КЛЮЧЕВЫЕ ВЫЗОВЫ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Ситуация после распада СССР была переходной, неустойчивой, а новые государства испытывали различные внутренние трудности. При этом данные государства живо помнили время, проведенное под централизованной тоталитарной властью, и стремились избежать повторения подобной модели. Даже те республики, где население жило в условиях более либеральных, чем основной СССР (например, страны Прибалтики), ожесточенно боролись за свое «освобождение» и, невзирая на экономические трудности, стремились оборвать связь с Москвой, для чего даже создавались так называемые народные, народно-освободительные фронты. То есть противостояние воспринималось сродни военному, а если вспомнить события на проспекте Руставели в Грузии, то и реальные военные столкновения с мирным населением имели место.

Многие постсоветские государства в своих внешнеполитических ориентациях отдавали предпочтение западному вектору, который воспринимался как прогрессивный путь к миру и благополучию. Наряду с этим большинство постсоветских государств осознавали сохраняющееся пусть неформальное экономическое лидерство РФ в регионе и сильную зависимость ряда государств от российской экономики.

Несмотря на то, что в рамках СНГ, на которое возлагались надежды по реинкарнации СССР на добровольных началах, так и не сложилось реального интеграционного блока с общей армией, финансовой и внешней политикой (как задумывалось при его создании), это содружество существует и по сей день, и оно не дало постсоветским государствам окончательно дезинтегрироваться. Процесс реинтеграции, как описывалось выше, пошел практически сразу же после распада СССР, но и вызовы новой интеграции обозначились в то же время.

Межнациональная напряженность

Одно из важнейших условий евразийской интеграции — это свободное движение рабочей силы, товаров, услуг и капиталов. Россия сегодня принимает больше всего дешевой рабочей силы из стран ближнего зарубежья (Закавказье, Центральная Азия и т.д.). В 2015 г. поток въезжающих в Россию иностранных граждан стал сокращаться, в том числе немного уменьшился приток мигрантов из Центральной Азии. При этом количество граждан Казахстана, находящихся на территории России, увеличивается с января 2015 г., что, видимо, связано с вступлением в силу Договора о ЕАЭС. В целом же картина трудовой миграции в Россию из стран СНГ кардинально не изменилась. Никуда не ушла и проблема нелегальной миграции. Все это, учитывая различные националистические настроения в российском обществе, создает благодатную почву для социальной напряженности.

Время от времени в России происходят всплески националистических настроений, да и в целом за Россией в некотором смысле закрепился имидж страны, в которой распространены ксенофобские и националистические воззрения[1], страны, в которой небезопасно жить и работать выходцам из Закавказья и Средней Азии. Общий посыл евразийской интеграции во многом входит в противоречие с настроениями населения России, которое, скорее, высказывается в пользу сокращения притока мигрантов[2].

Как показали события в р-не Бирюлево г. Москвы, события в г. Кондопоге и другие схожие инциденты, замалчивание и игнорирование межнациональных проблем в России отнюдь не гасит, наоборот, способствует накоплению ксенофобских настроений среди русского населения.

Другая сторона проблемы межнациональной напряженности заключается в военизированных столкновениях, примерами которых являются Нагорно-Карабахский конфликт, киргизо-узбекский конфликт и др. Эти конфликты, разгоревшись на закате СССР, отчетливо проиллюстрировали кризис интеграции СССР. Многие из этих проблем так и не были решены, и периодически конфликты разгораются с новой силой.

Данные проблемы требуют тонкой дипломатической, просветительской и информационной политики. Откладывание решения проблем на потом, блокирование неугодных информационных поводов в СМИ и прямолинейная пропаганда дружбы народов в данном случае не являются эффективными.

Этническая интеграция требует соблюдения соответствующего вектора в образовании. Несмотря на то, что классическое евразийское учение фактически предусматривает примат православия для евразийских народов, да и в современной России Православная Церковь имеет большое влияние, важно не допускать сращения Православной Церкви с институтами власти и притеснения представителей других вероисповеданий или неверующих граждан. Евразийское общество должно быть основано на ценностях, являющихся общими для представленных на евразийском пространстве конфессий, и культурном и религиозном плюрализме. Любые казусы принудительного религиозного воспитания в школах в русле только одной из конфессий недопустимы, хотя сам предмет религиозного воспитания не только оправдан, но и необходим для формирования евразийской идентичности, однако лишь при условии равноправного изучения основных религий.

На наш взгляд, нужно в корне пресекать всякий религиозный радикализм, и не только исламистского толка. По нашему мнению, акции таких якобы проправославных деятелей, как Дмитрий Энтео и пр. приносят большой вред делу евразийской интеграции.

Следует предусмотреть евразийский формат взаимодействия основных церквей региона, в частности с тем, чтобы в регионе эти институты согласовывали сбалансированную и скоординированную политику.

Большое значение имеет преодоление ксенофобии и шовинизма. Важно с молодых лет прививать уважение к истории и культуре различных народов евразийского региона, установить серьезный административный и общественный контроль над проявлениями ксенофобии, что важно, не только русским населением, но и по отношению к русскому населению. В то же время наказания за разжигание в том или ином виде национальной или религиозной вражды должны также быть сбалансированными. Уголовная составляющая таких наказаний должна задействоваться лишь в самых крайних случаях, во многих ситуациях «наказание рублем» или определенные исправительные работы могут быть гораздо эффективнее.

С сожалением приходится констатировать, что большая часть населения России мало знает о более чем ста национальностях, проживающих на территории страны. Этот пробел следует активно восполнять посредством проведения информационной и культурной политики в рамках ЕАЭС.

Нередко на федеральных телеканалах и в других СМИ России, (не говоря об Интернет-источниках) часто возникают безответственные высказывания политиков, популистские «великодержавные» лозунги и т.п. Такого рода риторика недопустима и должна жестко пресекаться посредством, как внутрикорпоративных мер, так и публичного регулирования.

В качестве мер возможно проведение крупномасштабного тестирования, составленного при участии психологов с целью выявить реальный градус напряженности и ксенофобии среди населения стран ЕАЭС, выделить основные причины и проявления этой ксенофобии с тем, чтобы сформировать комплекс мероприятий, точечно воздействующих на такие причины и проявления.

Формализм в этом деле будет губителен. На наш взгляд, единственно возможным подходом является честный диалог с населением. Россия как никто заинтересована в урегулировании межнациональных проблем, и потому отдельной и тщательной проработки требует комплекс стратегических и тактических мер в этом отношении.

Что касается конфликтов, выходящих на межгосударственный уровень (например, региональные конфликты в Афганистане и странах Центральной Азии, в Закавказье), на наш взгляд, эта проблема требует, во-первых, отделения экономики от политики — необходимо продвижение мысли о том, что экономически взаимовыгодное сотрудничество не требует разрешения всех политических разногласий. Это трудновыполнимый путь, но возможность такого подхода не следует отвергать. Помимо того, не вовлеченные в конфликт стороны должны предусмотреть в качестве отдельного направления своей внешней политики содействие урегулированию имеющихся конфликтов.

Проблема сосуществования, в терминологии Л.Н. Гумилева, множества различных титульных и нетитульных наций в рамках одного интеграционного образования также имеет значение в разрезе гармонизации методов управления интеграционным образованием. Члены этнического общества, как правило, обладают выраженной общеэтнической самоиндентификацией, которая сочетается со стойким субэтническим самосознанием. Внутри одной только России градус межэтнических проблем, очевидно, довольно высок. Что говорить о том, как он может вырасти при интеграции и создании общего рынка между Россией и рядом стран СНГ. Все это увеличивает риск несовпадения национальных общественных устоев стран — участниц ЕАЭС. Например, в странах Центральной Азии родоплеменная сплоченность фактически конкурирует с территориальной сплоченностью. Из-за этого межэтническая интеграция здесь ограничивается инкорпорацией одних группировок в другие[3]. Такое положение вещей отличается от механизмов, работающих в России (хотя опять же в разных регионах России ситуация может быть различной). Образование интеграционного блока с данными странами требует глубокого исследования национальных механизмов власти и формирования элиты внутри каждой из стран.

  • [1] Россия вошла в тройку стран-ксенофобов [Электронный ресурс] //Лента,ру. Режим доступа: https://lenta.ru/news/2013/03/21/nowelcome/, свободный.Загл. с экрана.
  • [2] Левада-Центр о национализме, ксенофобии и миграции [Электронныйресурс] // Информационно-аналитический центр Сова. Режим доступа: http://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/discussions/2014/09/d30171/, свободный.Загл. с экрана.
  • [3] Кадыров Ш.Х. Политические технологии в советской и постсоветской Центральной Азии Шохрат Кадыров // Вестник Евразии. 2005. № 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >