Натуралистическая и антинатуралистическая исследовательские программы в социально-гуманитарных науках

Исследовательские программы в социально-гуманитарных науках можно разделить на натуралистические и антинатуралистические.

Натуралистические исследовательские программы, или натуралистические подходы, в понимании социальной действительности основываются на идее рассмотрения социальных явлений в качестве реальных, материальных вещей, предметов по аналогии со спецификой протекания природных явлений, описываемых механическими, физическими, химическими, биологическими законами. При этом детерминирующий фактор в натуралистических парадигмах всегда один, он фундаментален, нагляден и очевиден.

Соответственно в антинатуралистических исследовательских программах базовой детерминантой является не природный, а социальный фактор, т.е. социальное здесь объясняется социальным. При этом детерминанты могут быть самые разные в зависимости от изменяющихся условий, они многофакторны и многовекторны.

Известно, что натуралистическая парадигма доминировала на классическом этапе развития социально-гуманитарных наук. В конце

XIX в. появляются и начинают развиваться антинатуралистические исследовательские программы при наличии всплесков попыток возвращения к натурализму: неопозитивизм с его принципами физика- лизма, верификации; возникновение и развитие этологии; эволюционной этики и т.д.

В философской литературе достаточно хорошо изучены и описаны натуралистические программы: географический детерминизм (Г. Бокль, Ф. Ратцель, И. Мечников); биологизм (Г. Спенсер и др.), марксистский экономикоцентризм и др. Натуралистическая парадигма влияния природно-географического фактора на социальную жизнь возникла еще в конце XVIII в. во Франции. Она сыграла в свое время положительную роль в качестве противовеса религиозному истолкованию социальных явлений. Однако вес природного в трактовке общественной жизни здесь был явно преувеличен. Так, III. Монтескье (1688— 1755) считал, что жаркий климат подрывает силы и бодрость людей и приводит к распространенности таких человеческих качеств, как малодушие и покорность. Плодородие приводит к изнеженности, слабоволию и деспотии, и наоборот. На сильно пересеченной местности образуются малые государства, на обширных равнинах — государства большей протяженности. В государствах малого размера нет стремления к сепаратизму окраин, поэтому методы правления могут быть мягкими. Большие государства не могут существовать без деспотических режимов и т.д.

Отсутствие или недостаточное наличие продуктов питания, опережающее увеличение численности населения по отношению к ним легли в основу так называемого закона народонаселения (фактически закона перенаселения) Т. Мальтуса (1766-1834) (рис. 13). Согласно этому закону войны, болезни и голод являются факторами, снимающими проблему перенаселения Земли. Определенную разновидность натуралистического подхода к социально-гуманитарным наукам представляет собой учение 3. Фрейда (1856-1939), в котором специфическое сочетание биологического и психологического объясняет не только поведение человека, но и сущность культуры в целом.

Натуралистическая стратегия рассмотрения социальной действительности к концу XIX в. распространилась практически на все социальногуманитарные науки. В юриспруденции — Ч. Ломброзо (1835-1909), в психологии — У. Шелдон (1898-1977), в экономической науке — К. Маркс (1818-1883), в лингвистике — А. Шлейхер (1821-1868), в исторической науке — Н.С. Трубецкой (1890-1938), П.Н. Савицкий (1895-1968), в эстетике — И. Тэн (1828-1893).

К концу XX столетия, несмотря на мощное развитие антинату- ралистических представлений во взглядах на человека и общество, натурализм в лице биологизаторских взглядов получил новые импульсы в лице этологии и эволюционной этики — К. Лоренц (1903— 1989), П.А. Кропоткин (1842-1921). Г. Спенсер (1820-1903) и др.

Жизнеописание Томаса Роберта Мальтуса. Издание 1895 г

Рис. 13. Жизнеописание Томаса Роберта Мальтуса. Издание 1895 г.

Антинатуралистическая, или культурно-центристская, стратегия рассмотрения социальной реальности окончательно сформировалась к началу XX в. и была связана с открытием культуры как особого типа реальности, которая имела место, начиная с середины XIX в.

Авторы и проводники антинатуралистического подхода хорошо известны: В. Дильтей, В. Виндельбандт, Э. Дюркгейм, М. Вебер, Б. Малиновский, А Шюц, Ю. Хабермас, Г. Зиммелъ, Ф. Соссюр и др. Творчество Э. Дюркгейма (1858-1917) показательно в плане диалога натуралистического и антинатуралистического подходов. С одной стороны, Э. Дюркгейм утверждал, что социальные факты нужно рассматривать как вещи. Это означает признавать их как не зависящие от субъекта, исследовать их объективно, так, как изучают свой предмет естественные науки.

По аналогии с живым организмом Э. Дюркгейм выводил понятия «нормального типа» общества, нормы и патологии, которые применял к объяснению таких явлений, как преступность, кризисы и другие проявления общественной дезорганизации. С другой стороны, он настаивал на понимании общества как реальности особого рода, отличной от всех других видов реальности (физической, химической, биологической, психологической и др.).

Под социальными фактами он понимал коллективные представления или факты коллективного сознания: привычки, традиции, обычаи, правила поведения, обряды, т.е. общественную мораль. Коллективное, или общее, сознание Э. Дюркгейм называл психическим типом общества.

Главной идеей, вдохновившей Э. Дюркгейма, была идея социальной солидарности, стремление найти ответ на вопрос о том, какие связи объединяют людей в общество.

Натуралистический подход в понимании социальной действительности был преодолен и в творчестве известного культуролога Б. Малиновского (1884-1942). Не отрицая фундаментального значения биологических потребностей, Б. Малиновский указывал на невозможность их удовлетворения исключительно физиологическим способом. Этот процесс происходит только через аппарат культуры.

Наконец ярким примером культурцентристского подхода в лингвистике было творчество Ф. Соссюра (1857-1913). Ученый рассматривал язык как систему отношений, изучать которые (следовательно, и сам язык) можно лишь в современных условиях (на синхроническом уровне). Доминирование антинатуралистических социальных представлений четко просматривается в творчестве Г. Зиммеля (1858— 1918). Общество у Г. Зиммеля есть сложная система со структурнофункциональными связями, где каждый элемент (а элементом общества является действующий человек) зависит от всех других, а все другие зависят от него. Поэтому общество у него есть функция межиндивидуальных отношений.

Практически всем формам социальных взаимоотношений присущ антагонизм. Социальные отношения, по мнению Г. Зиммеля, «встроены» в сознание вовлеченных в них людей, в результате каждый индивид является носителем множества образцов поведения. Причем чем больше таких образцов, тем больше выбор у индивида и тем больше он ощущает себя свободным, осознавая при этом свою индивидуальность, свое «Я».

Еще одним примером зиммелевского анализа социальных явлений является изучение им моды. Мода, отмечает Г. Зиммель, одновременно предполагает и подражание, и индивидуализацию. Человек, следующий моде, одновременно отличает себя от других и утверждает свою принадлежность к определенному слою или группе.

Невозможность моды без стремления к индивидуализации Г. Зиммель доказывал тем, что в примитивных обществах, характеризующихся максимальной социальной однородностью и отсутствием стремления выделиться из общей массы, отсутствует и мода.

Причиной широчайшего распространения моды в современную эпоху, отмечает Г. Зиммель, как раз и является процесс разложения старинных, принимавшихся на веру убеждений, привычек, традиций. В результате более активными становятся временные, переходные формы. Отсюда засилье моды в искусстве, науке и даже в морали.

Итак, культурцентристская исследовательская программа в социально-гуманитарном знании, окончательно утвердившаяся в начале XX в., представляет собой более продвинутую в плане методологии социального познания парадигму. При этом она не отменяет натурадиетические представления, а может включать их в себя. На примере творчества Э. Дюркгейма, Б. Малиновского можно говорить о том, что она наиболее близка к тому, чтобы стать общенаучной социальногуманитарной исследовательской программой.

Литература

Иванова А.С. Методология общественных наук: к постановке вопроса // Universum: общественные науки. — 2015. — № 10 (19). — С. 4.

Кузнецова Т.Ф., Логинова Л.Ф. Методология современного социальногуманитарного знания в контексте культуры // Этносоциум и межнациональная культура. — 2012. — № 5 (47). — С. 23-28.

Конопкин А.М. К вопросу о структуре псевдонауки: псевдонаука как девиантная интерпретация // Эпистемология и философия науки. — 2014. — Т. 39. — № 1 (39). — С. 152-172.

Мартишина Н.И. Конструктивистская исследовательская программа в социально-гуманитарном знании // Вестник Омского государственного педагогического университета. Гуманитарные исследования. — 2015. — №2(6). — С. 19-23.

Чесноков Г.Д. Поиск методологических основ научного знания // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: Философские науки. — 2011. — № 1. — С. 32-45.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >