Эволюция подходов к анализу науки

Поскольку у древних греков не существовало развитой системы эмпирического знания, то науке Нового времени пришлось начинать с создания собственных методов, приемов и процедур эмпирического исследования. Так, Ф. Бэкон разработал методы индуктивного исследования, которые можно было использовать в простейших ситуациях.

Между тем естествознание создало более тонкие и сложные способы исследования, объединившие наблюдение и математический расчет. Важнейшим из них был экспериментальный метод, который начал успешно применять Галилео Галилей (1564-1642). Надо сказать, что он не пришелся ко двору научному обществу того времени. Несмотря на все свои достижения и многотомные научные произведения, он был признан инквизицией неблагонадежным инакомыслящим, и ему пришлось жить на своей вилле, как узнику. Однако научные произведения Г. Галилея доходили до многих начинающих ученых и помогали им открыть свой путь познаний.

Г. Галилей: «А все-таки она вертится!»

То, что Галилей сказал знаменитую фразу «А все-таки она вертится!» (Eppur si muove!) сразу после отречения от своего учения, которое он сделал перед судом инквизиции, — всего лишь красивая легенда, созданная итальянским поэтом, публицистом и литературным критиком Джузеппе Баретти в середине XVIII в. Она не подтверждена никакими документами. В отличие от Джордано Бруно, который действительно был еретиком, взгляды Г. Галилея — это позиция верного сына католической церкви, каким в принципе и оставался ученый на протяжении всей своей жизни.

Открытие астрономом И. Кеплером (1571-1630) законов движения планет и создание физиком И. Ньютоном (1643-1727) классической механики и теории гравитации завершило построение механической картины мира. В ее основе лежало представление о том, что окружающий нас мир управляется универсальными детерминистическими законами. Принцип механического детерминизма выражал суть механической картины мира: он выглядел как огромная механическая система. Каждое последующее состояние определялось предыдущим. В реальном мире все связано непрерывной цепью причин и следствий. Поэтому все в нем предопределено.

Французский философ Огюст Конт (1798-1857), как известно, отвергал «классическую философию» как навязывающую свои принципы. Поэтому задачей придуманной им «позитивной философии» считал описание, систематизацию и классификацию конкретных результатов и выводов научного познания. Наука не должна задаваться вопросом, почему происходит явление, а лишь ограничиваться его описанием. Такой отказ от исследования конечных причин и сущностей явлений стал постулатом позитивизма.

Английский философ Герберт Спенсер (1820-1903) (рис. 1) выступил с идеей эволюционного прогресса — в ходе развития научного знания происходит постепенная интеграция конкретных, частных знаний в рамках философии. Такие исходные положения, как неунич- тожимость материи, непрерывность движения и закон постоянства силы, должны были стать важнейшими принципами при систематизации и объяснении эмпирических фактов.

Английский философ Герберт Спенсер

Рис. 1. Английский философ Герберт Спенсер

Вся эпоха Нового времени была отмечена растущим авторитетом науки, что сопровождалось утратой Церковью своего влияния. Наука стала социальным ориентиром, символом победоносной человеческой мысли, способной рассеять мрак невежества и утвердить знание, а значит свободу и справедливость. Достижения науки были впечатляющими. И позитивизм нанес ощутимый удар по теологии.

К концу XIX — началу XX в. открытие радиоактивности, сложной структуры атомов в корне изменило представления ученых о научной картине мира, созданной классической физикой. На смену ей пришла новая картина мира, основанная на квантовой механике и теории относительности. Однако ожидаемое царство справедливости не наступило. Вся яснее становилось, что наукой веру не заменить, что «позитивное» знание не заключает в себя нравственные начала.

Между тем в 1930-е гг. в философии науки вновь возрождается интерес к проблемам, поставленным позитивистами. Появились новые методы, заимствованные из символической логики. Представители Венского кружка и Берлинской группы эмпирической философии (впоследствии — неопозитивисты) главной целью философии науки провозгласили логический анализ ее языка и создание унифицированного научного языка, подобного тому, что существует в теоретической физике. Неслучайно потом их стали называть логическими позитивистами.

Логические позитивисты пытались создать чистый, нейтральный язык наблюдения, сводили к наблюдению все теоретические понятия. Но они не смогли исключить теоретические понятия из науки. Представители этой школы всецело ориентировались на вопросы проверки и обоснования готовых результатов научного познания и совершенно не рассматривали проблемы развития и поиска нового знания. По их мнению, задача философии состоит в обосновании существующего знания, а не в анализе его открытия.

«Венский кружок, члены которого избрали своим девизом слова “логика и опыт”, придерживался гипотетико-дедуктивного метода, согласно которому наука не должна заниматься изучением процесса генерирования и изобретения гипотез. Ее задача состоит в логической разработке гипотез, т.е. выведении всех необходимых следствий и сравнения их с результатами наблюдений и экспериментов» [72, с. 348].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >