ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО- ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

ФЕНОМЕН СИСТЕМЫ: ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Феномен Системы имеет особое значение для исследования реалий и векторов развития России, поиска путей выхода из кризиса и разработки программы устойчивого развития России. Феномен Системы стал актуальным в связи с тем, что в мире происходят изменения, связанные с четвертой промышленной революцией, переходом к инновационному типу развития. Российская экономика функционирует в рамках четвертого технологического уклада с элементами пятого, в то время как страны — лидеры экономического роста осуществляют переход к шестому технологическому укладу. При этом она обладает потенциалом, позволяющим перейти к пятому укладу, а в отдельных сегментах — к шестому посредством развития наносистем, информационно-телекоммуникационных систем, космических систем, энергоэффективности и т.д.

Исследование социально-экономической Системы позволяет выстроить логику развития и прогнозирования на основе фундаментальных экономических исследований[1]. Феномен Системы раскрывает взаимосвязи и взаимодействия экономических, социальных, политических, духовных, экологических и других факторов цивилизационного развития в каждой стране1.

Россия переживает сложный период в своей истории, связанный с системным кризисом, снижением темпов экономического роста и реальных доходов населения, внешнеэкономическими и геополитическими угрозами. Кризис в России во многом обусловлен дисгармонией Системы. «Болевые точки» российской социально- экономической Системы — это энергосырьевая основа экономики, социальная поляризация, снижение доли среднего класса и креативных слоев населения, неэффективность институтов частной собственности, конкуренции, саморегулирования и государственного управления, системная коррупция, отставание технологического уклада, отсутствие национальной инновационной системы, политической конкуренции и механизма преемственности власти[2] [3], недостаточность развития институтов гражданского общества, обратных связей человека, общества и государства. Для решения назревших острых проблем, выстраивания стратегической линии развития как на краткосрочный период, связанный с выходом из кризиса, так и на среднесрочный и на долгосрочный период, связанный с вызовами четвертой промышленной революции, переходом к инновационному типу развития, необходим системный подход.

Социально-экономическая Система объединяет и субординирует отношения человека, общества и государства, все многообразие экономических, политических, социальных, конфессиональных, межличностных и других отношений, в условиях которых живет человек. Система включает вертикальные и горизонтальные, формальные и неформальные, экономические, административные, корпоративные, социальные, культурные и тому подобные институты, регулирующие связи между людьми, социальными группами и организациями. По вертикали функционируют институты государства, корпораций, некоммерческих организаций и домашних хозяйств, по горизонтали — отношения между хозяйствующими субъектами, межличностные отношения (между деловыми партнерами, друзьями и т.п.). Социально-экономическая Система не сводится только к макроэкономическому уровню. Она объединяет интересы человека, общества и государства, вертикальные и горизонтальные отношения государства, бизнеса и домашних хозяйств на макро-, мезо- и микроуровнях, вовлекает в себя социально-экономический и институциональный аспекты, обусловливает долговременные тенденции развития экономики и всего общества[4].

Социально-экономическая Система развивается в пространстве и во времени. Пространство Системы отражает реалии — идентичность страны во всех подсистемах. Время отражает этапы развития Системы.

Феномен Системы исследовали различные научные школы. Итогом их исследования являются типы систем, разграничение в них общего и идентичного. Известно, что этот принцип исследования дал возможность К. Марксу открыть логику развития капитализма. Общим является логика Системы, включающая производство, распределение, обмен и потребление, рынок и конкуренцию, закон прибавочной стоимости и всеобщий закон капиталистического накопления. Общий принцип капитализма остается незыблемым, но модели этой Системы претерпели существенные изменения, обусловленные четвертой промышленной революцией, переходом к инновационной экономике, новыми ценностными ориентациями и потребностями человека и общества. Инвестиции в человеческий капитал в процессе воспроизводства стали обгонять инвестиции в материально-вещественный капитал в органическом строении капитала. Возросла роль финансовых институтов. Появились новые экономические, социальные, политические и другие институты гражданского общества.

В современном обществе существуют различные типы социально-экономических систем, которые различаются, прежде всего, в зависимости от существующего экономического базиса, от превалирования в нем вертикальных или горизонтальных институтов (в авторитарной, иерархической Системе превалирует вертикаль, а в демократической — горизонталь). Кроме того, вертикаль и горизонталь могут иметь разный социальный смысл, различные формы, по-разному проявляться в различных странах. В конечном счете типы систем отличаются положением в них человека. В условиях авторитарных систем человек является «винтиком», частью толпы, а в демократических системах человек свободен. Российская социально-экономическая система относится к типу систем, в которых превалирует вертикаль. Это связано с особенностями развития капитализма после реформы 1861 г., формального и реального подчинения труда капиталу и 70-летней историей СССР[5].

Абсолютных социально-экономических систем не существует. В каждой суверенной стране складывается свой тип Системы с учетом ее истории, пространства, культуры и цивилизации. Это выпукло и обоснованно было представлено Президентом РФ В. В. Путиным в выступлении на Валдайском форуме в 2013 г.

Взаимосвязь общего и идентичного — один из основополагающих принципов разграничения типов систем. Это — дискуссионная проблема. Общее включает необходимость гармонии вертикальных и горизонтальных отношений во всех подсистемах, человека как ядра Системы, взаимодействие институтов рынка и государства, индивидуальной свободы и социальной справедливости. Идентичными являются конкретные формы отношений и институты, отражающие особенности всех подсистем в каждой стране, специфику ее экономики, социальных отношений, политики, нравственно-духовных ценностей, семейно-бытовой сферы.

Академик РАН Л.И. Абалкин отмечал три мегатренда мирового развития: расширение прав и свобод человека, социализацию (развитие структур гражданского общества, группы по интересам и т.д.) и цивилизационное многообразие. При этом «конкретные модели и формы организации общества не являются универсальными. Способы устройства хозяйственной жизни, пути сочетания индивидуальных и коллективных начал, структура гражданского общества и демократические процедуры, равно как и комбинация принципов свободы, экономической эффективности и социальной справедливости, оказываются бесконечно многообразными. В них отражены трудно измеримые дух нации, система ценностей, менталитет граждан»1.

И общее, и идентичное отражают реалии и влияют на векторы развития социально-экономической Системы, определяют возможности использования зарубежного опыта.

При исследовании качественных сторон социально-экономической Системы она рассматривается как сложная, открытая, нелинейная система.

Как сложная система она состоит из большого числа взаимосвязанных и взаимодействующих объектов, которые можно сгруппировать в подсистемы: экономическую, социальную, политическую, духовно-нравственную и семейно-бытовую. Это — основные сферы деятельности человека и одновременно основные сферы его развития, превращения из «экономического человека» в субъект цивилизации, из «винтика» Системы в свободного человека, функции которого гармонизированы. Каждая подсистема имеет свои тенденции развития, влияющие на другие подсистемы, в результате чего согласовывается общее развитие.

Как открытая система она характеризуется подвижным равновесием, которое обеспечивается согласованностью протекающих в ней процессов[6] [7].

Поскольку в пространстве экономической, социальной, политической, нравственно-духовной и семейно-бытовой подсистем социально-экономической Системы могут быть устойчивые и неустойчивые стационарные состояния, она является нелинейной. Ее подсистемы флуктуируют, их параметры могут отклоняться от средних значений. Если какая-либо область такой нелинейной системы неустойчива и в ней наблюдаются сильные флуктуации, то достаточно незначительного воздействия, чтобы вся система перешла из одного состояния в другое1. Устойчивость развития социально-экономической Системы всегда относительна, ее условием является гармония вертикальных и горизонтальных отношений во всех подсистемах.

Важнейшая методологическая проблема исследования любой системы состоит в том, чтобы выявить детерминанты, объединяющие элементы в систему, формирующие основания, связи и отношения в системе, ее особую качественность, устанавливающие закономерности структуры, функционирования и развития общества[8] [9]. Такой подход позволяет исследовать единство и целостность воспроизводства, легитимность институтов государства и рынка, взаимосвязь общего и идентичного в социально-экономических отношениях, находить оптимальные сочетания экономической свободы и социальной справедливости, формальных и неформальных институтов.

Феномен Системы обеспечивает конвергенцию различных теорий и различных научных дисциплин, при которой находятся точки их пересечения в решении какой-либо проблемы социально- экономического развития.

Феномен Системы позволяет избежать излишней абстракции, доходящей до абсурда и приводящей к утопическим теориям, в которых исследователи не учитывают взаимосвязи предмета своего исследования с другими явлениями и процессами. На практике системность обосновывает согласование различных направлений государственной политики (например, бюджетной, налоговой, социальной и т.д.), экономических и административных методов управления, финансового и реального секторов экономики.

Феномен Системы — один из ключей к анализу социально-экономических процессов в формациях, цивилизациях, национальных экономиках и их сегментах и т.д., а также к прогнозированию и разработке стратегии социально-экономического развития. Так, например, национальная экономика изучает закономерности и тенденции функционирования и развития социально-экономических отношений в суверенных странах, субъекты и объекты этих отношений. Социально-экономическая Система страны дает информацию об этих закономерностях, тенденциях, субъектах и объектах, их взаимосвязях, роли и субординации[10].

В результате наших поисков мы выделили ряд вопросов исследования реалий и векторов социально-экономической Системы:

  • • место Системы в исследовании развития человеческого общества (формации, цивилизации, Системы);
  • • Система как совокупность подсистем, их субординация и взаимодействие;
  • • проблемы общего и идентичного в Системе, типы и модели систем, Система страны и мира;
  • • взаимодействие рынка и государства, индивидуальной свободы и социальной справедливости в различных моделях Системы;
  • • человек как ядро Системы, человекоцентричная цель развития;
  • • место и роль легитимных и нелегитимных форм мотивации человека в Системе, системная коррупция;
  • • формирование среднего класса и креативных групп населения;
  • • адаптация малого и среднего бизнеса в Системе;
  • • соответствие модели социальной политики особенностям социально-экономической Системы;
  • • эволюционные и революционные изменения систем, дискуссии о состоянии и возможностях трансформации или замены российской Системы.

Особое место в исследовании феномена Системы занимает проблема человека. Это — междисциплинарная проблема естественных и гуманитарных наук. Существуют либеральные, леворадикальные и национальные трактовки человека. Человек со своими потребностями, интересами, способностями, взаимосвязями с другими людьми — своего рода микросистема, в которой, как в зародыше, представлены все сегменты, все аспекты социально-экономической Системы. Не случайно существует пословица: «Человек — мера всех вещей».

Человек, находясь на пересечении сил взаимодействия между элементами социально-экономической Системы, выступает как ее ядро. Известно, что в ядре всякой системы концентрируется ее энергия, осуществляются функции обобщения, интеграции и управления. В нашем исследовании человек рассматривается как ядро Системы, как главная производительная сила, субъект производственных отношений, субъект экономики и общества, субъект всех подсистем, как эгоист и альтруист. Все подсистемы рассматриваются как необходимые сферы деятельности человека. Может, например, показаться, что какие-то бытовые явления не отражают особенности экономической или политической подсистемы. Но, поскольку они обеспечивают реализацию каких-либо функций человека, они увязаны в единой Системе через потребности и интересы человека.

Действующая энерго-сырьевая, иерархическая модель российской социально-экономической Системы работает в интересах элиты — крупного капитала и сросшейся с ним бюрократии, а не человека и общества в целом. Она не обеспечивает эффективного взаимодействия производства, распределения, обмена и потребления, тормозит реализацию конституционных основ (частной собственности, конкуренции, функций социального государства и т.д.), преодоление системной коррупции. Иерархический характер российской социально-экономической Системы не позволяет в достаточной мере развиваться горизонтальным связям[11], особенно в сфере среднего и малого бизнеса. Преобладание вертикальных отношений компенсируется развитием в основном неформальных межличностных горизонтальных отношений. Поскольку нет баланса вертикальных и горизонтальных институтов, функции человека как субъекта экономики и общества не реализуются. России необходимо найти пути решения этой проблемы с учетом исторически сложившегося типа Системы.

В российской социально-экономической Системе не обеспечен баланс между свободой, экономической эффективностью и социальной справедливостью. Человек как субъект экономики еще не получил достаточно свободы для реализации своих способностей к труду и предпринимательской деятельности. Его экономическую свободу сдерживают отсутствие реальной конкуренции, монополизм, коррупция, бюрократизм.

В российской социально-экономической Системе существуют противоречия между подсистемами, а также проблемы в каждой из них. Экономическая подсистема является монополизированной, олигархической. В настоящее время состояние экономической подсистемы характеризуется снижением темпов экономического роста и реальных доходов населения. В социальной подсистеме наблюдается несоответствие интересов человека, общества и государства, высокий уровень социального расслоения, региональных различий, сокращение социальных расходов государства. В политической подсистеме отсутствует реальная политическая конкуренция. Политическая элита делает ставку на свободу предпринимательства, однако средний и малый бизнес не имеют возможности развиваться, положение среднего класса и креативных групп населения ухудшается. В нравственно-духовной подсистеме мотивация и ценностные ориентации «экономического человека» не могут породить национальную идею развития российской цивилизации. В семейно-бытовой подсистеме много проблем создают дороговизна жилья, коммерциализация образования, оптимизация здравоохранения, межпоколенческие и межвозрастные отношения и т.д.

Особое место в Системе занимает малый и средний бизнес (инновации, рабочие места, рост среднего класса и т.д.). Однако он пока не оказывает такого существенного влияния на социально- экономическое развитие России, какое он оказывает в развитых странах. В настоящее время в России на его долю приходится 21% ВВП и 22% занятых, в то время как в развитых странах его доля в ВВП превышает 50%, а в структуре занятости — 60%'. Без создания новых институтов (госзаказы, льготы — налоговые каникулы, расширение видов деятельности патентного налогообложения, предоставление субъектам РФ и муниципалитетам права снижать ставки единого налога на вмененный доход и т.д.) малый и средний бизнес не сможет стать опорой развития экономики в российской социально-экономической Системе. Статус среднего и малого бизнеса как национальной идеи свидетельствует о модернизации Системы снизу вверх.

Фундаментальной проблемой выхода из системного кризиса является улучшение инвестиционного климата. В связи с этим меры по привлечению инвестиций в национальную экономику приобретают важное значение. Они направлены на возвращение российского капитала из офшорных зон, повышение эффективности [12]

государственного управления, налоговые льготы, привлечение иностранных инвестиций, использование сбережений населения как источника инвестиций, обновление основного капитала, развитие транспортной и логистической инфраструктуры. При этом необходимо, чтобы инвестиции в человеческий капитал росли быстрее, чем инвестиции в основной капитал[13].

Одной из болевых проблем российской социально-экономической Системы является чрезмерная дифференциация доходов населения [14]. Она свидетельствует о нарушении равновесия между экономической свободой и социальной справедливостью. В России коэффициент фондов (соотношение денежных доходов 10%-ных групп наиболее и наименее обеспеченного населения) возрос с 13,9 в 2000 г. до 16,3 в 2013 г. При этом коэффициент Джини в 2013 г. составил 0,419[15]. На долю 20% наименее обеспеченных приходилось 5,2% доходов, а на долю 20% наиболее обеспеченных — 47,6%[16]. Уровень бедности увеличился с 12,6% в январе — сентябре 2014 г. до 14,1% в январе — сентябре 2015 г.[17]

Эта болевая проблема проявляется также в значительной межрегиональной дифференциации уровня и качества жизни. Так, дифференциация среднедушевых денежных доходов по субъектам РФ достигает почти 6 раз, среднемесячной начисленной заработной платы — 4 раз, доли населения с доходами ниже прожиточного минимума — более 5 раз[18]. При этом у регионов недостаточно средств, их задолженность по кредитам растет. Число регионов, у которых долг составляет менее 15% собственных доходов, сократилась с 25 в 2010 г. до 12 в 2014 г., а число регионов, у которых долг превышает 50% собственных доходов, увеличилось за указанный период с 15 до 47!. Все это подрывает эффективность федеративного устройства России, которая является одной из важнейших идентичных особенностей ее Системы.

За период 2005—2014 гг., несмотря на рост ВВП в целом и на душу населения, возникла тенденция к снижению доли заработной платы и социальных выплат в ВВП[19] [20]. Доля социальных отраслей (образования, здравоохранения, социальных услуг) в ВВП России низка. Она составляет 6%, в то время как в США — 24,8, в Германии — 11,3, во Франции — 13,9%[21]. Сложилась также тенденция к снижению доли социальных отраслей в ВДС. Так, в 2008 г. по сравнению с 2002 г. доля образования в ВДС снизилась на 1%, здравоохранения и предоставления социальных услуг — на 0,9, предоставления прочих коммунальных, социальных и персональных услуг — на 0,2%[22]. Доля расходов федерального бюджета на образование в 2011—2014 гг. сократилась на 0,8%, а на здравоохранение — на 1%[23]. После 2012 г. объем и доли социальных расходов в консолидированных бюджетах субъектов РФ также снижались[24]. В 2016 г. по сравнению с 2015 г. намечено увеличить расходы из всех бюджетов бюджетной системы РФ: на социальную политику — на 1,2%; на образование — на 2,3; на здравоохранение — на 4,9; на физкультуру и спорт — на 2,9%; в то время как инфляция прогнозируется на уровне как минимум 6,4%[25]. Степень износа основных фондов в образовании, здравоохранении и предоставлении социальных услуг выше, чем в среднем по основным фондам[26].

Все эти болевые точки усиливаются в связи со снижением реальных доходов населения в условиях кризиса, ростом нищеты и безработицы.

В условиях снижения легитимных реальных доходов усиливается коррупция. Необходимо учитывать, что коррупция зависит не только от склонности человека, но и от типа Системы. Иерархический характер российской социально-экономической Системы, построенной «сверху вниз», порождает монополию рабочего места, которая позволяет индивидам и их группам использовать дефицит услуг в органах государственной власти, корпорациях, организациях социальной сферы и т.д. в целях получения нелегитимных рентных доходов1. О масштабах коррупции в России свидетельствует рост индекса восприятия коррупции (ИВК)[27] [28] с 27 в конце 1980-х гг. до 136 в 2014 г.[29]

Коррупция имеет системный характер. Полностью ликвидировать коррупцию невозможно, но для ее сокращения необходима эволюция Системы в аспекте гармонизации вертикальных и горизонтальных отношений. Тогда юридические меры противодействия коррупции станут более эффективными, а моральный климат гражданского общества будет формировать неприятие коррупции. Так, например, ОНФ представил индекс расточительности органов власти и госкомпаний за 2015 г., в который попали более 100 организаций из 40 регионов страны, расходующих необоснованно много средств на покупку автомобилей и мебели, проведение корпоративных мероприятий и банкетов, авиабилеты, полисы добровольного медицинского страхования и т.д.[30]

В целом модель социальной политики в России отражает особенности социально-экономической Системы: ее иерархичность (преобладание отношений «сверху вниз», административных методов управления) и рентоориентированную экономику. Она изменяется по мере изменения Системы. В модели социальной политики России необходимо исходить из принципа общего и идентичного при рассмотрении возможностей использования зарубежного опыта, интегрировать позитивные стороны неолиберального и демократического подходов, сбалансировать возможности человека и государства в развитии социальной сферы, сочетать принципы свободы и справедливости.

В настоящее время идет поиск векторов развития России. Возникают вопросы, как перестроить социально-экономическую Систему, чтобы она обеспечивала устойчивое развитие в краткосрочном, среднесрочном и долгосрочном периодах, как преодолеть подчинение институтов Системы властным и имущественным интересам бюрократическо-олигархической элиты, бюрократизм, чрезмерную централизацию собственности и финансовых ресурсов у федеральных органов власти, коррупцию, неконкурентоспособ- ность реального сектора экономики, деградацию социальной сферы и, самое главное, деградацию человеческого потенциала. Известно, что, поскольку Россия проигрывает конкуренцию за человеческий капитал, креативные группы населения, создающие значительную долю национального богатства, не находя для себя возможностей достойной жизни, покидают страну1.

Поэтому не случайно поиск вектора развития Системы стал предметом острой дискуссии в обществе. Сложились две противоположные точки зрения. Одна из них состоит в том, что действующая социально-экономическая Система, и прежде всего политическая подсистема, изжила себя, и поэтому требуются радикальные, революционные изменения. Так, Г. Явлинский считает, что необходимо ликвидировать сложившуюся Систему, поскольку она исчерпала свои возможности и поставила Россию на край пропасти. По его мнению, «нынешняя система нереформируема», поскольку «у нее нет по-настоящему законных процедур»[31] [32]. Согласно другой точке зрения, совершенствование Системы надо осуществлять эволюционно, с помощью реформ, создания новых институтов, модернизации экономической и социальной политики.

На наш взгляд, наиболее оправданно стремление к эволюционному развитию. Системный подход обосновывает, что эволюция превращается в развитие, а развитие — в историю. История свидетельствует, что любая социально-экономическая Система стремится к самосохранению. Но одновременно она накапливает потенциал для ее изменения и развития либо для ее уничтожения[33].

Существуют принципиально разные подходы к поиску вектора развития России, которые условно можно охарактеризовать как либеральный и мобилизационный1.

Так, сторонники либерального подхода основной упор делают на сокращение госрасходов, дефицита госбюджета, свободный курс рубля[34] [35]. Они считают, что в условиях снижения цен на нефть поддерживать курс рубля бессмысленно. В то же время эксперты отмечают, что нужны меры по поддержанию спроса и производства[36].

Что касается развития в целом, то предполагается «общий исторический путь». Например, Г.А. Явлинский отмечает: «После смены власти Путина Россия пойдет со всеми, кто разделяет принадлежность к европейской цивилизации, общим историческим путем. Естественно, при сохранении и укреплении российской своеобразности особенностей культуры и традиций»[37]. Однако очевидно, что европейский путь, вследствие кризиса европейских ценностей, будет мутировать, и неизвестно, что он будет представлять собой через несколько лет. Предстоит трансформация европейских ценностей, и Россия внесет в нее свой вклад вместе с другими странами. Готового «европейского» или какого-либо другого общего пути нет. Этот путь предстоит вырабатывать.

Сторонники мобилизационного подхода считают, что государство должно финансировать неоиндустриализацию, установить валютный контроль, создать органы, аналогичные Госплану и Госкомитету по науке и технике, которые были в СССР в условиях административно-командной, плановой экономики. Например, С.Ю. Глазьев является сторонником социально-консервативного синтеза на основе сочетания традиционных нравственных ценностей, принципов социальной справедливости и партнерства, соблюдения прав и свобод человека и т.д.[38] Но как можно соединить усиление административных мер с традиционными ценностями, правами и свободами человека, непонятно.

Оба этих подхода являются односторонними. Вместе с тем в них уже есть попытка соединения общего и идентичного, традиционного в поиске путей развития России.

Рассматривая векторы развития России с помощью феномена Системы, необходимо исходить из того, что главным фактором преобразования российской социально-экономической Системы должен стать свободный человек как субъект экономики и общества. Вокруг этой задачи необходимо консолидировать теоретические исследования и практические рекомендации. Система может развиваться и трансформироваться эволюционным путем на основе конвергенции различных теорий и подходов, если созидающие, творческие люди могут, реализуя свои способности, повысить свои легитимные доходы и быть уважаемыми в обществе. Угроза разрушения Системы создается, если растет число морально деградировавших, социально безответственных людей, которые не ценят того, что создано предшествующими поколениями, и не думают о последствиях своих поступков.

В феномене Системы человекоцентричний вектор развития предполагает не усредненного, унифицированного человека, а создание возможности самореализации в различных сферах. Не случайно, например, в менеджменте обращается внимание на «управление разнообразием» — использование разнообразных способностей всех сотрудников для достижения цели организации. В масштабе страны такой подход означает достижение ее процветания посредством реализации человеческого потенциала, превращение человека из «винтика» Системы в субъект развития цивилизации.

В современной России одной из важнейших проблем является создание взаимосвязи институтов Системы с человеком. Для этого необходимы: децентрализация функций Системы по вертикали (в бюджетной и налоговой сферах) с целью усиления роли региональных и муниципальных органов управления; развитие государственно-частного партнерства и т.д., а по горизонтали — повышение эффективности новых институтов, способствующих расширению предпринимательской деятельности, конкуренции (Экспертный совет при Правительстве РФ, Российский экспортный центр, Фонд развития промышленности, Агентство стратегических инициатив), противодействие коррупции, развитие институтов гражданского общества.

Итак, феномен Системы раскрывает архитектуру развития будущей цивилизации, построенную на человекоцентричной основе. Ядром Системы является человек как субъект экономики и общества. Система обеспечивает целостность страны, единство ее народа; от ее социальной сути и механизмов функционирования зависят степень рационального использования социально-экономического, инновационного, природного и социокультурного потенциалов, уровень и качество жизни населения. Система развивается, необходимость ее замены наступает, когда она препятствует развитию человека.

Система может выполнять функции ключа социально-экономического развития, если ее эволюция и модернизация направлены в сторону человекоцентричного развития. В противном случае любая экономическая и социальная политика контрпродуктивна.

У России есть шанс эволюционного обновления Системы на основе гармонии интересов человека, общества и государства, свободы и социальной справедливости. Для этого будут необходимы новые институты, основанные на принципе: не человек для государства, а государство для человека. В конечном счете человек выбирает предпочтительную для него модель Системы. Это является важнейшим условием модернизации российской модели Системы, ее адаптации к новым условиям четвертой промышленной революции.

Выход из современного кризиса российской социально-экономической Системы не может произойти в одночасье, а потребует длительного периода, создания новой концепции, стратегии устойчивого развития. Концепция устойчивого развития на среднесрочный и долгосрочный периоды предполагает поворот в сторону реального сектора экономической подсистемы, эффективное использование потенциала страны (экономического, инновационного, ресурсного, человеческого). Решающая роль в разработке этой концепции принадлежит фундаментальной экономической науке, ее теоретическим и методологическим основам.

  • [1] См.: Концепция долгосрочного социально-экономического развитияРоссии до 2020 г. (URL: www.gov.ru); Прогноз долгосрочного социально-экономического развития России до 2030 г. (URL: www.gov.ru); Стратегиясоциально-экономического развития РФ до 2010 г., национальные проекты «Здоровье», «Образование», «Сельское хозяйство», «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» и др.
  • [2] См.: Россия-2015: оптимистический сценарий / под ред. Л.И. Абалкина.М.: ИЭ РАН, 1999; Стратегический ответ России на вызовы нового века /под ред. Л.И. Абалкина. М.: Экзамен, 2004; К программе социально-экономического развития России в 2008—2016 гг. / рук. авт. кол. Р.С. Гринберг. М.: ИЭ РАН, 2008; Абалкин Л.И. Логика экономического роста. М.:ИЭ РАН, 2002; Он же. Размышления о будущем России. М.: ИЭ РАН, 2007;Он же. Проблемы современной России. М.: ИЭ РАН, 2011; Савченко П.В.,Федорова М.Н. Система: тенденции ее развития. М.: ИЭ РАН, 2011; Российская социально-экономическая Система: реалии и векторы развития /отв. ред. Р.С. Гринберг, П.В. Савченко. М.: ИНФРА-М, 2014.
  • [3] Разновидностью таких механизмов могут быть, например, демократический, партийно-бюрократический и монархический (см.: Хачатуров А. Страна, которой не случилось // Новая газета. 2016. 14 янв.).
  • [4] Г. Гегель считал, что любой предмет надо исследовать двояко: сам по себеи в системе как ее элемент, подчиняющийся общим законам системы. Онисходил из того, что любое качество существует само по себе и в виде определенного количества в конкретном предмете (см.: Гегель Г. Наука логики:в 3 т. Т. 1. М., 1970. С. 437—438). Система отражает порядок расположениячастей целого, последовательный, упорядоченный ход процесса, а такжепоследовательное, упорядоченное и развернутое учение о чем-либо (см.:Даль В.Л. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. Т. IV. М.:Русский язык, 1978. С. 188). Система — это конечное множество функциональных элементов и отношений между ними, выделенное из средыв соответствии с определенной целью, в рамках определенного временногоинтервала. Система обладает свойствами синергичности, эмерджентности,мультипликативности, целенаправленности, самоорганизации, структурности, иерархичности, коммуникативности, адаптивности, способностивзаимодействовать с внешней средой, надежности, развития и т.д. (см.,например: Гринин Л.Е., Коротаев А. В. Социальная макроэволюция: генезиси трансформация Мир-Системы. М.: ЛИБРОКОМ, 2009; Зиновьев А.А. Глобальный человейник. М.: Алгоритм: Эксмо, 2006; Кучкаров З.А., Никаноров С.П., Солнцев Г.В., Шабаров В.Н. Исследование социально-экономических систем. Методология. Теория. Следствия. М.: Концепт, 2007 и др.).
  • [5] В России после свержения самодержавия в 1917 г. был шанс трансформации модели Системы в сторону усиления горизонтальных отношений,связанных с развитием капитализма и демократии, но этот шанс не былиспользован (см.: Национальная экономика: учебник / под ред. П.В. Савченко. 4-е изд., перераб. и доп. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 18—23).
  • [6] Абалкин Л.И. Проблемы современной России. М.: ИЭ РАН, 2011. С. 72.
  • [7] См.: Садовский В.Н. Людвиг фон Берталанфи и развитие системных исследований в XX в. // Системный подход в современной науке. М.: Прогресс- Традиция, 2004. С. 10—11.
  • [8] См.: Садовский В.Н. Людвиг фон Берталанфи... С. 29.
  • [9] См.: Кузьмин В.П. Принципы системности в теории и методологииК. Маркса. М.: Политиздат, 1980. С. 11.
  • [10] См.: Национальная экономика / под ред. П.В. Савченко. 4-е изд., перераб.и доп. М.: ИНФРА-М, 2016. С. 12.
  • [11] Отметим, что на протяжении веков жизнь в России складывалась и продолжает складываться под влиянием борьбы либо взаимодополнения двухтенденций развития общественного устройства: гипергосударственниче-ской, авторитарно-тоталитарной, антилиберальной, с одной стороны, и демократической (с учетом исторической детерминированности и некоторойусловности рамок и форм элементов демократии), рыночной, в какой-томере самоуправленческой — с другой. В России доминирующая роль принадлежит скорее первой, чем второй тенденции. Более того, нельзя отрицать, что немало представителей российской элиты склонны связыватькак достижения прошлого, так и лучшее будущее страны главным образомс первой тенденцией.
  • [12] URL: http://consulting/lc/ru
  • [13] 2 В период 2005—2013 гг. инвестиции в основной капитал росли быстрее(в 3,6 раза), чем расходы консолидированного бюджета на образование,здравоохранение, физическую культуру и спорт (в 3,4 раза) (рассчитано по:Российский статистический ежегодник. 2014. М.: Росстат, 2014. С. 509, 510,512).
  • [14] Так, в 1990-х гг. в России в собственности олигархов находилось до 2/3общественного богатства, (см.: Никифоров Л.В. Государство и экономикав России: уроки XX века и вызовы XXI века // Китай, Польша и Россия:стратегия трансформации и структурный поворот. М.: ИЭ РАН, 2010.С. 49). За период 1992—2012 гг. коэффициент фондов увеличился более чемв 3 раза — с 8 до 16,4 (см.: Неравенство доходов и экономический рост: стратегия выхода из кризиса /под ред. А. Бузгалина, Р. Трауб-Мерца, М. Воейкова. М.: Культурная революция, 2014. С. 203). Поданным аналитиковбанка Suiss, владельцами более 1/3 богатства всех российских домохозяйствявляются ПО человек (см.: Российская газета. 2013. 11 октября). В России1% населения принадлежит 70% национального богатства, в то время какв США - 25%.
  • [15] См.: Там же. С. 149.
  • [16] См.: Российский статистический ежегодник. 2014. М.: Росстат, 2014. С. 149.
  • [17] URL: www.gks.ru
  • [18] См.: Российский статистический ежегодник. 2014. С. 130—134.
  • [19] См.: ТабахА., Андреева Д. Долговые стратегии российских регионов // Вопросы экономики. 2015. № 10. С. 87.
  • [20] Рассчитано по: Россия в цифрах. 2015: крат. стат. сб. М.: Росстат, 2015.С. 68, 123, 366.
  • [21] См.: Погосов И.А. Тенденции воспроизводства в России и проблемы модернизации экономики. М.; СПб.: Нестор-История, 2012. С. 66.
  • [22] См.: Национальные счета России в 2002-2008 гг. М.: ФСГС, 2009. С. 61, 93,124-126.
  • [23] См.: Авраамова Е., Малеева Т. Социальные ресурсы населения в условияхпотери экономической стабильности // Вопросы экономики. 2015. № 11.С. 98.
  • [24] URL: www.gks.ru
  • [25] URL: www.minfm.ru;http://investorschool.ru
  • [26] См.: Россия в цифрах. 2015. С. 68.
  • [27] См.: Савченко П.В., Федорова М.Н. Монополия рабочего места в Системесоциально-экономических отношений. М.: ИЭ РАН, 2012.
  • [28] Расчет этого показателя осуществляет неправительственная международнаяорганизация Transparency International.
  • [29] См.: Андрианов В.Д. Коррупция как глобальная проблема: история и современность М.: Экономика, 2011. С. 114-115.
  • [30] URL: www.onf.ru20161 20
  • [31] По оценкам экспертов, Россия теряет ежегодно около 3 млрд долл, из-заинтеллектуальной эмиграции, а с учетом упущенной выгоды — до 60 млрддолл, (см.: Трофимова Т.Л. Инновационная экономика и трансформациямиграционных процессов // Вестник ВСГТУ. 2013. № 3. С. 107).
  • [32] Выступление Г. Явлинского на радио «Свобода» 06.04.11.
  • [33] См.: Цветков Л. Достаточно нескольких процентов, чтобы общество взорвалось. URL: http://novayagazeta.ru
  • [34] См.: Вардуль Н. Разворот на 30 лет назад // Московский комсомолец.2015.09.10. URL: http://www.mk.ru
  • [35] URL: www.cbr.ru
  • [36] См.: Алексашенко С.В. Главное — спокойствие, почему ЦБ не нужно экстренно спасать рубль. URL: www.rbk.ru
  • [37] Явлинский Г. Путь, которого нет // Новая газета. 2015, 19.10. URL: http://www.yavlinsky.ru
  • [38] См.: Глазьев С. К стратегии социальной справедливости и развития. URL:http:// www.glazev.ru
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >