Аллегорический метод.

Для решения указанной задачи Ферекид вырабатывает аллегорический метод толкования. Так, например, он произвольно вносит исправления в традиционное произношение имен мифологических божеств (Зевс — Зен, Ден, Дис, Зес и т. д.). Причем все эти поправки предполагают смещение смысловых акцентов, ключ к постижению которых для нас безвозвратно потерян. Уже древние комментаторы столкнулись с непроницаемостью метафизики Ферекида. Неоплатоник Прокл, например, говорил, что «учение Платона не столь загадочно, как учение Ферекида». Все это благодаря приему, который в поздней античности получил название аллегорического, т. е. умозрительного толкования и объяснения явлений, при котором слово и обозначаемый им смысл расслаиваются.

Богословский аллегоризм Ферекида является естественной реакцией греческого сознания на исчерпавшую себя модель мифопоэтического творчества; именно в нем — предпосылка и начало древнегреческой метафизики. Аллегория — это уже форма рефлектирующего сознания, ибо рассуждать аллегорически — значит идти от непосредственно данного к тому, что раскрывается лишь напряжением мысли и умозрения. Ферекид, таким образом, является одновременно как создателем новой (богословствующей и философствующей), так и разрушителем старой мифологии; он «первый независимый теоретик божественного в Древней Греции»[1] [2]. Метод Ферекида будет затем развит в умозрительном символизме Гераклита и метафизике числового символизма Пифагора.

Метафизический смысл первоначал Ферекида

.

В древности, по словам А.В. Семушкина, метафизический смысл первоначала Ферекида был утрачен и подменен натуралистическим толкованием в стиле милетской школы. У Ферекида же процедура мирообразования не космо- гонична, а теогонична. Архэ у него представлено в виде триединого метафизического начала, и вселенная происходит в результате сперматической эманации Хроноса. Природа у Ферекида — не среда обитания богов и тем более не их прародительское начало; она всего лишь проявление (эманация) теогонического процесса.

В основе мира у Ферекида трехипостасная троица: «Зас и Хронос существовали вечно, и с ними Хтония; имя Хтонии стало Гея (Земля), когда Зас преподнес ей в дар Землю». Однако лишь в конце мировой эволюции данные протогенезисные силы Ферекида обретают облик и функциональный статус гомеровских богов. В начале же, в исходной точке эволюции космоса, они всего лишь предвечные и безмолвные сущности, безликие мировые потенции. Зас здесь выступает в качестве закона сохранения, исключающего развитие в силу абсолютного само- совершенства (отец без потомства); Хронос — бисексуальной детопо- рождающей страсти; Хтония — земли, матери-девственницы, не способной к самозачатию.

Однако Кронос (от вечного Хронос) как бы выпадает во время, бессмысленное и повторяющееся. Кроносов теокосмос безнадежно неудачен, «исправляется» он через некую трансцендентную силу, в качестве которой выступает Зевс (Зас) и Хтония. С этого момента начинается зевсический период мирогворения. Власть над Космосом переходит от Кроноса к Зевсу (Засу), который разумно-эстетически облагораживает Космос, очищает его от разрушительных титанических сил (богов), сбрасывая их в тартаровы бездны. Для нового, «чистого» заселения Космоса Зевс вступает уже в законный брак с Хтонией. Вместе с тем А.В. Семушкин подчеркивает, реконструируя мировоззрение Ферекида, что неизвестно, как мыслил себе Ферекид соединение изначально пребывающих в неподвижной самодостаточности противоположных друг другу потенциальных качеств; непонятен и сам акт их выхождения из вечности. Может быть, «собираясь творить мир, Зевс превратился в Эрота», считал неоплатоник Прокл.

  • [1] Там же. С. 167.
  • [2] Там же. С. 170.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >