Внутривидовые группировки — стаи, стада, колонии, гаремы

Абиотические условия в большинстве случаев одинаково действуют как на одиночную особь, так и на группу. Низкая или высокая температура, солнечная инсоляция, недостаток или избыток влажности, света, солености и т.п. будут одинаково влиять как на индивида, так и на группу индивидов. В некоторых случаях, правда, когда речь идет о потреблении кислорода и воды или других абиотических факторах, в группе недостаток наступает скорее, но в целом неблагоприятные условия в плотном скоплении животные переносят легче, чем поодиночке.

Иначе действуют на индивида и группу индивидов биотические факторы. Одиночная особь не может долго существовать в условиях межвидовой борьбы, группа с этим легче справляется. Там, где наблюдается большая гибель особей на разных стадиях онтогенеза, т.е. индивидуального развития, популяция сохраняется благодаря наличию приспособлений к повышению плодовитости. В целом ряде случаев особям вида выгодна групповая жизнь, постоянно или временно, и это ведет к образованию соответствующих агрегаций.

Растения, прикрепленные к месту, по мере роста и увеличения размеров создают поселения с высокой плотностью. Подвижные животные, которые могут избегать перенаселенности, т.е. способны разредить плотные скопления, также часто образуют густые группировки. Повышенная численность внутривидовых объединений способствует наиболее успешному размножению, существованию и расселению. Образование агрегаций, т.е. стай, колоний, стад, свойственно разным видам животных и, несомненно, полезно для выживания вида. Например, в скоплении личинок, ведущих объединенный образ жизни, температура выше, чем в окружающей среде. Выделение тепла гусеницами при движении создает в гнезде особый микроклимат. Уровень обмена в группе всегда ниже, чем у одиночных особей. В группе гусеницы растут быстрее, чем при одиночном воспитании. Таким образом, групповой образ жизни благоприятнее для этих личинок, и он наследственно закрепился как полезное приспособление.

Жизнь в сообществе имеет ряд преимуществ. Если гусеницы, например, держатся плотной кучкой, согревая друг друга, то они ускоряют свое развитие. Чайки из одной колонии в полном составе нападают на врага. Успех существования колонии чаек обеспечивается не только тем, что их гнезда расположены близко друг от друга, но также и за счет того, что птицы размножаются одновременно. Те пары чаек, которые гнездятся раньше или позже основной массы птиц в колонии, теряют от нападения хищников гораздо больше яиц и птенцов.

Преимущество жизни в сообществах особенно очевидно у тех видов, которые совместно разыскивают пропитание. В агрегациях у животных имеется целый ряд приспособлений, смягчающих напряженность внутривидовых пищевых отношений: возрастные различия в характере пищи, разность в питании самцов и самок, впадение животных в спячку и др.

Групповые отношения проявляются в крупных агрегациях животных — стадах, косяках или стаях, т.е. при всяком совместном существовании. Однако не любое скопление животных является сообществом. Насекомые, кружащиеся вокруг электрической лампочки, связаны между собой не более, чем снежинки, падающие на землю. Групповым может быть такое объединение, где особи ищут себе подобных и остаются вместе. Пчелы из одного роя, птицы в стае, антилопы в стаде остаются друг подле друга, куда бы они ни направлялись.

Животные в сообществе не только держатся вместе, но и действуют совместно. При этом в результате взаимного влияния их действия согласованы во времени и пространстве и обычно подчинены единому ритму.

Групповое поведение, т.е. совместная деятельность, формирующая жизнь сообщества, базируется на различных формах взаимосвязей между отдельными особями. В стае гусей, например, старые гусаки постоянно сменяют друг друга в роли часового. В стаде павианов подвижные молодые самцы чаще других удаляются от всей компании, поэтому они, как правило, первыми замечают приближающегося врага и оповещают собратьев об угрозе. У шимпанзе вожак группы — старый опытный самец, который все время держится настороже.

Групповые взаимоотношения предполагают наличие системы связи, т.е. передачи сигнала одними и приема этого сигнала другими. Для передачи и приема сигналов могут быть использованы любые органы чувств. Так, особый запах, который выделяется взрослыми особями — химическая сигнализация — помогает личинкам усоногих раков, находящимся в планктоне, опуститься на дно при переходе к сидячему образу жизни среди уже существующей колонии морских желудей. Метаболитами половозрелых особей привлекаются личинки и других бентосных сидячих форм. Например, мидии Грея образуют объединения, называемые друзами, «каркас» которых формируют крупные моллюски, прочно и неподвижно связанные нитями биссуса. Молодь и только что осевшие из планктона личинки «устраиваются» внутри друзы в густой сети биссусных нитей, скрываясь от хищников.

Хорошо изучены звуковые сигналы как способы связи в животном мире. Так, птицы поддерживают сплоченность стаи тем, что систематически издают короткий несложный крик. Песня у птицы играет двоякую роль: она привлекает самку и отпугивает от уже занятой территории самцов. Но более основательно из всех сигналов, которыми пользуются животные, изучены их различные позы и телодвижения. Красное пятнышко на конце клюва чайки привлекает внимание птенца. Он клюет эту отметину и вслед за этим получает от родителей порцию корма. Танец рабочей пчелы не только возбуждает других работниц, но и дает им сведения о том, в каком направлении и на каком расстоянии находится источник пищи. Угрожающая поза одного соперника обращает в бегство другого.

Поза — это продукт конфликта различных мотивов, борьбы противоречивых стремлений: с одной стороны, напасть на соперника, с другой — спастись от него бегством. Не имея возможности совершить оба действия одновременно, животное принимает те или иные позы.

Сигнал должен быть не только заметным, но еще и четким и внятным. Он не будет эффективным, если его спутать с другим сигналом. И, прежде всего, недопустима путаница в действиях, связанных с процессом размножения. Именно поэтому все брачные демонстрации особенно определенны и характерны.

Коль скоро совместная жизнь дает так много выгод, почему же существуют и одиночно живущие виды? Оказывается, отшельничество тоже может быть полезно, но эта польза извлекается иным способом. Например, большинство покровительственно окрашенных животных живет рассредоточенно. Мелкие и уязвимые животные находят большую выгоду в жизни врозь. Очень крупные хищники, как правило, ведут также уединенное существование, но по иной причине: каждый из них нуждается в большом количестве пищи.

Замечательные примеры адаптивного поведения животных — одиночного и колониального — получены учеными, проводившими многолетние наблюдения за типичными обитателями арктической тундры. На о-ве Врангеля, например, регулярно гнездятся обыкновенная гага, черная казарка и белый гусь. В суровых условиях севера с коротким летом, ограниченными пищевыми ресурсами и постоянным прессом песцов эти птицы все же успешно выводят потомство.

Обыкновенная гага — небольшая птица с превосходной покровительственной окраской. Питаясь водными беспозвоночными, т.е. высококалорийной пищей, она не часто летает на кормежку и подолгу затаивается в гнезде. Песцам очень редко удается обнаружить и разорить гнездо гаги.

В отличие от гаги черная казарка не имеет столь замечательной покровительственной окраски, питается низкокалорийным растительным кормом, вынуждена часто сходить с гнезда и поэтому легко выдает себя и свою кладку. Чтобы защититься от песцов, казарки прибегли к покровительству полярной совы. Сова охраняет вокруг своего гнезда довольно большую территорию (радиусом до 200 м) и не допускает сюда других хищников. На небольшом расстоянии от совиного гнезда и устраивают гнезда черные казарки.

Хотя белый гусь — довольно крупная птица, но и он предпочитает располагаться поблизости от совы: она не трогает вылупившихся гусят. Самое же интересное состоит в том, что гуси могут устраивать как одиночные гнезда, так и образовывать большие колонии. Все, оказывается, зависит от размера гуся. Колониальная форма гнездования обнаружена у малого белого гуся, который весит не более 3 кг и не может в одиночку дать отпор песцу. Большой белый гусь, гнездящийся на островах Канадского арктического архипелага, не образует колоний. Он имеет массу до 5 кг и достаточно силен, чтобы самостоятельно защитить свое гнездо (Сыроеч- ковский, 1984).

Стаи — это подвижные, обычно временные объединения. За этим обиходным названием кроются различные биологические явления. Вынужденные скопления животных часто связаны с местами изобилия пищи (стаи воробьев) или с достаточно надежными убежищами (коллективные ночевки и скопления в период линьки у птиц). Добровольные агрегации обычно возникают в однородной среде (стаи пелагических рыб) или приурочены к периоду миграций (стаи саранчи, перелетных птиц). Такие группировки весьма непостоянны по составу. От них отличаются стаи у многих оседлых птиц (некоторые сойки, синицы), представляющие собой группы особей, объединенных в систему иерархии и занимающих постоянную территорию.

Среди рыб в самых общих чертах можно выделить четыре ступени общественного поведения. Кроме одиночных рыб существуют скопления, в которых рыбы распределяются произвольно, беспорядочной массой, как, например, треска на кормовых угодьях. Потом следуют стаи, обычно называемые косяками, в которых рыбы выстраиваются в строгом порядке на определенном расстоянии одна от другой, что обеспечивает им достаточный простор для плавательных движений. И наконец, косяки, где рыбы собраны в густую плотную массу, так что их тела соприкасаются.

Объединяются в стаи чаще всего пелагические рыбы, особенно сельдевые. Большой косяк ведет себя так, словно это единый организм. Косяки не имеют вожака или группы вожаков. Часто рыбы, плывущие впереди, начинают отставать, а их место занимают другие, из соседних рядов. Когда же косяк меняет направление, рыбы с фланга оказываются впереди, передний край становится флангом. Этот маневр, производимый даже огромной стаей из миллиона рыб, выполняется с большой точностью. Движущийся косяк рыбы состоит из особей одного вида и размера, обладающих одинаковой мышечной силой; неоднородное скопление не могло бы двигаться монолитной массой.

Как указывал ихтиолог и эколог Г. В. Никольский (1974), стайное поведение представляет собой видовое приспособительное свойство животных. У рыб оно изучено лучше всего, что объясняется практической потребностью в соответствующих знаниях, необходимых для рыболовства.

У ряда видов стая имеет защитное значение. Так, в стае рыбы на более далеком расстоянии обнаруживают опасность и во многих случаях лучше защищаются от врага. Стая рыб с более далекого расстояния замечает орудия лова и успешнее их избегает, легче уходит из ловушки. Стая также имеет значение для отыскания кормовых объектов.

Несомненно, стая имеет миграционное значение. Она легче ориентируется и находит миграционный путь.

Зимовальное значение стаи выражается в обеспечении более благоприятных условий обмена. Воздействие токсичных веществ на стаю ослабевает благодаря созданию особями в группе «слизевой защиты».

В связи с полезностью стайного образа жизни у животных имеются морфологические приспособления к нему. Яркая окраска (полосы и пятна) облегчает рыбам ориентацию друг на друга.

У птиц стаи формируются при сезонных перелетах, а также при зимних кормежках среди оседлых и кочующих форм. Перелетные стаи образуют те виды, которым свойственно колониальное гнездование или коллективное кормление. Одиночно гнездящиеся и кормящиеся виды стаи в полете не образуют. Мелкие птицы образуют в полете воробьиную стаю, крупные — журавлиный клин.

У рыб и у птиц особи, объединенные в стаи умеренного размера, менее уязвимы для хищников, чем одиночки, и более эффективно питаются. Однако с ростом величины стаи в ней увеличивается число агрессивных контактов и ложных тревог, приводящих к излишним энергетическим затратам.

У млекопитающих стайность характерна для собачьих. Стая волков представляет собой замкнутую группировку из 5— 10 (до 20) особей, включающую до трех моногамных пар и их потомство нескольких поколений. Ее единство держится в основном на общности групповой территории и на взаимопомощи при охоте. Именно в группе зверям удается справиться с крупными копытными, охота на которых в одиночку безрезультатна. При групповой охоте волки преследуют жертву, практикуя ее перехват, гонят на засаду или захватывают в кольцо, что требует согласованности и координации действия всех особей.

Кроме волков, стаи образуют гиены, гиеновые собаки, койоты. В стаях млекопитающих велика роль вожаков, отношения между отдельными особями специфичны, что сближает эти группировки со стадами.

Стада — это более длительные и постоянные объединения животных по сравнению со стаями. Они включают особей одного вида, которые сохраняют какое-либо время близость друг к другу, сходно себя ведут, нередко характеризуются одинаковым ритмом активности (например, одновременное выныривание у китов) и движутся всегда в едином направлении. Образование стада характерно для китообразных, копытных, приматов. В стадных группах осуществляются все основные жизненные функции вида: добывание корма, защита от хищников, миграции, размножение, воспитание молодняка.

Состав (по возрасту и полу) и размеры стада непостоянны, что отличает его от других групп животных с взаимосвязанным поведением (семья, гарем и т.д.). Максимальный размер стада определяется возможностями взаимной координации поведения животных. У китов и обезьян стадо может включать десятки особей, у копытных — сотни и тысячи (северные олени, сайгаки, гну). Наиболее крупные стада (до 100 тыс. особей) образуются во время сезонных миграций. В стаде животные ориентируются на поведение соседей (сигналы о наличии корма, появлении хищника) или вожака (выбор безопасного пути во время бегства от врага, подхода к водопою или убежищу), т.е. подражание преобладает над свободным выбором решения, характерным для поведения одиночных животных. В стаде приматов существует сложная иерархия и система связей между особями. В стаде копытных иерархия определяется размерами тела, рогов. В сельском хозяйстве в стадо объединяются домашние животные одного вида. Закономерностями поведения животных в стаде широко пользуются в пастбищном животноводстве.

Стадные, кочующие крупные животные с круглогодичной активностью характерны для открытых ландшафтов всех материков. В Евразии наиболее широко распространены антилопы: дзерен, джейран и сайгак. Дзерен и джейран свойственны Евразийской пустынно-степной области, сайгак — степной вид с обширным ареалом, проникающий далеко в полупустыни и даже пустыни. Высокая скорость бега, стадность, большая подвижность, способность использовать степные пастбища с их разнообразным, но порою скудным растительным покровом обеспечивают процветание копытных степной зоны.

Стадность — общая черта поведения степных копытных — очень важная приспособительная особенность, связанная с условиями жизни в открытых ландшафтах. Для стад характерна тесная связь особей, несколько меняющаяся по сезонам, и согласованность их поведения. Это прежде всего облегчает защиту слабых членов стада, главным образом молодых животных, от нападений крупных хищников. В евразийских степях наиболее опасные для копытных хищники — волки. Летом степные волки питаются преимущественно мелкими грызунами, саранчовыми и др., а осенью и зимой, после исчезновения этого корма, они преследуют копытных. Чтобы успешно охотиться на таких быстрых животных, как сайгаки (скорость бега до 80 км в час), образующих большие стада, волкам приходится собираться в стаи до 15—20 голов. Однако столь крупная группа волков может организоваться не везде и не всегда. Во многих местах жертвами малочисленных волчьих групп становятся только сайгаки-самцы, сильно истощенные в начале зимы за время гона. Как считают зоологи, зимняя элиминация самцов даже полезна для жизни вида.

Находящееся в пути стадо сайгаков, встретившее неожиданное препятствие, например отару овец, охраняемую овчарками и чабанами, с большой скоростью и поразительной согласованностью выполняет сложные маневры. Непрерывные глухие крики сайгаков можно слышать только вблизи: они предназначены исключительно для членов стада. В условиях степи и пустыни для сайгаков, способных развивать большую скорость бега, наибольшее значение имеют оптические сигналы («зеркало» крупа, вертикальные «смотровые прыжки»), звуковые же легко заглушаются шумом ветра и топотом крупных стад.

Отсутствие у сайгаков какой-либо постоянной привязанности к одному и тому же участку обитания позволяет им широко кочевать и использовать в каждом сезоне пастбища, наиболее полно отвечающие потребностям организма. В этом отношении наиболее показательны весенние миграции беременных самок сайгаков и джейранов в районы деторождения, куда самки устремляются тысячами. В первые дни новорожденные сайгаки лежат в позе затаивания на одном месте, кормящие самки держатся около своих детенышей относительно оседло, выпасаясь на участке в 2—4 км2. Вскоре вместе с окрепшими молодыми они начинают двигаться по районам с наиболее свежими и сочными травами, иногда сильно опережая кочующие стада самцов (Формозов, 2010).

Основой группового поведения в стадах являются взаимоотношения доминирования—подчинения, обусловленные индивидуальными различиями между особями. Один из вариантов организации стад — это группы с временными или относительно посто-

Основы экологии 353

янными лидерами. В этом случае стадо действует как единое целое, подражая лидеру. Лидером становится более опытный член стада. Стада северных оленей, например, ведут старые важенки. Биологическое значение лидерства состоит в том, что индивидуальный опыт отдельных особей может быть использован всей группой. Те же важенки лучше других ориентируются при миграциях и нападениях хищников, поскольку им неоднократно приходилось проделывать это в одиночку при рождении олененка. В крупных стадах выделяются также объединения, представляющие собой семейные или возрастные группы. Внутри этих групп контакты между особями более дружелюбны, чем с членами других аналогичных групп.

Наиболее сложна организация стад с вожаками и иерархическим соподчинением особей. В отличие от лидеров вожаки активно руководят стадом, подчиняя его себе специальными сигналами, угрозами и прямым нападением. В таких стадах часто возникает «разделение прав» и «обязанностей», а также более сложные формы общественного поведения, выгодные для групп в целом. Ранг животного в группе определяется столкновением между особями, которые могут иметь характер прямой борьбы или ритуальных угроз. После установления ранга всех членов группы прямые столкновения между ними прекращаются и порядок поддерживается сигнальным или ритуальным поведением. Ранг определяется многими причинами. Более сильные и опытные с устойчивым типом нервной системы, как правило, доминируют над более слабыми. «Порядок клевания» — термин, который часто употребляется как синоним иерархической лестницы у животных, означает, что птица может клевать нижестоящих и не смеет — вышестоящих. «Порядок клевания» в том или ином виде наблюдается в любой группе животных, где всегда есть привилегированные члены, имеющие преимущественное право на пищу, воду, островки безопасности и спаривание. Очередность удовлетворения потребностей определяется местом на социальной лестнице.

Биологический смысл иерархической лестницы подчинения заключается в выработке согласованного поведения группы, выгодного для всех ее членов. После «расстановки сил» животные не тратят энергию на индивидуальные конфликты. В сложных условиях, например при голодовках, гибнут более слабые, но под защитой группы они все же имеют больше шансов выжить, чем в одиночку. Иерархия наиболее ярко выражена в стадах, но она характерна и для многих других групп оседлых животных — семей, колоний.

Крупными стадами живут степные павианы. Большую часть дня они проводят на земле и обычно лишь после захода солнца отправляются спать на деревья. Во время кормежки они углубляются в открытую саванну на несколько километров. Павианы могут позволить себе это, несмотря на присутствие рядом таких страшных врагов, как львы и леопарды, поскольку в трудное время стадо дает коллективный отпор врагу. Сильный павиан — самый умудренный опытом самец — становится вожаком стада. Сплоченность стада обеспечивается точно установленной иерархией. Это особенно проявляется при взаимном выискивании паразитов и вычесывании шерсти. Обезьяны занимаются этим много раз на дню. Наиболее часто пользуются подобной услугой со стороны соплеменников самцы высшего ранга и старшие самки (рис. 4.7).

Стадо степных павианов

Рис. 4.7. Стадо степных павианов

Во время кормежки самый сильный самец держится в центре стада, где находятся матери с маленькими детенышами. Авангард и арьергард составляют взрослые самцы и самки, не имеющие потомства. Леопард никогда не рискнет напасть на павиана, когда стадо держится вместе. Он отважится на атаку, если представится случай захватить врасплох отставшую обезьяну. В случае опасности самцы низшего ранга, которые идут во главе стада, первыми поднимают тревогу. Вожак смело бросается на врага, к нему присоединяются другие доминирующие самцы, а потом и все остальные обезьяны.

Все стадо объединяется для коллективной защиты.

Гориллы живут гораздо меньшими группами — от 5 до 20 животных — под началом старого самца. Эти крупные обезьяны, будучи вегетарианцами, нуждаются в обширных владениях. Гориллы спят 13 часов подряд. Раз в три-четыре года самка приносит детеныша. Беременность, как и у человека, длится больше 8 мес.

Чуткие животные, гориллы обычно своевременно замечают опасность. Но если стадо захвачено врасплох, вожак пытается напугать противника «психической атакой»: поднимается на ноги, барабанит мощными руками по груди и испускает наводящие ужас вопли.

В литературе термином «стадо» в более широком смысле обозначают любые крупные скопления животных (например, стадо или косяк рыб).

Колонии — это групповые поселения оседлых животных. Они могут существовать как длительно, так и возникать лишь на период размножения (например, у многих птиц — грачей, чаек, гагар, тупиков). По сложности взаимосвязи между особями колонии животных чрезвычайно разнообразны — от простых территориальных скоплений одиночных форм до объединений, где отдельные члены подобно органам в целостном организме выполняют разные функции видовой жизни.

Повадка гнездиться тесными колониями уменьшает потери от хищников. Обычно защита от врагов происходит сообща. Чайки, кайры, некоторые гуси, ласточки с шумом набрасываются на хищника, угрожающего птенцам или кладкам. Тревога, поднятая любой заметившей опасность птицей, мобилизует остальных. Сообща они изгоняют крупных хищников (песцов, ястребов, сов), с которыми не справились бы поодиночке. Обыкновенные чайки, гнездящиеся большими колониями в дюнах на морском берегу, подобно многим другим птицам уносят прочь яичную скорлупу, как только из яйца вылупится птенец. Делается это для маскировки: бросающаяся в глаза белая внутренняя поверхность скорлупы может указать хищнику (например, вороне, основному врагу чаячьих птенцов) на присутствие добычи — лежащего рядом птенца.

Среди млекопитающих колонии образуют сурки, суслики, пищухи, луговые собачки, пеструшки. Возникают эти колонии обычно на основе разрастающихся семейных групп с сохранением связей между отпочковывающимися семьями. Если территория плотно заселена, то зверьков из других колоний изгоняют, но в период низкой численности популяции они могут вливаться в состав поселения.

Занятые отдельными особями или семьями участки обычно примыкают друг к другу, иногда частично перекрываясь. Система нор связана сетью дорожек, позволяющих передвигаться с наибольшей для вида скоростью. Пасущиеся зверьки видят и слышат значительную часть соседей и всегда быстро реагируют на их сигналы. Плотность населения малого суслика варьирует от немногих особей до 200—300 на 1 га, а байбака — от единичных семей на 1 км2 до 2—3 семей (10—20 особей) на 1 га. Колонии этих зверьков в девственных степях тянутся местами почти без перерывов на десятки километров (Формозов, 2010)

Александр Николаевич Формозов (1899—1973)

Рис. 4.8. Александр Николаевич Формозов (1899—1973)

(рис. 4.8).

Поскольку степные травы в большинстве низкорослы и листовая поверхность ксерофитов относительно мала, среди степных млекопитающих широко распространено использование нор как основных или даже единственных убежищ. Из 90—92 видов, свойственных степной зоне Евразии, жизнь 72 из них тесно связана с норами. Основное проявление защитной реакции у зверей-норников — поспешное бегство в нору. Однако большинство из них имеет тяжелое

Малый суслик на наблюдательном посту при выходе из норы (рисунок А. Н. Формозова)

Рис. 4.9. Малый суслик на наблюдательном посту при выходе из норы (рисунок А. Н. Формозова)

телосложение, короткие конечности и бегает медленно. Поэтому для них важно как можно раньше заметить опасность, выиграть время. При выходе из норы и на месте кормежки многие виды зверьков многократно и внимательно осматривают окрестности, вытягиваясь во весь рост и присев на задние лапки (рис. 4.9).

Потребность иметь широкий обзор настолько сильна, что суслики, в частности малый и песчаник, а также сурки, например байбак, неизменно избегают мест с высокими растениями. В колониях байбака и монгольского тарбагана, малого суслика, песчаника и др. система наблюдения и оповещения о появлении врага весьма совершенна, и большинству хищников трудно незаметно подобраться к своим жертвам. Колониальность, тесная взаимосвязь особей — одна из важнейших адаптивных особенностей поведения видов этой группы, связанная с условиями жизни в открытых степях.

Сложные колонии, образуемые общественными насекомыми — термитами, муравьями, пчелами, — также представляют собой сильно разросшиеся семьи. В таких колониях-семьях насекомые выполняют сообща большинство основных функций: размножения, защиты, обеспечения кормом себя и потомства, строительства. При этом среди «колонистов» обязательно существует разделение труда и специализация отдельных особей или возрастных групп на выполнении определенных операций. Члены колоний действуют на основе постоянного обмена информацией друг с другом.

Наиболее сильное впечатление производят колонии пингвинов, особенно проводящие всю свою жизнь в Антарктике. Это императорские, королевские пингвины, а также пингвины Адели. Они моногамные птицы, гнездящиеся колоссальными колониями. У императорского и королевского пингвинов самка откладывает единственное яйцо и тут же уходит к морю — к пище. Самец насиживает яйцо в течение 64 дней, держа его на лапах и прикрывая особой складкой кожи на нижней части брюха. Сотни самцов сбиваются от холода в плотные группы. Птенцы вылупляются из яйца как раз тогда, когда приходит полярная весна, приносящая обилие пищи. Первые дни самец кормит птенца млекообразными выделениями из своего зоба. Затем возвращается самка, сменяющая самца, потерявшего за зимнее голодание почти треть своего веса. Королевские пингвины, не проявляющие никаких признаков территориального поведения, собираются на гнездовья, образуя тысячные колонии (рис. 4.10).

Гарем — небольшая устойчивая группа размножающихся полигамных животных некоторых млекопитающих, птиц и рукокрылых, многих копытных. На одного половозрелого самца в гареме приходится либо несколько самок, либо несколько их десятков (у серого тюленя — 2—5, у секача северного морского котика — до 50).

Уже упомянутые кочующие в евразийских степях сайгаки ведут относительно оседлую жизнь в конце ноября — декабре во время

4.3. Динамика численности популяций

Колония королевских пингвинов

Рис.4.10. Колония королевских пингвинов

образования гаремов и массового спаривания. В это время самец удерживает около себя группу в 5—10, реже до 40—50 самок и отбивает попытки других самцов угнать часть гарема. Место спаривания занимает всего несколько сотен метров. Самец в это время ест только снег, самки пасутся на ограниченном участке (Формозов, 2010).

У животных, образующих гаремы, резко выражен половой диморфизм, особенно в размерах тела — самцы в 2—4 раза крупнее самок. Возможно, гаремы свойственны и кашалоту, единственному китообразному, для которого особенно характерен половой диморфизм в размерах тела.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >