Различия интегрирующихся государств

Как упоминалось выше, понимание процессов управления и хозяйствования в странах — участницах ЕАЭС может немало различаться. Это часть более общей проблемы.

Частями данной проблемы являются также различия в уровнях социально-экономического развития постсоветских государств и в системах национального законодательства бывших советских республик[1]. Также негативным фактором является разное понимание целей и задач интеграции ее участниками (в том числе потенциальными)[2]. Эти проблемы усугубляются недостаточной сформированностью национальных хозяйств некоторых постсоветских стран[3].

Эти обстоятельства обусловливают необходимость тщательной серьезной проработки всех аспектов присоединения к ЕАЭС каждого нового члена. Вхождение в союз нового государства, с одной стороны, обогащает этот союз, с другой стороны, вносит дестабилизирующий эффект, пропорциональный величине разрыва (экономического, политического культурного) между новым членом и государствами, входящими в союз, а также удельному весу экономических и политических проблем, которые испытывает данное государство.

В связи с этим условия и порядок включения в ЕАЭС нового члена требует индивидуальной проработки — именно такой подход был принят в случае с включением в ЕАЭС Армении и Киргизии.

Другой проблемой является дисбаланс, изначально заложенный в конъюнктуре ЕАЭС. Речь идет, разумеется, о существенном преобладании России среди других экономик ЕАЭС. Успешное партнерство возможно лишь при тонкой и продуманной политике России, которая позволяла бы всем партнерам ощущать себя равноправными единицами интеграционного блока. Любые подозрения против России в «перетягивании одеяла» не могут не оказать пагубного влияния на развитие интеграционных процессов. При этом важно, чтобы Россия, как самая крупная экономика, исполняла функцию локомотива интеграции, однако не оказывая при этом давления на своих партнеров.

Третьей проблемой является стремление некоторых стран использовать ЕАЭС как буфер для достижения собственной односторонней выгоды. Примерами такого поведения являются и некоторые действия Казахстана (участие в проекте восстановления Великого шелкового пути, прекращение аренды Россией космодрома Байконур и др.) и Белоруссии, давно извлекающей многомиллиардные выгоды от интеграционных процессов. Это касается, например, льготных условий доступа на российский сырьевой рынок[4]. Белоруссия пользовалась траншами общей суммой в миллиарды долларов США из Антикризисного фонда ЕврАзЭс, большая часть которых была фактически предоставлена Россией. Единоличная политика стран — участниц интеграции может сильно ей повредить, превратив ЕАЭС в способ наживы вместо взаимовыгодного синергетического проекта.

На наш взгляд, эту ситуацию можно развернуть. В частности, на повестке дня находится сопряжение проектов ЕАЭС и Шелкового пути. Заместитель директора департамента торговой политики ЕЭК Н. Ячеистова отмечает, что готовящееся соглашение о торгово- экономическом сотрудничестве ЕАЭС и КНР может охватывать транспортные вопросы, технические стандарты, фитосанитарное регулирование, энергетику и многое другое[5]. В июне 2015 г. российско-китайская рабочая группа в Пекине сформировала список мероприятий в формате сопряжения ЕАЭС и Шелкового пути, в том числе создание крупных инфраструктурных проектов между КНР и ЕАЭС, таких как высокоскоростная магистраль Москва-Казань, модернизация БАМа и Транссиба и др.[6]. Например, премьер-министр Казахстана Карим Масимов говорит о трех возможных вариантах сопряжения: двустороннее сопряжение (страны ЕАЭС самостоятельно принимают решение об участии в проекте Шелкового пути), сопряжение ЕАЭС-КНР и сопряжение в рамках ШОС (как альтернатива Транс-Тихоокеанскому партнерству)[7]. Наиболее предпочтительным, по нашему мнению, представляется вариант сопряжения ЕАЭС-КНР.

Отметим, что для подписания соглашения о сопряжении ЕАЭС и ЭПШП необходимо определиться с разрешением вопроса безопасности транспортных коридоров. Пока что КНР использует собственные войска для обеспечения, в частности, китайско-пакистанского коридора. Разумеется, размещение китайских войск на территории ЕАЭС не является желательным. Что касается формата сопряжения, представляется, что первоначально имеет смысл организовать торгово-экономическое сотрудничество, а затем перейти к реализации конкретных инфраструктурных проектов.

Существует ряд препятствий для эффективного и выгодного для ЕАЭС сопряжения с ЭПШП. Чувствуется излишняя сконцентрированность ЕЭК на вопросах торговли. При этом Китай продвигает собственные интересы, в рамках которых эффект от сопряжения, нужный Китаю, состоит лишь в создании транспортного коридора. Существует бюрократическая инерция на уровне России. Как упоминалось выше, другие страны ЕАЭС предпринимают сепаратные попытки выиграть от сотрудничества с Китаем. Не играет на пользу сотрудничеству и замедление темпов экономического роста самого Китая.

Помимо того, все же не следует забывать, что Китай — это не самый безопасный партнер. Сегодня Китай является мировой державой с собственным мировым проектом и стратегией развития на полвека вперед. Положение одной из евразийских держав никогда не устроит Китай, потому он неминуемо будет вбивать «цивилизационный клин» между евразийскими странами.

В связи с этим необходимо развивать осторожное экономическое сотрудничество с Китаем, не поступаясь интересами ЕАЭС и интересами России. Одним из инструментов такого сотрудничества может быть непреференциальное соглашение о зоне свободной торговле между ЕАЭС и Китаем. Не лишена перспектив в будущем идея континентального торгово-инвестиционном партнерства (в противовес ТТИП). Следует сосредоточиться на согласовании общей повестки ЕАЭС и ЭПШП по экономическому сотрудничеству. На наш взгляд, это и перспективный, и относительно безопасный путь сопряжения двух этих проектов.

  • [1] Троицкий В.А. Формы экономической интеграции государств — участников Содружества Независимых Государств. СПб., 2008.
  • [2] Шуйский Н. Интеграция в Содружестве Независимых Государств: проблемы и перспективы // МЭиМО. 1999. №11.
  • [3] Шапиро Н. Интеграция стран СНГ: политический и экономико-теоретический аспект // МЭиМО. 2000. № 7.
  • [4] Таможенный союз: Очевидные преимущества и скрытие недостатки[Электронный ресурс] // Биржевой лидер. Режим доступа: http://www.profi-forex.org/novosti-rossii/entryl003131704.html, свободный. Загл. с экрана.
  • [5] ЕАЭС и Шелковый путь — основа для строительства новой Евразии[Электронный ресурс] // Евразийский коммуникационный центр. Режим доступа: http://eurasiancenter.ru/politicsexperts/20150605/1004118210.html, свободный.Загл. с экрана.
  • [6] Станислав Воскресенский: шелковый путь соединяет Россию и КНР.[Электронный ресурс] // Официальный сайт Минэкономразвития России. Режим доступа: http://economy.gov.ru/minec/press/interview/2015082704, свободный.Загл. с экрана.
  • [7] Токарев Л. Между великими. На прошлой неделе прошли заседания первого Астанинского клуба [Электронный ресурс] // Коммерсант. Режим доступа:http://www.kommersant.ru/doc/2856962, свободный. Загл. с экрана.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >