Большая Европа

Несмотря на временную, на наш взгляд, напряженность в отношениях с Европой, ЕАЭС — это серьезный шаг к формированию Большой Европы (от Лиссабона до Владивостока), основа которой была официально заложена еще в 2003 г., когда Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства, координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. В русле этой же идеи вступление России, а затем и Казахстана в ВТО.

Большая Европа (или Широкая Евразия) — это концепция создания общего пространства от Лиссабона до Владивостока в экономическом, правовом, культурном, научном и, возможно, военно-политическом плане. Данную концепцию впервые выдвинул родоначальник немецкой геополитической школы Карл Хаусхофер в 1941 г.[1]. Концепция предусматривала создание союза трех равноправных центров силы: Германии в Европе, России (СССР) в Евразии и Японии в Восточной Азии.

В.В. Путин и Н.А. Назарбаев предложили свою концепцию создания общего пространства от Лиссабона до Владивостока через укрепление евразийского сообщества и сотрудничество с ЕС на равных (оси Париж-Берлин и Москва-Астана). Такое пространство может быть организовано посредством создания общего пространства между ЕС и ЕАЭС.

Эта идея находит отклик и в Западной Европе. Например, опрос, который был проведен среди 152 немецких предприятий, показал, что 74% компаний положительно отнеслись бы к созданию единого пространства от Лиссабона до Владивостока[2].

Не можем согласиться с профессором кафедры мировой политики факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, доктором философских наук Н.А. Васильевой, которая заявляет о необходимости «отказаться от полного копирования интеграционных моделей европейского (ЕС) и азиатского (АТЭС) типа» и «с большой осторожностью использовать концептуальную модель “Расширенная Европа — страны соседи”, так как она фактически означает постепенную адаптацию “новых соседей” к европейским нормам и стандартам (фактически вестернизацию)»[3]. Две высказанные подряд Н.А. Васильевой мысли, по сути, не связаны друг с другом. Согласимся с абсолютно корректным тезисом о том, что слепое копирование механизмов интеграции у Евросоюза для евразийской интеграции не принесет ничего хорошего, не говоря о том, что институты как таковые скопировать на самом деле невозможно. Однако при этом проект так называемой Большой Европы, на наш взгляд, является очень перспективным. Внедрение европейских технологий и инструментов, которые доказали свою эффективность в ЕС и совместимы с евразийской действительностью, едва ли принесет негативные результаты. Хотя вестернизировать все системы ЕАЭС не нужно (никто и не собирается), поиск точек соприкосновения и общих маршрутов с ЕС, по нашему мнению, является разумной необходимостью.

18 декабря 2015 г. председатель коллегии ЕЭК Виктор Христенко заявил, что ЕЭК готова к глубокому диалогу с Еврокомиссией по вопросу сотрудничества между ЕС и ЕАЭС: «Мы готовы к этому глубокому диалогу межу ЕАЭС и ЕС лучше, чем, может быть, даже мы были на страновом уровне как Россия пять лет назад. Это происходит по объективным причинам, поскольку, формируя нормы Евразийского союза, мы в значительной степени опираемся как на собственные национальные практики, так и на международные, в том числе Европейского союза. Сегодня мы имеем систему регулирования экономической деятельности в Евразийском союзе на наднациональном уровне в достаточно большой по объему компетенции. Не замечать это, игнорировать и не выходить в системный диалог — на мой взгляд, это прямые потери (для Евросоюза. — Прим. авт.)»[4].

Подводя итоги четырех лет работы ЕЭК, Виктор Христенко выразил надежду, что 2016 г. все же принесет начало прямого диалога между ЕЭК и Еврокомиссией о создании единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока[5].

Конечно, у проекта Большой Европы есть серьезные препятствия.

По мнению, высказываемому представителями ЕС, проект ЕАЭС является еще незрелым и неготовым для стратегического партнерства. Проблемы и разногласия, существующие внутри ЕАЭС, создают впечатление о его незавершенности. Примеры: недавний молочный конфликт между Россией и Белоруссией, введение Казахстаном утилизационного сбора на автомобили и приостановка поставки готовых автомобилей из России в Казахстан.

Как упоминалось выше, Европа активно реализует политику заключения соглашений об ассоциации и глубоких и всеобъемлющих зон свободной торговли. Восточное партнерство для Европы сегодня предпочтительнее, чем партнерство с ЕАЭС.

Санкции, принятые ЕС в связи с украинским кризисом, не исчезнут сами собой, и ЕС не откажется от своих позиций, в то же время, очевидно, Крым не выйдет из состава России.

Сегодня сложилась ситуация конкуренции региональных блоков. Именно поэтому США активно продвигают проект Трансатлантического инвестиционного партнерства. ЕАЭС проигрывает в конкурентной борьбе проекту такого масштаба, как ТТИП.

Широкое взаимодействие с ЕС, МЕРКОСУР, БРИКС является непременным сопутствующим условием существования ЕАЭС, и первостепенное значение в данном случае, на наш взгляд, имеет ЕС. Как упоминалось выше, инициатива сотрудничества может исходить не только от ЕАЭС, но Европа (например, в лице Ангелы Меркель) рассматривала возможность создания зоны свободной торговли с ЕАЭС. Тот факт, что ЕАЭС формируется в условиях ^прекращающегося экономического кризиса не только в регионе, но и во всем мире, накладывает свой отпечаток на судьбу ЕАЭС и его реальных и потенциальных партнеров, включая ЕС. Формирование общего рынка в рамках ЕАЭС дарит новые перспективы развития, инвестирования и торговли. При этом в рамках ЕАЭС разрабатываются и апробируются новые технологии экономического взаимодействия.

ЕАЭС также дарит новый формат сотрудничества с теми постсоветскими государствами, которые ориентируются на вступление в ЕС, однако, исходя из нынешней политической и экономической конъюнктуры, не будут иметь такой возможности еще долгие годы. При налаженной линии сотрудничества ЕС-ЕАЭС такие страны, как Грузия, Молдавия и даже Украина могут всерьез рассмотреть возможность присоединения к ЕАЭС. Разумеется, привлекательность ЕАЭС и различные гарантии должны быть практически на столь же высоком уровне, что и в ЕС. ЕАЭС может выгодно отличаться от ЕС тем, что в последнем блоке кризисные явления накапливаются десятилетиями, и негативные последствия динамически реализуются и будут реализовываться в ближайшем будущем. В то же время новый интеграционный блок ЕАЭС обладает еще той «пассионарностью», которая позволит длительное время идти по пути развития без существенных спадов.

Премьер-министр РФ Д.А. Медведев в январе 2015 г. на Гайдаровском форуме заявил: «Мы ценим отношения, которые складывались у нас с Европой — нашим главным торговым партнером. Надеюсь, в скором времени удастся эти отношения нормализовать... Глобализация вступает в новую фазу, когда возрастает роль региональных интеграционных объединений». Продолжая его мысль, отметим, что построение зоны экономического сотрудничества с ЕС через ЕАЭС представляется более перспективным и эффективным, чем создание партнерских связей между ЕС и отдельными странами евразийского региона. Действительно, без сотрудничества с Европой евразийский регион, вопреки всем толкам о так называемом импортозамещении, существовать не сможет. При сложившейся ситуации в российской индустрии и хозяйстве эффективное импортозамещение едва ли возможно, а любое огораживание отечественной экономики от Запада может усилить ее отставание. Отсутствие дешевых западных кредитов может существенно затормозить индустриальное развитие.

Торговый баланс России и ЕС, несмотря на все негативные события, остается на уровне порядка 50%. Схожая ситуация складывается и в отношении Казахстана. Более того, Казахстан активно наращивает сотрудничество с ЕС, примером чего является соглашение о расширенном партнерстве с ЕС, подписанное Президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым в октябре 2014 г. Так или иначе, сотрудничество ЕС с отдельными членами ЕАЭС приведет со временем к сотрудничеству между двумя блоками. Гораздо эффективнее, на наш взгляд, сразу поднять партнерство на наднациональный уровень.

При этом, как верно отмечает доктор экономических наук, профессор Н.С. Зиядуллаев, «...очень важно, чтобы Россия как крупнейшая страна ЕАЭС не препятствовала каждой стране выбирать свои собственные, особые пути и формы взаимодействия, гибкие модели экономического сотрудничества с Евросоюзом, а также с другими странами и международными группировками. Представляется, что ЕС готов к возобновлению диалога с РФ по ряду вопросов, в том числе относительно сотрудничества с ЕАЭС в зависимости от того, какую позицию РФ займет в вопросе интеграции между Украиной и ЕС. Конфликт интересов России и ЕС заключается в том, что Запад не признает претензий России на ее особые интересы в странах бывшего СССР. Яркий пример этому — проект “Восточного партнерства”, который, на наш взгляд, противоречит целям самой европейской интеграции, поскольку подрывает широкое региональное взаимодействие и создает зону нестабильности на границах

ЕС. По сути, это проект втягивания стран “Восточного партнерства” в юрисдикцию Евросоюза. Ключевой его участник — Украина, в результате “борьбы интеграций”, переживает глубочайший в собственной истории политический и экономический кризис»[6].

Стратегически необходимо понимать, что ЕАЭС предоставляет перспективу глубокой интеграции в рамках евразийского континента при условии того, что ЕС пойдет подобной инициативе навстречу.

По нашему мнению, перспектива сотрудничества ЕС и ЕАЭС является одной из наиболее важных для нынешних и грядущих поколений. Начала демократии, мира, социальной справедливости, близкие странам Азии, Европы и странам ЕАЭС, — это фундамент, который может обеспечить мирное и взаимовыгодное сосуществование Европы и Азии, цементирующим элементом этого сосуществования может и должен стать ЕАЭС. Как верно отмечал Президент России Владимир Путин, «...сбалансированная система партнерства ЕАЭС и ЕС способна создать реальные условия для изменения геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента и имела бы несомненный позитивный глобальный эффект... два крупнейших объединения нашего континента — Евросоюз и формирующийся Евразийский союз, основывая свое взаимодействие на правилах свободной торговли и совместимости систем регулирования, объективно, в том числе и через отношения с третьими странами и региональными структурами, способны распространить эти принципы на все пространство — от Атлантики до Тихого океана. На пространство, которое будет гармоничным по своей экономической природе, но полицентричным с точки зрения конкретных механизмов и управленческих решений. Затем логично было бы начать конструктивный диалог о принципах взаимодействия с государствами АТР, Северной Америки, других регионов»[7]. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев также отмечает: «...мы рассматриваем Евразийский Союз как открытый проект. Его нельзя представить без широкого взаимодействия, например, с Евросоюзом, другими объединениями. Никакой “реставрации” или “реинкарнации” СССР нет и не будет. Это лишь фантомы прошлого, домыслы и спекуляции. И в этом наши взгляды с руководством России, Беларуси и других стран полностью совпадают. Сегодня надо преодолеть страхи от слова “союз” и пресловутого “наступления империи”. Важно, что об этом писал В. Путин в своей статье в “Известиях”. Североатлантическая интеграция в рамках НАФТА состоит также из трех стран — США, Канады, Мексики. Но никто не говорит об имперских амбициях США»[8].

Президент Белоруссии Александр Лукашенко тоже занял хотя и умеренную, но оптимистическую позицию: «Беларусь, находясь на стыке двух интеграционных союзов, особо заинтересована в их взаимном сближении. Грандиозный, но вполне реалистичный проект создания Евразийского союза таит огромные выгоды для всего континента. Возможность работы по одинаковым правилам на рынке от Атлантики до Тихого океана укрепит экспортный потенциал наших предприятий и привлекательность наших экономик для иностранного бизнеса»[9].

Александр Лукашенко также подчеркивает, что, помимо западного вектора, важна и тесная интеграция с отдельными государствами межгосударственными объединениями Востока. Эта мысль вновь приводит нас к перспективе глобального сотрудничества в рамках евразийского континента.

Идея кооперации ЕС и ЕАЭС, как упоминалась выше, находит свой теоретико-методологический фундамент во взглядах классиков Евразийства. Эту мысль довольно емко выражает следующая фраза из работы П.Н. Савицкого «Евразийство»: «Формула “евразийства” учитывает невозможность объяснить и определить прошлое, настоящее и будущее культурное своеобразие России преимущественным обращением к понятию “славянства”; она указывает как на источник такого своеобразия на сочетание в русской культуре “европейских” и “азиатско-азийских” элементов... и сопоставляет Россию с Византией, которая в том же смысле и так же обладала “евразийской” культурой»[10].

  • [1] Хаусхофер К. Континентальный блок: Берлин — Москва — Токио. О геополитике: Работы разных лет. М.: Мысль, 2001.
  • [2] Компании ФРГ заинтересованы в едином экономическом пространствеЕС-ЕАЭС — опрос [Электронный ресурс] // Euronews. Режим доступа: http://ru.euronews.com/newswires/3154016-newswire/, свободный. Загл. с экрана.
  • [3] Васильева Н.Л., Лагутина М.Л. К вопросу о формировании Евразийскогосоюза: теоретический аспект // Евразийская интеграция: экономика, право,политика. 2011. № 10.
  • [4] ЕЭК готов к глубокому диалогу с Еврокомиссией по вопросу сотрудничества между ЕС и ЕАЭС [Электронный ресурс] // Евразийский коммуникационный центр. Режим доступа: http://eurasiancenter.ru/news/20151217/1004317061.html, свободный. Загл. с экрана.
  • [5] Умных кризис сближает // Российская газета. 2015. № 6854 (283).
  • [6] Зиядуллаев Н.С. Формирование Евразийского экономического союза: риски и шансы в период турбулентности // Российский внешнеэкономическийвестник. 2015. № 5.
  • [7] Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня [Электронный ресурс] // Известия. Режим доступа: http://izvestia.ru/news/502761, свободный. Загл. с экрана.
  • [8] Евразийский Союз: от идеи к истории будущего [Электронный ресурс] //Деловая газета «Известие». Режим доступа: http://izvestia.ru/news/504908, свободный. Загл. с экрана.
  • [9] зз° о судьбах нашей интеграции [Электронный ресурс] // Известия. Режимдоступа: http://izvestia.ru/news/504081, свободный. Загл. с экрана.
  • [10] Савицкий П.Н. Евразийство. Россия между Европой и Азией: Евразийскийсоблазн. Антология. М., 1993.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >