Овчинников А.А. Споры о порядке общения родителей и иных родственников с ребенком.

А.А. Овчинников[1]

СПОРЫ О ПОРЯДКЕ ОБЩЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ И ИНЫХ РОДСТВЕННИКОВ С РЕБЁНКОМ. СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ ДЕТЕЙ ПРИ РАЗРЕШЕНИИ ВОПРОСОВ О ПОРЯДКЕ ОБЩЕНИЯ С НИМИ

Считаем уместным в начале статьи привести слова Г.Ф. Шершеневи- ча, определяющие саму ее суть и основную направленность: «Так как юридическое господство над детьми вручается родителям не ради их удовольствия, а ввиду общественных задач воспитания, то, по-видимо- му, отношение родителей к детям, обнаруживающее недостаточное понимание первыми своих обязанностей, должно бы повести к отнятию у недостойных власти» [1].

Приняв смысл приведенной цитаты в широком смысле, с учетом современных правовых реалий, можно вести речь о том, что любая власть родителей над ребенком, равно как и право того или иного супруга по отношению к своему ребенку, вытекающее из родительских прав, как то: право на воспитание, общение и прочее, не являются чем-то абсолютным и незыблемым, и могут быть ограничены частично или полностью, если будет признано, что такие власть и право родителя вступают в противоречие с законными правами и интересами ребенка. Иными словами, следует понимать, что превалирующими являются именно права и интересы ребенка, но не родителей. В дальнейшем мы еще не раз вернемся к этому вопросу, приводя доказательства в поддержку своей позиции.

Сами споры о порядке общения с ребенком, прежде всего родителей, а потом уже иных родственников, занимают достаточно обширный сегмент в общем числе семейных споров и затрагивают важнейшую сферу взаимодействия детей и родителей.

Следует отметить, что число семей, в которых один из родителей проживает отдельно от ребенка, растет, что одновременно увеличивает потенциальных участников споров. Имеются данные о снижении числа полных семей, уже на 2010 год из всех семей с несовершеннолетними детьми 67% являлись полными семьями, в которых дети проживали с обоими родителями, против 70% в 2002 году [2].

Споры по общению с детьми имеют тесную правовую связь с определением места жительства детей, так как после расторжения брака ребенок остается с одним из бывших супругов. По нашему мнению, обязательное участие органа опеки и попечительства в определении места жительства ребенка, вне зависимости от наличия или отсутствия спора между родителями в данной части, могло бы способствовать в последующем снижению споров об общении с детьми [3].

После расторжения брака отдельно проживающий супруг лишается ранее неограниченной возможности постоянно видеть своего ребенка и общаться с ним. Является вполне закономерным, что, столкнувшись с реалиями повседневной жизни в виде вынужденной занятости на работе и задействованности в общественных отношениях различного рода, такой родитель начинает встречи с ребенком подстраивать под график своей жизни. В свою очередь, такой принцип построения отношений, как правило, не устраивает родителя, проживающего совместно с ребенком, особенно, если встречи бывшего супруга с ребенком планируются спонтанно, за короткий период времени, либо вовсе не планируются, так как это неблагоприятным образом отражается на жизни проживающего с ребенком родителя. Возникает конфликтная ситуация, результатом которой является спор о порядке общения с ребенком, в силу обостренных отношений между родителями практически не имеющий шансов на внесудебное разрешение. Вместе с тем следует отметить, что привлечение к вопросу специалистов органа опеки и попечительства значительно увеличивает возможность решения проблемы.

Вышеприведенная ситуация не включает в себя случаи намеренного нарушения одним из родителей права на общение с ребенком другого. Цели такого неправомерного поведения могут быть различны: неприязненное отношение, попытка понудить второго супруга оказывать дополнительную материальную поддержку и прочее. На наш взгляд, цели, подвигающие родителей на такие действия, роли не играют, важен лишь сам факт нарушения.

Несмотря на то, что досудебное урегулирование спора об общении с ребенком между родителями не является необходимым в силу закона, как в случае с иными родственниками (статья 67 Семейного кодекса РФ), не стоит пренебрегать возможностью с привлечением органа опеки и попечительства, и попытаться при его участии и непредвзятом отношении разрешить сложившуюся проблему. В определенной части случаев такие попытки дают положительные результаты.

Если все же проблему урегулировать не удалось, то для родителя, чьи права нарушены, самым действенным способом будет являться судебная защита, с учетом освобождения от уплаты госпошлины (подпункт 15 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса РФ) и достаточной простоты составления искового заявления, являющаяся максимально доступной.

Также благоприятным фактором, на наш взгляд, является обязательное привлечение к рассмотрению дела органа опеки и попечительства для обследования условий жизни ребенка и заявителя и дачи заключения по существу спора. Важным участие представителей органа опеки и попечительства представляется в силу следующих причин: суды, по причине значительной занятости, крайне ограничены в возможности подробного исследования всех обстоятельств подобных дел, к тому же часто ошибочно считают их простыми; представители органа опеки и попечительства проходят специальную подготовку для профессионального участия в подобных спорах. Так, в программу подготовки названных специалистов входит, в том числе: «10.2.1.3. Проведение обследования и составление акта обследования условий жизни несовершеннолетнего гражданина и его семьи. Порядок подготовки заключения органа опеки и попечительства при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей и осуществлением родительских прав»; «10.2.1.5. Участие специалиста органа опеки и попечительства в судах в качестве представителя истца (заявителя) по искам в защиту прав, свобод и законных интересов ребенка или представителя государственного органа (органа местного самоуправления) для дачи заключения по делу, а также в качестве представителя ответчика, в случаях предусмотренных законодательством» [4].

При определении порядка общения с ребенком обязательному учету подлежат следующие значимые факторы: личностные особенности ребенка (возраст ребенка, состояние его здоровья, привязанность к каждому из родителей) и другие обстоятельства, способные оказать воздействие на физическое и психическое здоровье ребенка, на его нравственное развитие; наличие либо отсутствие условий для воспитания и развития ребенка согласно акту обследования жилищно-бытовых условий (наличие спального и игрового мест и т.д.); режим дня малолетнего ребенка; удаленность места жительства истца от места жительства ребенка; длительность периода времени, в течение которого ребенок не общался с родителем, и другие обстоятельства [5].

Следует отметить, что значимой проблемой является не всегда верное установление фактических обстоятельств дела, а, следовательно, и неправильное разрешение споров. В качестве причины можно указать на кажущуюся легкость дел. Вместе с тем, такое мнение часто ошибочно, а видимая определенность обусловлена искажением фактических обстоятельств дела одной из сторон спора (в ряде случаев - и обеими сторонами), а также влиянием родителей на ребенка с целью понуждения поддерживать их позицию. К важнейшим задачам следует отнести определение всех обстоятельств дела и вынесение решений, обеспечивающих наилучшие условия для жизни ребенка и его полноценного развития, обусловленного нормальным общением с обоими родителями.

Интересным представляется предложение Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка о рассмотрении гражданских дел по семейным вопросам (в том числе, споров об общении с детьми) малой коллегией присяжных [6].

На момент написания настоящей статьи отсутствовала возможность ознакомления с указанным проектом, в силу чего его объективный анализ невозможен. Вместе с тем представляется, что в ряде случаев по спорам об общении с детьми важным является не столько правовая составляющая, сколько точная и всесторонняя оценка обстоятельств конкретного дела, пусть даже и с некоторой долей субъективности.

Следует отметить попытку в пункте 30 Проекта Предложений по совершенствованию семейного законодательства, направленную на устранение пробела в праве в виде отсутствия эффективного механизма защиты прав детей от действий недобросовестных родителей, не исполняющих решение суда о порядке общения с ребенком отдельно проживающего родителя [7].

Но, к сожалению, предложение конкретизировано не было, равно как не имело и указаний на способы реализации, что не преминули отметить эксперты [8].

Из существующих на сегодняшний день способов защиты прав несовершеннолетних на общение с родителями, и соответствующих им прав родителей заслуживают особого упоминания возможность передачи ребенка к отдельно проживающему родителю от препятствующего общению родителя (пункт 3 статьи 66 Семейного кодекса РФ) и привлечение к административной ответственности (части 2-3 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

На право суда передать отдельно проживающему родителю ребенка от родителя, препятствующего их общению, порядок которого установлен судом, Верховный Суд РФ указывал еще в Постановлении Пленума 1998 года [9]. Суд справедливо отметил, что такое препятствование необходимо расценивать как злостное невыполнение решения суда, а его достаточными признаками являются невыполнение решения и создание препятствий к общению.

Имеет смысл упомянуть и иную попытку защиты права на общение с ребенком, признанную Верховным Судом РФ ненадлежащим способом защиты гражданских прав, что повлекло за собой отказ в иске. Бабушка с дедушкой обратились с иском о взыскании компенсации морального вреда, причиненного им созданием препятствий в общении с внуком со стороны матери ребенка. В своем Определении Верховный Суд РФ указал, что положения действующего российского гражданского и семейного законодательства не предусматривают возможность взыскания компенсации морального вреда в связи с чинимыми препятствиями родственникам со стороны одного из родителей в общении с ребенком, и отменил постановления нижестоящих судов, которыми были удовлетворены исковые требования бабушки и дедушки ребенка к его матери, препятствующей их общению со внуком [10].

Напротив, действенным способом защиты права детей и родителей на общение является привлечение к административной ответственности граждан, незаконно лишившим названных лиц такого права (части 2-3 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Как следует из положений названной статьи, нарушение законными представителями несовершеннолетних прав и интересов последних, выразившееся в лишении их права на общение с родителями или близкими родственниками, если такое общение не противоречит интересам детей, влечет наложение административного штрафа в размере от двух до трех тысяч рублей. За повторное совершение указанного нарушения предусмотрены санкции в виде штрафа от четырех тысяч до пяти тысяч рублей или административный арест на срок до пяти суток.

Объективная сторона части 2 вышеуказанной статьи 5.35 Кодекса характеризуется нарушением законными представителями несовершеннолетних их прав и законных интересов, которое может быть выражено: в лишении несовершеннолетних права на общение с родителями или близкими родственниками, если такое общение не противоречит их интересам; в намеренном сокрытии места нахождения несовершеннолетних помимо их воли; в неисполнении судебного решения об определении места жительства несовершеннолетних, в том числе судебного решения об определении места жительства детей на период до вступления в законную силу судебного решения об определении их места жительства; в неисполнении судебного решения о порядке осуществления родительских прав или о порядке осуществления родительских прав на период до вступления в законную силу судебного решения; либо в ином воспрепятствовании осуществлению родителями прав на воспитание и образование несовершеннолетних и на защиту их прав и интересов [11].

Как явно усматривается из вышеприведенных норм, для признания названных действий нарушением, и наступления соответствующих неблагоприятных для законного представителя ребенка последствий должно быть соблюдено важное условие - общение, препятствия к которому было созданы, не должно противоречить интересам ребенка. В этой связи следует учитывать, что никто не обязан доказывать свою невиновность, а все неразрешимые сомнения толкуются в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности. Иными словами, исход дела находится в прямой зависимости от четкой фиксации обстоятельств нарушения и грамотных действий судебного-пристава исполнителя, к полномочиям которого законом отнесено возбуждение дел по указанной категории.

Что касается самих споров, то родители в большей части случаев руководствуются своими личными интересами, но не интересами ребенка. Между тем, это недопустимо. Не вызывает сомнения, что идеальным вариантом будет одновременное удовлетворение интересов обоих родителей и ребенка, но такие случаи крайне редки. Поэтому в отношениях по общению детей и родителей должно превалировать право ребенка, но не родителей. Если право одного из родителей на общение с ребенком отрицательным образом отражается на развитии, воспитании, либо состоянии самого ребенка, право первого должно быть ограничено полностью или частично, в зависимости от конкретных обстоятельств. На эти обстоятельства четко указывают положения семейного законодательства и практика российских судов.

Превалирующими интересы ребенка являются и в нормах международного права. Так, например, из преамбулы Европейской конвенции о признании и исполнении решений в области опеки над детьми и восстановления опеки над детьми (Российской Федерацией не ратифицирована), следует, что, хотя право родителей на общение с ребенком является нормальным, логичным следствием права на опеку, но в государствах - членах Совета Европы учет интересов ребенка имеет решающее значение в области решений, касающихся опеки над ним [12].

Подобный правовой подход применен и в статье 4 Конвенции о контактах, связанных с детьми, также не ратифицированной Российской Федерацией - норма указывает на возможность ограничения и даже запрещения контакта с родителями, если это необходимо в интересах ребенка [13], а также в пунктах 1, 3 статьи 9 Конвенции о правах ребенка (ратифицирована Российской Федерацией), четко указывающих на возможность разлучения ребенка с родителями и прекращение любых контактов в случаях, когда это необходимо в интересах ребенка [14].

В заключение вопроса относительно того, чье право следует считать превалирующим - ребенка или его родителей, полагаем необходимым привести ссылку на практику Европейского Суда по правам человека.

Как следует из правовой позиции Европейского Суда, он не считает нарушением статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод властное вмешательство государства в личную и семейную жизнь и запрещение контактов с ребенком, если такое вмешательство осуществляется в интересах самого ребенка [15].

Таким образом, основным, первостепенным правом является право ребенка, право же родителей на общение при наличии оснований может быть ограничено частично или полностью, в силу чего любые способы защиты своего права в данной части будут для них недоступными, вплоть до отпадения соответствующих оснований.

Нельзя признать, что существующие способы защиты права на общение с детьми являются достаточными, в полной мере защищающими законные интересы участников споров. Следует согласиться с разработчиками предложений по совершенствованию семейного законодательства относительно необходимости устранения пробела в праве в виде отсутствия эффективного механизма защиты прав детей от действий недобросовестных родителей, не исполняющих решение суда о порядке общения с ребенком отдельно проживающего родителя. Вместе с тем необходимо понимать, что такая модель должна быть абсолютно четкой и действенной, в противном же случае будем иметь норму лишь с признаками декларативности.

Несмотря на осуществление определенной подготовки специалистов органов опеки и попечительства, а также наличие специальных учебных программ, отмеченных в тексте настоящей статьи, следует указать на важность повышения активности самих органов опеки, а также необходимость улучшения качества обследований, исключающих случаи формального участия и постановления необъективных заключений. Как было указано ранее, первое впечатление об абсолютной определенности всех обстоятельств и простоте споров по общению с детьми часто оказывается обманчивым, и является следствием создания искусственных доказательств по делу и влияния родителей на детей. В силу указанной причины необходим более ответственный подход к установлению всех действительных обстоятельств дела.

Допускаем, что благоприятное влияние окажет и применение института малой коллегии присяжных при рассмотрении споров. Но здесь, на наш взгляд, открытым останется вопрос о том, применять ли такой институт повсеместно, либо ограничиться его применением в ряде определенных случаев.

В любом случае, имеющиеся в данной сфере проблемы требуют своего разрешения, так как непосредственно касаются, прежде всего, законных прав и интересов несовершеннолетних на воспитание обоими родителями, независимо от факта не проживания родителей вместе, а, следовательно, отражаются на полноценном развитии детей.

Список литературы

  • 1. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права профессора Московского Университета Шершеневича Г.Ф. - 9-е изд. - М.: Издание Бр. Башмаковых, 1911. - 671 с.
  • 2. Проект Распоряжения Правительства РФ «Об утверждении Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации до 2025 года», подготовлен Минтрудом России, подписан Правительством РФ
  • 25.08.2014 № 1618-р // Федеральный портал проектов нормативных актов http://regulation.gov.ru/projects#npa=23459 (дата обращения 14.10.2015).
  • 3. Овчинников. А.А. Нарушения имущественных прав несовершеннолетних в Российской Федерации: основные виды, причины и возможные пути устранения // Актуальные проблемы защиты имущественных прав несовершеннолетних (материальные и процессуальные аспекты): Сборник научно-практических статей / Под общ. ред. канд. юрид. наук А.Е. Тарасовой. - М: ИНФРА-М, 2015. - С. 63-64.
  • 4. Примерная дополнительная профессиональная программа повышения квалификации для работников органов опеки и попечительства, утв. приказом Министерства образования и науки РФ от 24.02.2015 года № 121 // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 26.05.2015.
  • 5. Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.07.2011 года // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 7, 2012.
  • 6. Гражданские дела по семейным вопросам предлагается передать на рассмотрение малым коллегиям присяжных [Электронный ресурс] // Информационно-правовой портал «Гарант.ру» http://www.garant.ru/news/ 650939/#ixzz31uwlQwr6 (дата обращения 14.10.2015).
  • 7. Проект Концепции совершенствования семейного законодательства Российской Федерации и Предложений по совершенствованию семейного законодательства, подготовлен временной рабочей группой по совершенствованию семейного законодательства Российской Федерации, созданной при Координационном совете при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012- 2017 годы // СПС «Консультант Плюс».
  • 8. Экспертное заключение по проекту Концепции совершенствования семейного законодательства Российской Федерации и Предложений по совершенствованию семейного законодательства, принято на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 07.07.2014 года № 132-1/2014 // СПС «Консультант Плюс».
  • 9. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.1998 года № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 7, 1998.
  • 10. Определение Верховного Суда РФ от 08.04.2014 №45-КГ13-22 // СПС «Консультант Плюс».
  • 11. Методические рекомендации о порядке применения частей 2 и 3 статьи 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, утв. ФССП РФ 29.09.2011 №04-15 // Бюллетень Федеральной службы судебных приставов, № 11, 2011.
  • 12. Европейская конвенция о признании и исполнении решений в области опеки над детьми и восстановления опеки над детьми (ETS № 105), заключена в г. Люксембурге 20.05.1980 // СПС «Консультант Плюс».
  • 13. Конвенция о контактах, связанных с детьми (ETS № 192), заключена в г. Страсбурге 15.05.2003 // СПС «Консультант Плюс».
  • 14. Конвенция оправах ребенка, одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 // Сборник международных договоров СССР, выпуск XL VI, 1993.
  • 15. Постановление ЕСПЧ от 01.08.2013 «Дело Дмитрий Рябов (Dmitriy Ryabov) против Российской Федерации». Жалоба № 33774/08 // Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2014. № 8. С. 9, 68-76.

  • [1] Овчинников Александр Алексеевич, частнопрактикующий юрист, г. Ша-рья, Костромская область.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >