ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ?

Россиецентричный мир, как всякая геополитическая система, включал в себя центр — собственно Россию, цивилизационную по- лупериферию — окраины бывшего СССР и периферию — исторических союзников. Периферийность в данном случае не означала худшего качества жизни, или низшего статуса. Но факт заключался в том, что сборка этого мира могла вестись только при наличии российского (русского) центра. Когнитивно россиецентричная система была поражена в самом центре, после чего и начался ее распад, сдача позиций. В военном отношении, напротив, геополитический противник двигался от периферии к центру. Вначале был нанесен удар по исторически союзническим режимам России / СССР. Вторым этапом началась развертка военного сценария на цивилизационной полупериферии России. Вначале — в Южной Осетии, теперь — на Украине. Но по этой сценарной логике будет и третий этап — поражение цивилизационного центра (рис. 7.7).

По ком звонит колокол?

Рис. 7.7. По ком звонит колокол?

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНАЛОГИИ

Всегда в истории существовали точки особой геополитической напряженности. Победы или поражения в этих точках имели определяющее значение для цивилизационных общностей. Очевидно, что сегодня такой точкой геополитической напряженности является Новороссия. От исхода противостояния в этой точке зависит напрямую судьба российской цивилизации. Для проведения исторических аналогий обратимся к XIX столетию (рис. 7.8).

На середину века приходится апогей европейской россиефобии. Европа консолидируется в своей враждебности к России. Начинается Крымская война. Решающее значение и для войны, и для цивилизационного противостояния в целом имела оборона Севастополя. Отношение к севастопольской обороне раскололо российскую общественность. Одни записывались в ополчение для отправки на театр боевых действий. Другие — представители западничества — наоборот, аплодировали успехам противника. На волне народного подъема Николай I даже готовил манифест об объявлении новой Отечественной войны. Но смерть помешала его планам.

Александр II предпочел пойти на уступки ради достижения мира. Поражение в Крымской войне явилось мощнейшим моральным потрясением. Результатом поражения был сделанный вывод о неэффективности российской модели государственности в сравнении с западноевропейскими моделями. Начался период либеральных западнических реформ.

Российская империя геополитически самоустранилась от участия в большой мировой политике. Воспользовавшись данным устранением, державы Запада осуществляют колониальный раздел мира. Именно в этот период окончательно утверждается британское владычество в Индии. Именно в этот период Франция захватывает Индокитай. Именно в этот период происходит Вторая опиумная война в Китае. Именно в этот период Англия и Франция поделили между собой Африку.

Но вот, новый моральный вызов артикулируется в адрес российского общества — турецкая резня сербов. Не ответить на этот вызов означало бы пойти по пути предательства, а соответственно, утраты национальной легитимности. Вступиться же за сербов значило ввязаться в новую войну не только с Османской империей, но и вероятно — консолидированным Западом. Либеральное правительство возвращения на путь конфронтации с Западом не желало. Предать южных славян не позволило общество. Многие русские офицеры (все как в Новороссии) увольняются со службы и добровольцами уезжают на Балканы. Сербскую армию, вопреки противодействию петербургских чиновников, возглавил русский генерал Михаил Черняев. По всей России активизируется деятельность «славянских комитетов». Развертывается патриотическое давление на правительство. В конечном итоге император принимает решение начать войну.

Победы и поражения в точках геополитической напряженности как факторы исторических поворотов страны

Рис. 7.8. Победы и поражения в точках геополитической напряженности как факторы исторических поворотов страны

Особое стратегическое и символическое значение, как прежде оборона Севастополя, приобретает теперь оборона Шипкинского перевала. Проигрыш имел бы необратимые последствия морального обрушения в целом для Российской империи — и государства, и общества. Победа России в Русско-турецкой войне стала моментом поворота страны с либеральных на национальноориентированные рельсы развития, завершившегося уже в правление Александра III.

Аналогии могут быть найдены и в более позднее время. Так, падение Порт-Артура в Русско-японскую войну явилось прологом первой российской революции. На сегодня Новороссия — это наши Севастополь, Шипка и Порт-Артур. От исхода борьбы за Новороссию зависит судьба не только Донетчины, но и России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >