Типизация педагогов и учащихся как условие персонифицированного обучения

Понятие о психологическом типе

Персонифицированное обучение, как уже отмечалось, обеспечивая развитие социальной сущности человека, предполагает учет психологических особенностей субъектов данного процесса: педагогов и учащихся. Среди таких особенностей не малое место занимают психологические типы. Их реализация затрагивает типологический аспект персонифицированного обучения. В зависимости от них строится деятельность отдельных педагогов и учащихся, определяется своеобразие этих деятельностей. Так, например, психологический тип педагога влияет на технологию и методику преподавания и научения конкретному предмету. Согласно ему вырабатывается профессиональный стиль деятельности конкретных преподавателей и учителей. Через психологический тип мы можем рассматривать конкретные предметные методики (методики математики, методики литературы и др.) в опыте работы отдельных педагогов. Психологический тип учащихся также играет важную роль в организации персонифицированного обучения. В зависимости от него можно рассматривать эффективность учебной деятельности, усвоение учебного материала и т.д. Таким образом, его можно использовать при создании гомогенных групп обучаемых, комплектовании учебных классов по отдельным периодам обучения и т.д. Все это заставляет посмотреть на психологические типы педагогов и учащихся как одну из актуальных психолого-педагогических проблем, а построение соответствующих психологических типологий вынести в качестве задач отдельных психологических исследований. В рамках данного исследования это делается относительно персонифицированного обучения.

Кратко остановимся на понятиях «тип» и «типология».

Как правило, под типом понимается объект или система объектов определенного уровня бытия, понягийно выраженного. Исходя из этого, типологией можно назвать особый случай применения логической операции деления (по существенным признакам) объема понятий, представляющий собой некоторую совокупность делений. В истории научного познания понятие типа приобретает категориальное значение по мере того, как возникает и утверждается диалектическая идея единства и развития качественного многообразия мира явлений. Актуальным становится фиксирование и описание результатов измерений в достаточно строгих терминах в целях их систематизации. В этой связи заслуживают внимание слова Б.К.Лебедева о гом, что с одной стороны, развитие науки характеризуется дифференциацией, а с другой — интеграцией, предполагающей комплексное рассмотрение объектов познания. Анализ внутренней структурной целостности объектов и внешних связей, делающих его элементами другой системы, предполагает использование в научной терминологии категории «тип» [Лебедев, 1976, с.6].

Относительно человека категория «тип» выражается в понятии, отражающим общие признаки группы явлений, выступающими в то же время специфическими признаками этой группы, и тем самым отличающими сс от других групп» [Лебедев, 1976, с.7]. Зачастую психологический тип

представляется как обобщенный образ характерных черт определенной группы людей. Увязываются существенные признаки типа с категориями деятельности [Дубровин, 1979, с.39-56]. Согласно такому пониманию категории «тип», в качестве методологической основы построения типологии можно принять классификационные положения, разработанные С.В.Мейсном и Ю.А.Шредером [1976, с.67-79].

Согласно позиции Мейена и Шредера основополагающим в построении типологии выступает структура «...архетипов, раскрывающих сущность соответствующих понятий» [Мейен, Шредер, 1976, с.76]. Процесс ее построения представляется как «метод последовательных приближений» к естественной классификационной системе. При этом наблюдается соотношение категорий «содержание понятия» и «объем понятия». Содержание понятия определяется этими исследователями как некоторая структура (архетип), которая может быть сопоставлена определенным образом с каждым элементом «таксона» в классификационной системе. «Таксон» в данном случае характеризует объем понятия и обозначает его имя. Соотношение объема и содержания понятия в типологизации заключается в том, что «...увеличение содержания понятия ... соответствует уменьшению объема понятия. Самый бедный архетип соответствует всему классификационному универсуму. Самый богатый — минимальному таксону (в пределе - таксону, состоящему из одного объекта с бесконечным набором признаков [Мейен, Шредер, 1976, с.76].

С точки зрения С.В.Мейена и Ю.А.Шредера, всем объектам какого- либо таксона соответствует определенная структура частей и внешних связей (архетип). Архетип неисчерпаем, не может претендовать на окончательность, а значит, типология неизбежно строится методом последовательного приближения. Этот метод можно описать так: на каждом этапе в таксоне как некотором размытом множестве, выделяется какое-либо «ядро»; объекты из «ядра» анализируются и, если между ними существует гомологии, то налицо - архетип; выявленный архетип проверяется на соответствие со всеми объектами таксона, неподходящие отбрасываются; полученный на предыдущем этапе архетип является исходным на следующем, аналогичном круге приближений.

Применительно к типологизации человека, данный метод требует некоторых уточнений. Так человек проявляет свою активность на нескольких качественно различных уровнях. При этом сложно проследить явные корреляции между признаками различных уровней. Психические явления неодинаково проявляются в деятельности, они опосредованы актуальными отношениями субъекта к действительности. В связи с этим представляет интерес метод построения прогрессивных типологий, разработанный К.А.Абульхановой [Абульханова, 1985 ].

Данный метод предполагает, что каждая теоретическая модель последующей типологии выступает как однозначная модель проверки гипотез, полученных на основе предыдущей [Абульханова, 1985, с. 16]. При этом отмечается, что, построив типологию по характеристикам качеств и уровню мыслительной деятельности, удается се соединить с «типологией личности» по активности и характеру временной регуляции. Последующая же типология, построенная на основе «комплекса оценочно-самооценочных» отношений, с ними никак не соотносится [Абульханова, 1985, с. 17]. Исходя из этого, К.А.Абульханова делает вывод о том, что «...социальнопсихологическая позиция личности несовместима с ее общепсихологической структурой» [Абульханова, 1985, с. 17].

Проблема «истинности» типологии, по мнению С.В.Мейена, проще решается по отношению к таксонам низшего ранга. Так он отмечает: «...изучая отдельные экземпляры биологического вида, можно без особого риска распространять полученные сведения на весь вид. По мере увеличения ранга таксона такие экстраполяции ... становятся сложнее и рискованнее» [Мейен, Шредер, 1976, с. 131]. Следовательно, определение семантики понятия через сопоставление его со структурой других понятий, как существенных признаков типа, никак не связано с редукцией понятия к простейшим. Таким образом, человек как многомерное явление может быть адекватно описан с помощью многомерных компонентов, занимающих определенное место в структурах его феноменов. При этом должно быть такое расчленение исходного понятия, когда, по словам К.К.Платонова, субструктурные части» сохраняют специфику целого [Платонов, 1986, с.84]. Относительно социальной сущности человека это возможно на базе установки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >