Проблема философско-мировоззренческого определения метафизики Платона Философско-мировоззренческий синтез Платона.

В. Виндельбанд считает, что ядром платоновской философии является дуализм, устанавливаемый между мышлением и восприятием. Однако у Платона дуализм не только гносеологический, но и онтологический. Немецкий ученый подчеркивает, что деление мира на «этот», земной, и «тот», «небесный», «не представляло собой ничего нового для греческой философии». Такие воззрения являются обычными для всех культур. Особенность же платоновской философии заключается в том, что она, вслед за пифагорейцами, дает этому онтологическому дуализму теоретическое обоснование. Наличие у Платона множества мифов Виндельбанд объясняет тем, что содержание некоторых из них «не может быть перенесено из сферы образов в сферу понятий»[1] [2].

Платон теоретически обосновал и в определенной степени завершил то, что начали орфики, продолжили пифагорейцы и Эмпедокл. Афинский философ «ввел в одно русло оба эти течения». В его мировоззрении и учении оказались совмещенными дионисийское учение о душе, религиозные представления и то, что обозначается как натурфилософия.

В силу того, что Платон осуществил попытку философского обоснования религиозно-мистериальной точки зрения, его можно назвать «первым теологом». Душеспасительные представления орфиков и пифагорейцев он встраивает в теорию идей, давая им символикоумозрительную интерпретацию, очищая религиозные представления и возвышая их до метафизического понятия (идеи). Благодаря философствованию Платона получает «научную» форму догмат орфической космогонии, где Зевс мыслился как разумная личность. «В этом отношении Платон сделал крупный шаг вперед, придав этим представлениям исключительно этический характер», он «поднял дионисийскую религию на такую нравственную высоту, которой она до него не обладала: он ввел в учение об участи души в полном объеме принцип нравственной ответственности и воздаяния. Так философ вернул религии то, что он получил от нее... он преобразовал эти представления, пронизав их нравственным идеализмом, и тем самым стал религиозным реформатором»1. Эту методологию разовьют затем в полной мере неоплатоники. Подобное осуществит и Филон Александрийский по отношению к Пятикнижию Моисея.

  • [1] Голосовкер Я. Э. Логика мифа. М., 1969.
  • [2] Виндельбанд В. Избранное: Дух и история. М., 1995. С. 422, 421, 453.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >