шотландии. 6. Такая же Ассоциация СевернойИрландии. 7. Ассоциация специалистов по антикризисному управлению СоединенногоКоролевства. Лицензированные практики по несостоятельности составляют небольшую часть членов этих СРО (кроме последней).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >