МЕЖДУ МИФОМ И ЛОГОСОМ: ПРЕДФИЛОСОФСКОЕ БОГОСЛОВИЕ В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

Мифопоэтическая традиция как предпосылка развития метафизического знания

Без анализа мифопоэтической традиции невозможно рационально объяснить возникновение спекулятивно-умозрительных построений досократиков. Представителей этого течения Филолай называл «древними богословами и прорицателями», целевой установкой которых было объяснение мира в его первопричинных основаниях и выработка религиозно-практических рекомендаций к добродетельной жизни и спасению души. По другому их еще называли «поэтами». К их числу относили Орфея, Мусея, Лина, Акусилая, Эпименида и даже Ферекида, ибо они мыслили во многом как философы, но выражались как поэты и богословы. Эти древнейшие поэты, если иметь в виду не их слово, а их мысль и настроение, суть богословы, ищущие «теоретические и практические пути к Богу»[1]. Не зря Аристотель назвал их «богословствующи- ми мыслителями», т. е. мыслителями, которые избрали идущую от Мифа идею бога в качестве предмета интенсивных умозрительных разработок. Представители этого направления в развитии метафизики мыслили мифопоэтическими образами и не аргументировали своих положений. Это есть своего рода «философствующее мифотворчество, или мифическое философствование»[2] [3]. Такой миф одновременно и спекулятивен, ибо в нем зарождаются теоретические представления, и мистериа- лен, ибо полагается на «образ некой жизненно важной для человека и требующей разрешения тайны». Таков миф теокосмогонический и религиозно-нравственный, развивающийся в «дионисийской» антропологии орфиков и этическом монотеизме Гесиода. Здесь традиционные формы классического мифа деградируют, а прогрессируют начатки философствования. Философии здесь еще нет, но уже возникает враждебная традиционному мифологическому политеизму мифологическая теология или теософия, «стремящаяся стать философией» . Именно здесь формируется религиозный субстрат возникающей философии. А. В. Семушкин отмечает в этой связи, что философия рождается как бы дважды, явно и неявно, в среде натурфилософии и рассматриваемого богословствования1.

В новейших исследованиях древнегреческой философии выявлено, что уже в самом начале ее формирования «намечаются два взаимоисключающих способа понимания мира и назначения человека в нем: наивно-натуралистический реализм (материализм) и религиознонравственная спекуляция (идеализм), «физика» и «метафизика»[4] [5]. С этим нельзя не согласиться, об этом свидетельствует дошедший до нас фактический материал, однако вряд ли будет справедливым жестко проводить данное разделение, а тем более относить метафизику лишь к религиозно-нравственному течению в древнегреческой культуре. Фисиологи в такой же мере разрабатывали начатки спекулятивной метафизики, как и «богословы». Корректнее было бы говорить о «физиках» как искателях натуралистических начал, в чем заключается лишь свойство их метафизики, но не ее отрицание.

  • [1] См.: Семушкин А.В. Генезис древнегреческой философии // Избранные сочинения: В 2 т. Т. 1. М.: Изд-во РУДН, 2009. С. 163
  • [2] Там же. С. 56-57.
  • [3] Семушкин А. В. Мифологический и эмпирический истоки философского знания // Историко-философский ежегодник, 1990. М., 1991. С. 35.
  • [4] См.: Семушкин А.В. Генезис древнегреческой философии // Избранные сочинения: В 2 т. Т. 1. М., 2009. С. 157 и др.
  • [5] Семушкин А. В. Эмпедокл. М.: Мысль, 1994. С. 67.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >