МЕТОДОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ

Методы социальных и гуманитарных наук. Научные и вненаучные критерии в социально-гуманитарном познании. Натуралистическая и антинату- ралистическая исследовательские программы в социально-гуманитарных науках.

Истинный ученый — это мечтатель, а кто им не является, тот называет себя практиком.

Оноре де Бальзак

Методы социальных и гуманитарных наук. Социальное познание

Есть распространенное мнение среди представителей естественных наук, что гуманитарных наук как таковых не существует. Насколько справедливо подобное суждение? Начнем с того, что назовем принципы, из которых исходят естественники и гуманитарии.

Принципы естественников:

  • • объекты исследования существуют реально (реальность);
  • • эти объекты эмпирически доступны (наблюдаемость);
  • • существует возможность формализации знания (формализуемость).

Принципы гуманитариев:

  • • объекты исследования необязательно существуют реально;
  • • эти объекты необязательно должны быть наблюдаемыми;
  • • формализация приведет к разрушению знания (превращение стихов в прозу — разрушение).

Первые греческие философы изучали только природу. Неслучайно их называли натурфилософами. Первым «спустил философию с небес на землю» Сократ, сформулировав другую мысль: познай самого себя. Ключ к разгадке тайн мироздания находится на земле, а конкретно — в душе человека. И главный вопрос философии по Сократу — проблема человека.

В Новое время Р. Декарт осуществил описание мира как математического. Математика для него — фундаментальный всеобщий научный метод. Р. Декарт превратил природу в механизм и изгнал всех духов. Бог не мог создать ничего, что не могло строиться на математике (он сначала сделал чертежи, написал уравнения, а затем создал мир).

В XVIII в. большинство гуманитариев пытались приспособить методы естественных наук к изучению гуманитарных. Есть науки номо- тетические (поиск общих законов природы, повторяющихся свойств) и науки идиографические (описание отдельных неповторяющихся уникальных событий). Также существуют две формы рациональности: причинная (каузальная) и целевая.

В процессе социального познания создается противопоставление субъекта и объекта, первый активизирует свое отношение ко второму, стремится сформировать некую объективную реальность.

Объектом социально-философского знания (познания) является общество и все многообразные проявления жизнедеятельности человека. Его роль значительна. Он определяет направление познавательного процесса, его типы, формы и уровни. Различия в объектах социального познания (мораль, право, воспитание) определяют, собственно, и сами научные дисциплины, которые их изучают (этика, юриспруденция, педагогика).

Различные уровни и состояния социального объекта, их характеристики во времени и пространстве также дифференцируют направления исследований. Так, общественная история как объект исследований дифференцируется в процессе познания на всеобщую и региональную историю, историю отдельной страны или народа, историю определенного периода (например, Новую историю) и т.п. «Будучи важной стороной познавательного отношения, социальный объект познания все же относительно более пассивная его сторона. Не все в объекте социального познания становится конкретным предметом исследования, а лишь то, что интересует познающего субъекта» [125].

Субъектом социального знания (познания) выступает человек. Он целенаправленно отображает в своем сознании (чувствах и мыслях) объективно существующую реальность общественного бытия. От субъекта познания, его ценностных ориентаций во многом зависит направленность познания, идеологическая и научная значимость и полезность получаемых результатов. «Так, посредством той или иной точки зрения, которую вырабатывает субъект на окружающую действительность, он познает те стороны объекта, которые его больше интересуют или отвечают общественно-историческим целям. Социальная позиция исследователя обусловливает и интерпретацию основных понятий, которыми он пользуется в процессе познания, и является основой для определения критериев при подборе фактов. Следовательно, роль субъекта в достижении объективно-истинного знания о социальной реальности исключительно велика и ее нельзя недооценивать» [127].

Таким образом, мы видим, что социальное познание — это движение субъекта к объекту, его изучение и воспроизведение в идеальных образах. В то же время в любом движении имеется и элемент покоя, что в свое время пытался доказать Зенон Элейский. Именно поэтому и познание — есть диалектическое единство прерывного и непрерывного. Социальное познание, с одной стороны, непрекращающийся поиск истины, а с другой — конкретные достижения материализуются в определенных результатах. Последние фиксируются в знаковых системах (естественных и искусственных языках).

«Процесс социального познания всегда осуществляется в ходе общественно-практической деятельности — реальных действий по сохранению или изменению условий существования. Иначе говоря, социальное познание, как и познание природных явлений, обусловлено предметным типом человеческой деятельности. Это значит, что только в деятельности происходит и получение, и предметная апробация тех знаний, которые формируются у человека. Вполне понятно, что это знание сообразуется с наличным опытом и теми знаниями, которые функционируют в обществе, ибо социальное знание не начинается с нуля и не возникает из ничего. Ведь знание — это необходимый элемент и предпосылка практического отношения человека к миру, поскольку в нем выражена система идеальных образов о реальности и формах его деятельности» [20].

Знание человека как субъективный образ отраженного в его сознании объективного мира — это всегда результат его взаимодействия с окружающим миром. Не существует врожденного знания, ибо знание выступает в качестве специфического для человеческого общества элемента духовной культуры. Оно является единством чувственного и рационального. Человек производит новое знание, при этом он опирается на исходную информацию, которая сохранилась в его сознании благодаря памяти.

Вместе с тем, говоря об опосредованности социального познания общественно-практической деятельностью людей, нельзя не видеть, что оно всегда целеориентировано. Эта целеориентированность, или избирательность, социального познания обусловлена тем, что оно оперирует некоторым определенным срезом социальной действительности, представленной в ценностно окрашенном пространстве смыслов. Ориентирами этих смыслов для каждого конкретного случая выступают специально устанавливаемые социально значимые нормы той или иной конкретной деятельности. Вот почему такое знание позволяет человеку адаптироваться к объективным условиям существования в обществе, ставить конкретные цели и реализовывать их в своей практической деятельности совместно с другими людьми.

Специфика социального познания свидетельствуют, что получаемые в ходе его осуществления знания могут иметь научный и внена- учный характер. Соответственно и само социальное познание тоже может быть научным или вненаучным. Однако провести четкие границы между научным и вненаучным познанием не всегда представляется возможным. То и другое взаимосвязаны, и оба могут не только мирно сосуществовать, но и переходить друг в друга. При этом они образуют неки весьма противоречивый «сплав» знаний о действительности.

Существуют многообразные формы вненаучного социального познания, рамки которых также весьма условны. Если классифицировать данные формы по такому, например, основанию, как отношение к научному знанию, то можно выделить: донаучное, лженаучное, па- ранаучное, антинаучное и ненаучное, или практически-обыденное познание. Классифицируя вненаучные формы познания по способу выражения знания о социальной действительности, мы можем говорить о таких его формах, как художественное, религиозное, мифологическое, магическое и т.д. Можно классифицировать вненаучные формы социального познания и по другим основаниям. Так, в соответствии с характером оформления такое знание может быть догматическим, скептическим, фетишистским, релятивным и т.д.

«Наиболее значимой и самой распространенной формой вненаучно- го познания (знания) является практически-обыденное. Практически- обыденное — это знание, опирающееся на здравый смысл людей. Это знание является обобщением их жизненного каждодневного (повседневного) опыта. Оно включает в себя различные формы представлений об окружающем мире: верования, приметы, традиции, предания, назидания, предчувствия. Конечно, это знание включает разрозненные научные данные, эстетические, нравственные нормы и идеалы. Однако это знание, в отличие от научного, не организовано и не систематизировано (в нем нет четких системообразующих принципов структурирования). Практически-обыденное знание очень тесно привязано к непосредственной реальности, почти всецело исходит из нее и вербализуется в естественном языке. Именно поэтому это знание нельзя рассматривать вне его исторически конкретных форм существования, анализировать вне принадлежности к какой-либо социальной группе. Как правило, это знание (познание) не идет дальше самого явления и его ближайшей сущности, скажем, сущности первого порядка. Естественно, это знание весьма расплывчато и в большей мере исходит из констатаций и описания, чем из логических объяснений. Критерий ценности обыденного знания — полезность, практическая рецептурная разрешимость задачи. Люди сплошь и рядом пользуются этими знаниями, которые позволяют им приспосабливаться к непосредственной среде своего окружения» [20].

Особое значение в социальном познании имеет эпистемология — научное постижение действительности. Научное познание — это отображение действительности, связанное не просто с эмпирической констатацией различных фактов, но прежде всего с теоретическим воспроизведением объекта в логической цепочке понятий (категорий).

Это означает, что в научном познании образуются понятия (категории) через которые постигается, анализируется действительность. Научное познание стремится представить объективную, независимую от субъекта познания, картину реальности. В этом смысле оно пытается постичь это явление так, как оно существует само по себе, выявить его внутренние связи и закономерности функционирования и развития. С этой целью научное познание постоянно стремится проникнуть в сущность изучаемого явления. При этом научное познание никогда не останавливается на достигнутом. Оно постоянно идет дальше и глубже — от сущности первого порядка к сущности второго, третьего и так далее до бесконечности, выявляя все новые и новые грани и свойства познаваемых предметов и явлений действительности.

Одновременно с образованием понятий в ходе постижения сущности того или иного предмета или явления научное познание осуществляет как бы преобразование действительности. Наложением строгих научных понятий на изучаемый фрагмент действительности, научное мышление как бы ее упрощает. Ведь всякое понятие — это форма мысли, в которой обозначаются наиболее общие и устойчивые признаки и свойства изучаемого предмета. Естественно, такого рода абстрактные понятия не позволяют разглядеть, какие свойства в предмете исключаются. Ясно, что понятие тем самым как бы теряет свою информативность. Оно имплицитно заключает в себе отрицание полноты, богатства предметов и явлений действительности, поскольку omnis determinatio negatio est — всякое определение есть отрицание.

«Для того чтобы научное понятие имело смысл, оно должно проводить некое важное различение, ибо, различая понятия, мы тем самым различаем и обозначаемые ими явления. Так, скажем, понятие “общение” отличается от понятия “общественные отношения”, хотя они и пересекаются, поскольку в первом случае мы говорим о персонифицированной форме коммуникации людей, а во втором — об общем типе такой связи, независимо от конкретных личностей, ее реализующих. Как понятно, в таком различении также содержится признак научного познания, позволяющий разносторонне отразить содержание изучаемых связей действительности» [20].

Научное познание — это процесс, который включает в себя два важных момента: 1) сбор информации об объекте путем наблюдения и размышления над ним; 2) организация информации, создание ментальных структур («фреймов», как принято сейчас говорить). Это значит, что научное познание всегда связано с анализом и синтезом полученной информации, выдвижением определенных гипотез и теоретических моделей понимания и объяснения изучаемого предмета или явления. Конечно, такого рода моменты порой характерны и для вне- научного познания действительности. Однако научное познание в этом процессе отличает ряд регламентирующих его оснований:

  • • во-первых, рациональность, т.е. предельно точный расчет адекватных средств в достижении предварительно поставленных целей познания, а также способность четко формулировать проблему;
  • • во-вторых, универсальная ценность проводимых наукой исследований и социальная значимость ее результатов. Процесс сбора фактов, их интерпретация имеют объективное значение для всех людей и могут быть использованы в практике независимо от тех или иных конкретных их пристрастий и установок на действия;
  • • в-третьих, конечная цель научного познания — постижение объективной истины во всей ее полноте, представляющей интерес для человечества в целом;
  • • в-четвертых, научное познание отличает здравый скептицизм (сомнение во всесторонней обоснованности выдвигаемых гипотез) и критицизм (антидогматизм) по отношению к своим выводам и методам их обоснования;
  • • в-пятых, научное познание всегда ориентировано на объективную истинность, т.е. достоверность искомых результатов. С этой целью научное исследование использует различного рода проверки полученных результатов, постоянно расширяя поле экспериментов и масштабы проверяемого материала;
  • • в-шестых, научное познание избегает тривиальностей, т.е. чистой описательности и упрощения объяснительных процедур механизмов причинно-следственных связей исследуемого объекта. Оно конструктивно, так как всегда стремится к созданию нового;
  • • в-седьмых, научное познание традиционно тяготеет к логическим построениям. При этом наука стремится к доказательности всех без исключения элементов теоретических конструкций, последовательно выстраивая цепочку аргументаций;
  • • в-восьмых, научное познание стремится представить предельно общие для данной предметной области теоретические знания, которые связаны между собой логическими связями и позволяют выводить из них новые знания. Именно поэтому научное знание настолько методологично.

Таким образом, научное познание (знание) имеет ряд характеристик, отличающих его от ненаучного. Научное знание безлично, предельно объективировано и рационализировано. Оно точнее, обстоятельнее и глубже отображает изучаемую действительность. Научные факты и выводы имеют универсальный, общезначимый характер. Причина в их ориентированности на повсеместное применение. Правда, в отличие от обыденного знания, выводы которого также могут носить универсальный характер, факты науки — не просто события и явления. Они есть результат специальной обработки окружающей действительности. Будучи идеализированными объектами, научные факты и положения являются продуктами таких мыслительных процедур, как абстракция, идеализация, обобщение. И это нехарактерно для обыденного познания.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >