Евразийство как идеологический фундамент интеграции

На наш взгляд, поиск подобных концепций следует сосредоточить на исследовании идей классического евразийства и современных научных работ, осмысляющих наследие ученых-евразийцев.

Данный вывод объясняется следующими причинами:

  • 1. Центром научного интереса классиков евразийства являлась Россия с ее духовным и культурным многообразием, специфическим становлением и развитием государственности, особенностями менталитета населения и т.д.
  • 2. Евразийское учение возникло «на крутом повороте трагической истории России»[1]. Крушение старого и построение нового государства в начале XX в. внимательно изучалось евразийцами и приводило их к определенным выводам о будущем России. На рубеже XX—XXI вв. страна вновь прошла через масштабные пертурбации, и данные выводы могут быть актуальнее, чем когда-либо.
  • 3. Самоочевидна роль процессов евразийской экономической интеграции, запустившей ренессанс классической евразийской мысли в противовес общим процессам дезинтеграции внутри Российской Федерации и среди стран СНГ.
  • 4. Не меньшую актуальность имеют труды евразийцев, посвященные проблеме взаимоотношений России и Запада, которая для евразийцев являлась одной из стержневых.
  • 5. Евразийское учение лежит на стыке исторической, политической и философской наук — подобный синтез идеален для выработки идеологии, так как позволяет апеллировать к наиболее важным граням общественного сознания.

Сочетание данных черт может стать основой особой формы общеевразийского культурного национализма, распространяющегося на весь спектр евразийских народов[2] и сконцентрированного на благе всей совокупности народов евразийского пространства[3]. П.Н. Савицкий в своей статье «Евразийство» писал о том, что «...евразийцы понимают Россию как “собор народов” и что “национальные особенности будут складываться в некую гармонию, будут порождать явления широкого и творческого общеевразийского национализма”»[4]. Н.С. Трубецкой также пишет о своеобразной «цветущей сложности» культур и о том, что русская культурная среда превзошла первообра- зовавший ее славянский элемент, переплелась с другими культурами (например, степной тюркско-монгольской культурой)[5].

Доктор философских наук, профессор В.Я. Пащенко пишет: «Идея России-Евразии может лечь в основу выработки новой концепции русской идеи, идеологии новой возрожденной России и, следовательно, может стать теоретическим обоснованием деятельности здоровых сил страны, ставящих перед собой задачу ее возрождения»[6].

На наш взгляд, описанные выше идеи классического евразийства могут удачно приспособить концепцию гражданского общества к евразийской действительности. Не секрет, что гражданское общество, каким его понимал Дж. Локк, базирующееся на принципах приоритета интересов и свобод личности, менее знакомо для народов Рос- сии-Евразии, у которых на протяжении веков, как правило, главенствовали коллективистские идеалы. Более того, такое понимание гражданского общества уже менее актуально и для так называемого западного мира. Разумеется, приоритет прав и свобод личности не ушел, но общественное благо (если даже не сказать больше — социалистические идеалы) приобретает все большее значение.

Любопытно, что демократическая и либеральная идеология не так далека от идей евразийства, как это может показаться. Ключевой принцип современных демократий — это верховенство личности, ее прав и свобод. Этот принцип имел не меньшее значение и для евразийцев. Более того, понятие личности является основополагающей для евразийского учения. Так, Н.С. Трубецкой писал: «Идея личности... становится исходной точкой для системы философии»[7]. Однако в работах Трубецкого понятие личности представляется как личность, которая может быть не только «частночеловеческой», но и «многочеловеческой», «симфонической»[8]. У Л.П. Карсавина мы находим соборную личность, которой «...является народ, который ученый характеризует как организованное иерархическое единство социальных групп (сословий, классов и т.д.)»[9].

Евразийская идеология создает фундамент для совместного общежития и взаимодействия сотен этносов, проживающих на евразийском пространстве. Согласимся с Ю.В. Попковым и Е.А. Тюгашевым в том, что «...евразийство может стать идеологией всех евразийцев. Но для этого, наряду с признанием важности географического фактора в единстве Евразии, необходимо обратить внимание и на антропологический аспект евразийской проблемы»[10]. Н.С. Трубецкой писал, что «...связь русских с туранцами закреплена не только этнографически, но и антропологически, ибо в русских жилах, несомненно, течет, кроме славянской и угро-финской, и тюркская кровь»[7].

Антиевропейская полемика в рамках классической евразийской мысли, на наш взгляд, не должна восприниматься как непременная составляющая евразийства. Более того, евразийцы не выступали за разрыв отношений и противостояние с Европой, но говорили о необходимости культурной автономии и экономической и политической самостоятельности незападных цивилизаций, прежде всего России-Евразии. Связь России и Европы просто невозможно отрицать, и не следует искать решение всех проблем в буквальном «исходе на Восток». Прогрессивный путь — это синтез европейского и азиатского начал и обеспечение взаиморазвития Азии и Европы. Согласимся с В.С. Соловьевым, который историческую роль России усматривал в разрешении мирового спора между Западом и Востоком путем их примирения: «Россия достаточно показала и Востоку и Западу свои физические силы в борьбе с ними — теперь предстоит ей показать им свою духовную силу в примирении»[12].

Таким образом, идеологической основой современного евразийского интеграционного образования должен быть общеевразийский патриотизм, основанный на признании национального своеобразия и наличии единых глубинных ценностей, способных объединять народы и произрастающих из глубин истории этих народов.

Согласимся с доктором философских наук А.Т. Горяевым в том, что «евразийство обладает значительной интегративной силой»[13]. Отмечается, что «евразийская идея в современной политической практике может послужить основой для создания общенациональной объединяющей патриотической идеологии»[14]. Использование евразийства как идеологической технологии интеграции представляется весьма перспективным.

  • [1] Пащенко В.Я. Идеология евразийства. — М.: Издательство Московскогоуниверситета, 2000. 381 с.
  • [2] См. Трубецкой Н.С. Об истинном и ложном национализме. Наследие Чингисхана. С. 114.
  • [3] Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев.М., 1997. С. 7
  • [4] Савицкий П.Н. Евразийство. Основы евразийства. М.: Арктогея-Центр,2002. С. 291,292.
  • [5] Трубецкой Н.С. Верхи и низы русской культуры. Наследие Чингисхана.
  • [6] Пащенко В.Я. Идеология евразийства.
  • [7] Трубецкой Н.С. К проблеме русского самопознания. История. Культура.Язык. М., 1995.
  • [8] Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. Европа и человечество. М.: Эксмо,2007.
  • [9] Баранова Е.С. Государственно-правовые взгляды Л.П. Карсавина: автореф.дис. ...канд. юрид. наук. Владимир, 2008.
  • [10] Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Классическое евразийство: тропы и концепты.
  • [11] Трубецкой Н.С. К проблеме русского самопознания. История. Культура.Язык. М., 1995.
  • [12] Соловьев В.С. Три речи в память Достоевского. Сочинения. В 2-х т. Т. 2.М., 1990.
  • [13] Горяев Л.Т. Евразийская идея и проблема самоидентификации России:автореф. дис. ...д-ра филос. наук. Волгоград, 2003.
  • [14] Пушников О.В. Предпосылки, формирование и развитие евразийской идеи:история и современность: автореф. дис. ...канд. ист. наук. Ижевск, 2009.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >