Идеократия и идеология

Особое внимание евразийцы также уделяли вопросам формирования политической элиты. Евразийское государство должно быть идеократическим, а значит, и государственные институты, и политическая элита в нем должны формироваться по принципу соответствия одной руководящей идее (идее-правительнице)[1].

Евразийцы, наблюдавшие становление фашистского и советского режимов, пытались обозначить те черты идеократического государства, которые четко бы отличали его от государства тоталитарного:

  • • социалистический характер государственной политики (главенство общественного блага);
  • • главенство политической элиты («правящего слоя»), носителя евразийской идеологии;
  • • соответствие идеологии (в частности, идеи-правительницы) культуре и духу всех народов, населяющих государство;
  • • социально-экономическая, политическая, религиозная и идеологическая независимость от других государств[2].

Идеей правительницей для России-Евразии, разумеется, является евразийство. Носителем этой идеи сначала становятся представители духовной и интеллектуальной интеллигенции (такой вывод, очевидно, следовал из практики революций в Европе и России, где революционные идеи изначально зарождались в кругах интеллигенции, и, на наш взгляд, такой вывод не потеряет своей актуальности). Евразийская идея одновременно вбирает в себя и является альтернативой иным исторически сложившимся идеям, которые служат основой для различных государств: религиозные идеи, идея правового государства, идея социального равенства, идея национального превосходства и др. В евразийской идее также заложен антагонизм Восток-Запад или Евразийство-Романогерманизм. При этом евразийство не отвергает достижений западной цивилизации, но противостоит экспансии западной культуры.

Критикуя евразийские идеи, Николай Бердяев, видевший в концепции идеократического государства пример платоновской утопии, писал о том, что евразийство должно избавиться от утопических соблазнов[3]. Сейчас мы понимаем, что при видимой утопичности некоторых воззрений классиков евразийства, их идеи актуальны, притом не только для евразийского интеграционного проекта. Так, Н.С. Трубецкой писал: «...ошибочно думать, будто благодаря цивилизации и всеобщей культуре, упраздняются перегородки и облегчается общение между людьми. Никакое “братство народов”, купленное ценой духовного обезличивания всех народов неприемлемо, ибо когда во главу угла ставятся материальные интересы, они будут порождать только замыслы империализма и мирового господства»[4].

Именно озвученная Трубецким проблематика приводит сегодня к тому, что европейский интеграционный процесс сталкивается с тенденцией к дезинтеграции.

Написанная Николаем Трубецким более 90 лет тому назад статья «Русская проблема» также не утратила своей актуальности. Можно лишь сделать небольшую корректировку и говорить уже об общей евразийской проблеме. Ш.М. Шукуров и В.Л. Каганский под евразийской проблемой понимают поставленный представителями евразийства вопрос о географической идентичности России[5]. Для В.А. Кожинова евразийская проблема тождественна проблеме евразийства, т. е. существа и смысла евразийского учения[6].

Представляется, что в наши дни евразийская проблема гораздо шире: отсутствие идеологического содержания в современной политике стран СНГ, невозможность стратегического планирования, де- зинтеграционные процессы, кризис политических элит, сырьевой характер экономики России и иных стран бывшего СССР и пр.

Евразийцы, и в частности Н.С. Трубецкой, считали, что России нужно дать Западу духовный отпор. Для этого «необходим радикальный переворот в русском общественном сознании и настроении»[7], т.е. нужна идея, скрепляющая и учитывающая интересы разных слоев многонационального и многоконфессионального населения. Мы не можем полностью согласиться с этой ранней евразийской риторикой в том, что Запад — это «злейший враг», которому необходимо давать отпор. Однако проблемы есть, и, на наш взгляд, потенциал евразийской идеи состоит в том, что она может успокоить «русскую душу», вечно метущуюся то на Запад, то на Восток. По нашему мнению, евразийская идея в качестве новой идеологии может не только сплотить разнообразное и атомизированное российское общество, но и способствовать развитию более глубокой интеграции РФ со странами-партнерами на евразийском пространстве.

Следует согласиться с некоторыми авторами в том, что вопрос об идеологии стал своего рода анахронизмом общественного сознания[8]. Российская Федерация в некоторых юридических аспектах является правопреемницей СССР, однако, является ли она таковой идеологически, не вполне очевидно. Число мест, занимаемых КПРФ в Государственной Думе 6-го созыва не многим превышает 20% общего числа, при этом у населения во многом находят позитивный отклик и консервативная внутренняя политика властей, и присоединение Крыма, нередко ассоциируемое в публичных источниках с «восстановлением советских границ»[9]. Более половины населения России высказываются в пользу возврата в плановой экономике[10].

Идеология долгие годы была мощнейшим стержнем советского государства, однако кризис, наметившийся еще в хрущевскую эпоху, впоследствии вырос в абсолютное разложение идеологических конструкций во времена перестройки. В итоге Россия, потерявшая «корневую» связь с досоветской государственностью и отказавшаяся от советского пути, не приобрела вместе с воспринятым капиталистическим строем и демократическим режимом нового идеологического фундамента. Принципы свободы, демократии и либерализма, прагматически верные и полезные, не сформировали новую национальную идею и не укоренились в умах и сердцах большинства населения постсоветской России.

Россия и страны СНГ, к сожалению, угодили в своего рода политико-экономическую ловушку, так как крушение советского строя в регионе не было абсолютным, не имело тех признаков, которые, например, проявлялись при демонтаже социализма в бывших странах — участницах ОВД: проводимая в различных формах реституция собственности, принятие люстрационного законодательства и др.[11]. Более того, власть в новом российском государстве первоначально перешла к выходцам из партийной номенклатуры, а значит, построением нового государства занимались люди из старой системы. Эти факторы среди многих других обусловили затяжной идеологический кризис в России.

Данную проблему пытались решить «сверху» проектами «национальной идеи» в период президентства Б.Н. Ельцина или концепцией «духовных скреп» в недавнем прошлом. Тем не менее создание подобных искусственных концепций не увенчалось успехом не только потому, что властные элиты сами, как мы полагаем, не разделяли и не верили в эти концепции, вследствие чего для указанных проектов не было обеспечено надлежащей пропагандистской поддержки, но и потому, что эти проекты чужды населению России. Они не катализируют исторических ассоциаций и не отвечают на актуальный идеологический запрос, имеющийся у народа.

Данное рассуждение, казалось, теряет всякий смысл в свете норм Конституции РФ, отрицающих господство одной идеологии. Однако нельзя не признать, что данная норма сформулирована «от противного», в противовес существовавшей долгое время монопольной власти коммунистической партии. При этом реальное отсутствие идеологии, не насаждаемой насильственным путем, но сплачивающей хотя бы более половины населения страны, имеет только негативные последствия. Все это приводит к нарастанию депрессивных тенденций в обществе[12].

Именно идеология способна заполнить вакуум в общественном сознании и сгладить противоречия между различными слоями и группами населения. Именно общегосударственная идеология способна эффективно противостоять индивидуалистической тенденции в современном обществе. На наш взгляд, эта тенденция исторически чужда российским и евразийским народам. Да и западный индивидуализм становится постепенно достоянием прошлого. В оплоте рыночного индивидуализма США за президентский пост боролся Берни Сандерс — политик, открыто называющий себя социал-демократом. Экономика скандинавских стран уже давно, по крайней мере, не менее социалистическая, чем капиталистическая.

Таким образом, необходим поиск концепций, сочетающих в себе консервативные, государственнические идеи, духовность с прогрессивным вектором развития страны и общества, этническое и культурное многообразие с единством государства и общества.

  • [1] Трубецкой Н.С. Об идее-правительнице идеократического государства.Наследие Чингисхана. М.: АГРАФ, 1999. С. 518.
  • [2] См. напр.: Савицкий П.Н. Подданство идеи. Евразийский Временник.Кн. III. Берлин: Евразийское книгоиздательство, 1923.
  • [3] Бердяев Н.А. Утопический этатизм евразийцев // Путь. 1927. № 8. С. 141—144.
  • [4] Трубецкой Н.С. Вавилонская башня и смешение языков // Мир России —Евразия: Антология. М., 1995. С. 73-83.
  • [5] Шукуров Ш.М. Евразийская проблема в свете некоторых рассужденийЛ.Н. Гумилева// Евразийская перспектива. 1994. № 15. С. 74-76.
  • [6] Кожинов В.Л. О евразийской концепции русского пути // Евразийскаяидея и современность. 2002. № 14. С. 150-152.
  • [7] Трубецкой Н. С. Русская проблема // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. М.: Наука. 1993. С. 49, 50.
  • [8] Молотков А.Е. Миссия России. Православие и социализм в XXI веке[Электронный ресурс] // Православный социализм. Режим доступа: http://chri-soc.narod.ru/molot_missia_rossii_l_2.htm., свободный. Загл. с экрана.
  • [9] В Крыму пытаются силой восстановить советскую империю — Турчинов[Электронный ресурс] // Информационное агентство Л1ГАБ1знес1нформ. Режимдоступа: http://news.liga.net/news/politics/1001638—v_krymu_pytayutsya_siloy_vosstanovit_sovetskuyu_imperiyu_turchinov.htm., свободный. Загл. с экрана.
  • [10] Левада-Центр Предпочтительные модели экономической и политическойсистем [Электронный ресурс] // Левада-Центр. Аналитический центр ЮрияЛевады. Режим доступа: http://www.levada.ru/2016/02/17/predpochtitelnye-modeli-ekonomicheskoj-i-politicheskoj-sistem/, свободный. Загл. с экрана.
  • [11] См. подробнее: Зубов Л.Б. Восточноевропейский и послесоветский путивозвращения к плюралистической государственности, стенограмма лекции, стенограмма лекции [Электронный ресурс] // Сайт ПолитРу. Режим доступа: http://www.polit.ru/article/2009/10/08/zubov/, свободный. Загл. с экрана.
  • [12] См.: Исследование Левада-Центр «Социальное самочувствие россиян»от 11.12.2013 [Электронный ресурс]. Аналитический центр Юрия Левады. Режимдоступа: http://www.levada.ru/l 1-12—2013/sotsialnoe-samochuvstvie-rossiyan., свободный. Загл. с экрана.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >