УРОКИ ЗАРУБЕЖНОГО И ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОПЫТА ИНТЕГРАЦИИ

Рассмотренный выше опыт зарубежных интеграционных блоков в купе с опытом интеграции на пространстве бывшего Советского Союза позволяет выделить ключевые причины и предпосылки интеграции государств:

  • • восстановление и (или) повышение уровня благосостояния государств региона;
  • • объединение капитала для стимулирования инноватизации экономик;
  • • доступ к рынкам новых присоединяющихся к интеграции государств;
  • • восстановление утраченных в связи с дезинтеграционными процессами хозяйственно-экономических и политических связей;
  • • обеспечение безопасности в регионе и недопущение межгосударственных конфликтов;
  • • усиление политических позиций в мировом сообществе и повышение уровня политической и экономической самостоятельности;
  • • борьба с международной преступностью и терроризмом;
  • • общность культуры и истории;
  • • наличие крупных этнических групп и диаспор представителей одного государства в других государствах.

Данные причины условно можно подразделить на экономические (п. 1—4), политические (4—7) и этнокультурные (8, 9) группы. В реальности их экономическое, политическое и культурное содержание тесно переплетено.

Все эти специфические явления возникали в разных регионах и обладали соответствующей региональной спецификой. Тем не менее интеграционный опыт, наработанный и изученный сегодня, позволяет у каждого регионального подсмотреть наиболее эффективные рецепты интеграции и при этом изучить уроки проб и ошибок, совершенных в прошлом.

Уроки европейской интеграции

Опыт ЕС в использовании различных интеграционных механизмов является весьма полезным для решения ряда актуальных проблем евразийской интеграции.

  • 1. Сырьевой характер экономик стран — членов ЕЛЭС. Энергетика стала основным двигателем евразийской интеграции[1], при этом реформы даже в самой энергетической отрасли проводятся неохотно или не проводятся вовсе, таким образом, консервируется экономическая отсталость государств. ЕС также начинался с интеграции в сырьевом секторе экономики, однако процесс диверсификации экономики шел нога в ногу с интеграционным процессом. Еще на заре евроинтеграции был создан Евратом, таким образом, инноватизация экономики встраивалась в процесс интеграции, и наоборот.
  • 2. Разный масштаб экономик стран — членов. ФРГ, Италия и Франция, три ключевых государства, стоящих у истоков европейской интеграции, обладали соизмеримым экономическим, территориальным, ресурсным и демографическим потенциалом. Доля России в совокупном ВВП стран — членов ЕАЭС колеблется на уровне 80—90%. Территория России и ее обеспеченность ресурсами и население также во много раз превышает уровень других стран — членов ЕАЭС. Несложно представить, какой потенциал для дисбаланса заложен в ЕАЭС. Со схожей проблемой ЕС сталкивается в наши дни, и прогнозировать разрешение сложившейся ситуации пока проблематично.
  • 3. Недостаток доверия между участниками интеграционного проекта. И эта проблема была в Европе, пережившей мировую войну с фашистской Германией. Однако руководители ФРГ и других стран Европы приложили огромные усилия для примирения своих народов. В ЕАЭС проблема другого свойства. Не доверяют, прежде всего, России, опасаясь ее реваншистских и имперских амбиций[2]. Не улучшили эту ситуацию присоединение Крыма к территории России и дальнейшие события на Украине. Некоторые авторы всерьез пишут о том, что евразийская интеграция — это попытка России «создать определенную региональную гегемонию на постсоветском пространстве»[3]. С этим нельзя согласиться хотя бы потому, что, хотя вклад России в развитие межгосударственного сотрудничества на постсоветском пространстве велик (ОДКБ, ШОС, ЕврАзЭС[4]), инициатором и главным драйвером евразийской интеграции, как упоминалось выше, выступал Казахстан в лице Президента Нурсултана Назарбаева. Представляется, что залогом установления доверия между странами Европы после второй мировой войны стало «двухстороннее движение». Германия открыто признала все преступления, совершенные фашистским режимом, и покаялась в них, а прочие страны Европы приняли это и пошли Германии навстречу. Представляется, что и между странами бывшего СССР полное доверие не установится без некоего движения навстречу друг другу.
  • 4. Отношения между народами стран-участниц. К сожалению, некоторый уровень взаимопонимания между народами, достигнутый в советскую эпоху, во многом был потерян. Страны ЕАЭС, возможно, скорее согласятся на подчиненные отношения с Европой, чем на роль российской периферии, и это важно понимать в выстраивании международных отношений. Столкновение европейских и российских интересов на Украине усугубляет эту ситуацию. На примере евроинтеграции видно, что данный спектр проблем решается созданием четких продуманных механизмов взаимодействия государств в рамках интеграционного блока. Требуется не только равномерное распределение полномочий представителей стран-участниц, но и создание как можно большего количества площадок для взаимодействия в разных отраслях и сегментах экономики.
  • 5. Коренные различия политических и экономических систем государствчленов ЕАЭС. В то время как у России фактически отсутствует внятная стратегия экономического развития, в Белоруссии государство устанавливает пятилетние планы развития экономики, а Казахстан осуществляет свой «план индустриализации»[5]. Европейский пример показывает, что приведение экономических и политических систем стран-участниц к общему знаменателю является одним из столпов интеграции.
  • 6. Из предыдущей проблемы вырастает следующая — отсутствие в ЕАЭС проработанной системы критериев членства. Выработка системы определения взаимной способности ЕАЭС и его потенциального члена к объединению является необходимой. Даже при более благоприятной базе межгосударственного взаимодействия, чем в ЕС, ЕАЭС может столкнуться с худшими, чем в ЕС, проблемами.

Именно для решения таких проблем необходимо активно задействовать в интеграционных процессах экспертное сообщество. В Европе давно в ходу концепция так называемого эпистемного сообщества, означающего сообщество признанных экспертов в той или иной сфере, чьи знания являются важными для решения прикладных политических задач[6].

К сожалению, в России и других странах ЕАЭС, несмотря на обилие различных научно-исследовательских организаций, пока рано говорить о создании эпистемных сообществ по причине отсутствия ряда важных признаков, таких как прочные горизонтальные связи и конкуренция в обществе и академических кругах, многообразие акторов и участников политического процесса и др.

  • [1] Громов Л. О. Евразийской энергетической доктрине // Международнаяжизнь. 2012. № 7.
  • [2] Назарбаев не допустит «реинкарнации СССР» [Электронный ресурс] //РИА Новости. Режим доступа: http://wap.ria.ru/analytics/20130121/919063163.html, свободный. Загл. с экрана.
  • [3] Назарбаев Н.Л. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего [Электронный ресурс] // Известия. Режим доступа: http://izyestia.ru/news/504908, свободный. Загл. с экрана.
  • [4] Лапидус В. Указ. соч.
  • [5] Расширенное заседание Евразийского Делового совета по темам «Финансовые рынки в условиях функционирования Единого экономического пространства» и «Техническое регулирование, оценка соответствия и аккредитация какбазовый элемент интеграционных процессов на Евразийском пространстве».Москва, 15 мая 2014 г. [Электронный ресурс] // Евразийский деловой совет.Режим доступа: http://www.evrazes-bc.ru/userfiles/file/%DO%AO%DO%B5%D0%B7% D0%BE%D0%BB%D1%8E%D1%86%D0%B8%D1%8F%20%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%8F%D1%82%D0%B8%Dl%8F%2015_05_2014%282%29.pdf, свободный. Загл. с экрана.
  • [6] Haas Р. Introduction: Epistemic communities and international policycoordination [Электронный ресурс] // The University of North Carolina. Режимдоступа: http://www.unc.edu/~fbaum/teaching/articles/IO-1992-Haas.pdf, свободный. Загл. с экрана.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >