ИНТЕГРАЦИЯ И ЕЕ ТЕХНОЛОГИИ: ВЗГЛЯД ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ

В российской науке феномен межгосударственной интеграции также исследовался учеными. В связи с этим существуют различные подходы к понятию интеграции.

Подходы к понятию межгосударственной интеграции в российской науке

В советской науке термин «интеграция» долгое время интерпретировался как чисто экономическое понятие, и даже Политическая энциклопедия, вышедшая в 1999 г., трактовала интеграцию в качестве экономического феномена и не содержала понятия политической интеграции[1]. В энциклопедическом словаре по политологии политическая интеграция определяется как «...слияние, сплочение общественных государственных структур в более широкую межгосударственную общность, путем создания новых институтов власти с передачей им части суверенных прав национальных политических органов»[2].

Выдающийся ученый, доктор экономических наук, профессор М.М. Максимова разработала одно из первых отечественных определений, согласно которому интеграция — это «...регулируемый на международной основе процесс сближения, постепенного объединения в обширные экономические комплексы национальных хозяйств двух или более стран с однородной социально-экономической основой», который возможен «лишь в рамках группы государств с однородной социально-экономической системой, с единым способом производства»[3]. В науку было введено понятие социалистической интеграции, использовавшееся для осмысления интеграционных процессов в рамках Организации Варшавского Договора (ОВД) и Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

Профессор Ю.В. Шишков рассматривал интеграцию как «...сложный, многоаспектный саморазвивающийся исторический феномен, который поначалу зарождается в наиболее развитых с технико-экономической и социально-политической точки зрения регионах мира и шаг за шагом втягивает в этот процесс все новые страны по мере дозревания их до необходимых экономических, политических и правовых кондиций»[4].

Ю.В. Шишков также отмечал, что «...грань, отделяющая интеграцию от более низких стадий интернационализации хозяйственной жизни, а интеграционный комплекс от остальной совокупности мирохозяйственных связей, проходит там, где производственно-техническая, экономическая и политико-правовая зависимость национальных хозяйств переходит во взаимопроникновение и переплетение национальных процессов воспроизводства»[5].

В постсоветской науке тема интеграции сначала начинает исследоваться с точки сохранения «...целостности постсоветского пространства, взаимодействия новых независимых государств в условиях мировых политических процессов, поиска оптимальной модели интеграции в рамках СНГ, обеспечения коллективной безопасности, противодействия новым мировым угрозам и т.д.»[6]. В отличие от советского периода началось активное изучение интеграции как политического феномена.

Н. Исингарин и Н. Зиядуллаев[7] считают, что политическая интеграция — это двухсторонний процесс: с одной стороны, установление общих правил для всех государств, а с другой — институциональное сотрудничество: создание специализированных учреждений с передачей в конечной форме им государственного суверенитета.

По мнению Е.И. Пивовара, политическая интеграция — это процесс слияния двух или более независимых (суверенных) единиц, национальных государств в широкую общность, обладающую межгосударственными и надгосударственными органами, которым передается часть суверенных прав и полномочий[8].

Н.В. Соколова в своей диссертации дает определение политической интеграции как процесса формирования единого сообщества через совокупность институтов и норм, которые становятся общими для всех базовых единиц объединения[9].

Политолог АЛ. Буров главным в политической интеграции считает то, что она является составной частью общего интеграционного процесса, в который вовлекаются субъекты, наделенные теми или иными политическими функциями, и одновременно зависит от личностных свойств лидеров, вовлекаемых в интеграцию национальногосударственных институтов, партий, неправительственных организаций и т.д.[10].

Другой исследователь проблем межгосударственной интеграции, Е.Г. Журавская, отмечает, что абсолютизация экономических или политических сторон процесса интеграции обусловливает существование двух крайних точек зрения: на одном полюсе — отождествление интеграции с развитием международных экономических связей, происходящим вне зависимости от регулирующей деятельности государств, на другом — признание интеграционными лишь процессов, протекающих в официально оформленных союзах под непосредственным воздействием правительств интегрируемых государств[11]. Разумеется, истина находится где-то посередине между этими радикальными подходами.

Доктор экономических наук, профессор МГИМО О. В. Буторина, анализируя современные региональные объединения, выделяет ряд признаков и одновременно условий интеграции:

  • • синергетический эффект интеграции;
  • • обособление интеграционного объединения из остального мира;
  • • добровольный и партнерский характер интеграции;
  • • распространение интегративного эффекта с одних сфер на другие (например, влияние экономической интеграции на внутреннюю и(или) внешнюю политику);
  • • осознание участниками интеграции общности их судеб[12].

На наш взгляд, данный список является справедливым, хотя и не исчерпывающим. Мы прибавили бы к данному списку внешние факторы интеграции (например, наличие антагонистов или конкурентов на международной арене), экономические, политические и культурные связи стран и народов и т.д.

Любопытно направление, исследующее феномен сетевой интеграции. В частности, политолог, д-р филос. наук Л.В. Сморгунов в своих работах рассматривает так называемый сетевой подход к политике[13]. Формирование сетевых связей (особенно с развитием коммуникаций) стало одним из ключевых драйверов интеграции, в том числе, посредством создания горизонтальных связей как в рамках одного региона, так и между странами разных регионов, например, в виде зон свободной торговли. Политолог О.А. Бирюкова рассматривает сетевую интеграцию как наиболее перспективную модель, предполагающую «...перенос акцентов с межгосударственного уровня интеграции на уровень регионов, муниципальных образований, бизнес-структур, неправительственных организаций... и других элементов гражданского общества»[14]. Развитие интеграции на постсоветском пространстве, как будет рассмотрено ниже, во многом проходит с использованием элементов сетевой модели.

Пожалуй, наиболее глубоко понятие политической интеграции в отечественной науке проработал В.Г. Барановский. Он одним из первых дал определение политической интеграции как процесса, который развивается на уровне политической и юридической надстройки участвующих в нем государств и характеризуется их глубоким и всесторонним сотрудничеством на постоянной основе, порождающим специфические институциональные и организационные формы их повседневного взаимодействия[15].

В.Г. Барановский выделяет два аспекта политической интеграции. Институциональный аспект характеризуется интеграцией тех организаций и институтов, которые являются участниками политической жизни. Функциональный аспект касается деятельности, т.е. тех политических функций, которые реализуются участниками политической жизни. Формы политический интеграции также могут быть различны, это и 1) объединения с целью выработки общей экономической политики, 2) формирование союза на основе общего внешнеполитического курса; 3) создание военно-политического союза;

4) образование неправительственных международных объединений парламентариев, партий, общественных организаций[16].

На наш взгляд, приведенные выше точки зрения отражают различные грани как общего понятия интеграции, так и непосредственно термина «политическая интеграция». Однако озвученным выше подходам не достает конкретности, ни одно из определений не помогает ответить на вопрос, состоялся ли процесс политической интеграции в том или ином регионе. В связи с этим предлагаем определение политической интеграции, которое являло бы собой не совокупность довольно широко сформулированных признаков и свойств, но некий результат осуществления определенных политических технологий и процессов.

Политическая интеграция — это объединение суверенных государств на основе экономических, а затем политических договоренностей, осуществляемое посредством выражения единой политической воли объединяющихся государств создать наднациональное объединение с собственной системой надгосударственных исполнительных, законодательных и судебных органов, действующих на основании делегирования государствами-членами такого объединения части своего суверенитета на наднациональный уровень.

Политическая интеграция является процессом, поэтому обозначенные выше признаки должны восприниматься в динамике, т.е. отсутствие или незавершенность одного из подпроцессов означает не провал политической интеграции, а ее незавершенность.

  • [1] См.: Политическая энциклопедия: в 2 т. Т. 2 / рук. проекта Г.Ю. Семигин.М., 1999. С. 445.
  • [2] Политология: энциклопедический словарь/обш. ред. и сост. Ю.И. Аверьянов. М., 1993. С. 122.
  • [3] Максимова М.М. Экономическая интеграция: некоторые вопросы методологии// Мировая экономика и международные отношения. 1969. № 5.
  • [4] Шишков Ю.В. Отечественная теория региональной интеграции: опытпрошлого и взгляд в будущее // Мировая экономика и международные отношения. 2006. № 4.
  • [5] Там же.
  • [6] Бирюкова О.А. Региональная интеграция на постсоветском пространстве:проблемы и перспективы (политологический анализ): дисс. канд. полит, наук.М„ 2008.
  • [7] См.: Зиядуллаев И.С. СНГ: опыт и итоги десятилетия // Свободная мысль.2002. № 4. С. 49—62; Исингарин Н.К. Десять лет СНГ: проблемы, поиски, решения. Алматы, 2001.
  • [8] См.: Пивовар Е.И. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции.Исторический очерк. М.: Алетейя, 2009. 196 с. С. 19.
  • [9] Соколова Н.В. Политическая интеграция: генезис и перспективы развития(на примере ЕС, СНГ, Союзного Государства России и Беларуси): дис. ...канд. наук.Воронеж: Воронежский институт экономики и социального управления, 2010.
  • [10] Бурое АЛ. Политическая интеграция как процесс (на материале современной ситуации на Южном Кавказе) // Вестник Пятигорского государственноголингвистического университета. 2006. № 4. С. 59—63.
  • [11] Киреева С.А. Межгосударственная интеграция как внешняя функция российского государства: дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.01. Астрахань, 2006. С. 91, 92.
  • [12] Буторина О.В Понятие региональной интеграции: новые подходы /О.В. Буторина // Космополис. 2005. № 3 (13).
  • [13] Сморгунов Л.В. Сетевой подход к политике и управлению // Полис. № 3;Сморгунов Л.В. Сетевая методология исследования политики // Политическийанализ: Доклады Центра эмпирических политических исследований СПбГУ.Вып. 2 / под ред. Г. П. Артемова. — СПб.: Издательство С.-Петербургского университета, 2001; Сморгунов Л.В. Государственная политика и управление. М.,2006.
  • [14] Бирюкова О.А. Указ. соч.
  • [15] См.: Там же. С. 12,42.
  • [16] См.: Барановский В.Г. Указ. соч. С. 163, 164.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >