ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТИНЫ

Проблема истинности и рациональности в социально-гуманитарных науках. Историзм. Плюрализм. Релятивизм. Психологизм. Проблема истины. Экзистенциальная истина. Истина и правда.

Истина — есть дочь времени, а не авторитета.

Ф. Бэкон

Проблема истинности и рациональности в социально-гуманитарных науках

Центральной проблемой науки является проблема истинности и рациональности. Во все времена, во всех цивилизациях цель научной деятельности остается направленной на получение истины, на формирование стандартов научной рациональности. При рассмотрении проблемы истины важно понять специфику ее классической, неклассической и постнеклассической концепции, а также особенностей современного понимания объективного характера истин социально-гуманитарных наук, их взаимосвязь с реальностью.

Классическая концепция, во-первых, предполагает, что истина есть соответствие знаний объекту, т.е. его сущности и природе, отдельным сторонам и свойствам. Во-вторых, под ней понимается возможность устранения социокультурных препятствий на пути ее постижения, что делает среду между субъектом и объектом познания абсолютно прозрачной. В-третьих, она утверждает, что относительно каждого объекта познания существует лишь одна истина, которая со временем победит все другие неверные точки зрения, преодолеет заблуждения. Монополия на истину — в значительной мере продукт убеждения в ее единственности и следующих за этим притязаний на владение ею.

Неклассическая концепция истины возникла в общественных науках на рубеже XIX-XX вв. Сохраняя ориентацию на постижение сущности и свойств объекта, она, во-первых, признает присутствие субъекта познания в таком объекте, как общество. Следовательно, утверждается невозможность устранения ее влияния на познавательный процесс. Во-вторых, такая трактовка требует разработки идеи познавательной активности субъекта, понимаемой как выбор им тех или иных методов и процедур познания, соответствующих параметрам познавательной ситуации. Все истины науки — результат соглашений ученых, основанных на субъективных критериях. В-третьих, неклассическая концепция истины отвергает ее монопольный характер, допуская существование плюрализма мнений в науке как различных ракурсов интерпретации или вариантов описаний, эквивалентных друг другу. Она требует от ученых повышенной критичности мышления по отношению к получаемым ими результатам. Это достаточно трудно совмещается с научной смелостью и убежденностью в своей правоте, столь необходимыми в научном поиске.

Так или иначе, но разные концепции, равно как и содержащиеся в них истины, дополняют друг друга. Ни одна из них не может претендовать на монополию, т.е. на всесторонний охват объекта познания.

Этим обусловлено и современное отношение к истинам социальных и гуманитарных наук: невозможно отождествлять выводы, вытекающие из какой-либо научной концепции, ее теоретические конструкты с социальной реальностью и строить в соответствии с ними реальную жизнь всего общества, использовать их в качестве оснований глобальных социальных проектов. Каждая из концепций оказывается истинной лишь по отношению к определенному типу экономических или политических задач.

Постнеклассическая концепция истины признает уже не только наличие субъекта в социальной реальности, но и его практическую роль. При этом субъектом познания в таких трактовках чаще всего выступает общество, являясь вместе с тем объектом познания. Истина в постнеклассическом понимании может быть истолкована не только как воспроизводство объекта в знании, но и как характеристика способа деятельности с ним. Поскольку таких способов может быть множество, монополия на истину исключается.

Объективность знания во всех трех концепциях научности и рациональности — классической, неклассической и постнеклассической — достигается стремлением субъекта познания к адекватному воспроизведению изучаемой реальности, сколь бы сложной она ни была. Природа рациональности фактически одна, т.е. упорядочивающая способность человека, но при этом различны ее интерпретации и типы. В связи с этим рассмотрим базисные основы рациональности, которые позволяют исследователям выделять определенное количество ее типов.

Классический тип рациональности концентрирует внимание только на объекте и выносит за скобки то, что относится к субъекту и средствам деятельности. Для неклассической рациональности характерна идея относительности объекта к средствам и операциям деятельности. Ее условием является получение истинного знания об объекте. Наконец, постнеклассическая рациональность учитывает соотнесенность знаний об объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности.

«За научной рациональностью был закреплен статус того, что она выступает как метод исследования, позволяющий говорить об определенной оценке тех или иных научных утверждений. Фактически такое научное понимание рациональности является далеко не единым. В значительной степени оно не отражает реалий нынешнего этапа развития науки. Однако в недавнем прошлом, в рамках неопозитивистской традиции, научная рациональность выступала своеобразным критерием, по которому можно было знание отделить от незнания или ложного знания. Следует обратить внимание на то, что научная рациональность имеет достаточно сильный оценочный момент, и в этом смысле можно говорить об определенной идеализации данного понятия. Понятие “объективная истина” сохраняет свое регулятивное значение, но практически истинность выявляется в контексте всех типов мышления и деятельности» [111].

В методологическом плане можно говорить о двух моделях понимания истины в современном социально-гуманитарном познании: классическая модель и неклассическая модель.

Первая модель сформулирована в работах философов Г. Гадамера и П. Рикера и связана с характерной для гуманитарных наук ситуацией конкурирующих смыслов, когда существует целый спектр понимания истины, так что отдать предпочтение какому-то из них оказывается непросто.

Вторая модель складывается в социально-гуманитарном знании по мере того, как с возрастанием влияния постмодернизма в нем устраняется разграничение субъекта и объекта. В этом случае общий принцип соответствия («метарассказ», «метанарратив» в терминологии постмодернизма) оказывается ненужным. Заметим, что, если в традиции, идущей от Аристотеля, истина ищется на уровне высказывания (суждения), современное гуманитарное знание ставит проблему преодоления оппозиции «высказывание — предмет». Уже Г. Гадамер указывал, что высказывание не автономно, оно имеет мотивацию, вскрыть которую можно путем четкой постановки вопросов. Поэтому истинное высказывание имеет диалогическую структуру. М. Хайдеггер, в свою очередь, требовал изменить ракурс и не замыкать истину на соответствии высказывания факту. Он приписывал истину самому бытию и считал возможным говорить об «истинности самого бытия как оно открывается человеку».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >