СИНТЕТИЧЕСКИЙ СПОСОБ ЧТЕНИЯ КНИГИ

Поиск ключевых слов в тексте произведения

Второй способ чтения книги — синтетический, он помогает установить общий язык с автором произведения, предельно точно понять и трактовать его мысли.

Синтез (др.-греч. oovGcou; — соединение, сочетание, составление) — «метод научного исследования какого-либо предмета, явления, состоящий в познании его как единого целого, в единстве и взаимной связи его частей»[1].

На первом этапе формирования навыка активного чтения выбранное произведение прочитывается последовательно первым, вторым и третьим способами с предельной концентрацией внимания. На втором этапе после того, как навык будет уже сформирован, эти действия выполняются одновременно и автоматически, без каких-либо целенаправленных усилий со стороны читателя.

Синтетический способ чтения книги предполагает выделение ключевых слов и предложений в изучаемом произведении. Ключевые слова являются опорными в написании и восприятии текста. Поэтому важно понимать, какой именно смысл вкладывает автор в то или иное ключевое слово. Если читатель не найдет общего языка с автором произведения, трансляция информации, содержащейся в нем, станет невозможной.

Сущностная характеристика понятия, которое использует автор произведения, должна быть максимально точно воспринята читателем. Если в общении между автором и читателем возникает недопонимание, недосказанность, двусмысленность, то происходит лишь обмен словами, которые один пишет или говорит, а другой — читает или слушает. Чтобы коммуникация была успешной, обе стороны должны использовать одни и те же слова в одном и том же значении. Когда это происходит, собеседники начинают мыслить одинаково и возникает настоящее чудо общения.

К сожалению, нельзя, пролистав словарь, выбрать единственное значение для того или иного понятия. Но там можно найти материал для его создания, выделить сущностную характеристику и семантические поля того процесса или явления, о котором идет речь.

Для точной передачи собственных мыслей автор использует термины. Термин (лат. terminus — предел, граница) — «слово или сочетание слов, точно обозначающее определенное понятие, применяемое в науке, технике, искусстве»[2]. Пристальное внимание к каждому такому слову позволяет прочувствовать все переливы значений, возникающих при его изменении.

Таким образом, можно утверждать, что термины возникают лишь в процессе коммуникации, если автор дает необходимые пояснения или уточнения, стремясь избежать двусмысленности, а читатель, следуя его правилам употребления слов, ему в этом помогает. Если писатель и читатель общаются на одном языке, то определенное слово — термин — используется в единственном значении. Это наивысший уровень в искусстве письма и чтения, к которому должны стремиться и автор, и читатель. Поэтому термины можно считать мастерским употреблением слов с целью передачи информации.

Смысловое значение понятий раскрывается в процессе интерпретации, т.е. «толкования, разъяснения чего-либо»[3]. При прочтении произведения вторым способом необходимо сначала выделить ключевые слова и определить их точное значение в данном контексте; только таким способом можно найти общий язык с автором.

Данное действие всегда имеет два уровня сложности, причем первый связан с языком как таковым, а второй — с выходом за пределы языка на следующую ступень, к мысли, которая за ним стоит.

Интерпретация была бы не нужна, если бы язык был идеальным средством передачи мысли и названные выше стадии действий полностью совпадали. Соответственно, необходимость прочтения книги вторым способом не появилась бы вообще. Однако богатство русского языка позволяет передать тончайшие оттенки того или иного слова, выразив таким образом предельно точно и корректно мысль автора, с одной стороны, и оставив место для продолжения данной мысли читателем, с другой.

Отсюда следует, что язык иногда препятствует эффективной коммуникации. Правила синтетического чтения направлены на преодоление этой преграды. Задача читателя состоит в том, чтобы активно взаимодействовать с автором в раскрытии замысла произведения, поскольку даже самый искусный мастер слова не может организовать коммуникацию без встречного движения со стороны читателя.

Правила выделения и интерпретации ключевых слов имеют два аспекта, которые абсолютно необходимы в акте коммуникации. Первый — грамматический — связан со словами, второй — логический — с их толкованием. Грамматика и логика как прикладные науки находятся в теснейшей взаимосвязи с языком и мыслью. Поэтому мастерство чтения и письма может быть достигнуто, прежде всего, с помощью гуманитарных наук, особенно грамматики и логики.

Например, в данном пособии употребляется слово «чтение», имеющее три основных значения:

  • 1) чтение как средство получения информации;
  • 2) чтение как средство получения эстетического удовольствия;
  • 3) чтение как средство достижения понимания.

Таким образом, в одном слове находят выражение три термина, обозначенные выше. При этом и читатель, и автор знают, в каком значении каждый раз употребляется данное понятие. Если автор будет размышлять о чтении как средстве получения эстетического удовольствия, а читатель будет рассматривать его как средство понимания, то коммуникация будет нарушена, общности мыслей не будет.

Ключевыми словами произведения можно назвать лишь те слова, которые, во-первых, автор тщательно подбирает и использует особым образом, во-вторых, которые имеют особую важность и для него, и для читателей. Корректность речи — необходимое условие грамотного изложения материала. Например, если автор произведения говорит о чтении по глазам, слово «чтение» не может быть ключевым, так как имеет иной смысловой оттенок. Аналогичная причина не позволяет нам употреблять слово «чтение» в его обычном понимании.

Эта проблема является одной из важнейших при чтении произведений зарубежных авторов, переведенных на русский язык. Например, перевод текста: «На следующий день Мартина помыла велосипед вместе с братом»[4], не позволяет понять, что именно хотел сказать автор.

Трудности перевода не всегда позволяют адекватно выразить авторскую мысль. Особенно сложно воспринимать переведенное с другого языка произведение, которое было написано сравнительно давно, в котором автор наряду с другими использовал слова, понятные его современникам, но сложные в понимании в наше время.

Слова, употребляемые автором в контексте своего времени, могут иметь противоположное значение в наши дни. Например, понятие «сволочь», по данным толкового словаря С.И. Ожегова, когда-то имело следующие значения: волоча, снять с чего-нибудь или, волоча, снести в одно место, т.е. обозначало помощь, совместное перетаскивание тяжелых предметов. Современный язык определяет значение понятия «сволочь» как «сброд, подлые люди» или в значении «негодяй, мерзавец»[5].

Специалисты отмечают, что невозможно выделить ключевые слова, не приложив определенных усилий к пониманию текста, в котором они встречаются. С другой стороны, если читателю понятен отрывок, который он изучил, то он без труда сможет выделить ключевые слова. Если же текст усвоен неполностью, а лишь частично, то вероятно, что читатель не понимает или недостаточно понимает, в каком значении автор использует те или иные понятия, мешающие ясному восприятию произведения.

Для читателя наиболее важны слова, в отношении которых он испытывает затруднения. Возможно, что они являются ключевыми для автора. Если использование этих понятий не оказывает препятствий в понимании текста, можно предположить, что читатель следует за мыслью автора книги.

Существует еще один способ выделения ключевых слов в тексте произведения. Во-первых, это явный акцент автора на определенных словах, который достигается разными способами. Например, использование типографских средств: кавычек, курсива, разрядки или иного выделения текста, призванного сконцентрировать внимание читателя на определенном понятии.

Во-вторых, автор может раскрыть его значение и смысл по ходу изложения материала. В-третьих, может выделить данное слово и дать его определение.

Например, в книге «Начала» Евклид сам определяет геометрические понятия: «точка», «линия», «плоскость», «прямая», «параллель», «угол», «фигура» в самом начале своего труда. Термины, используемые Евклидом: «часть», «целое», «равно» — также важны, поскольку они присутствуют в аксиомах, хотя не обозначают ничего конкретного, по мнению автора. Евклид помогает читателю, выделяя свои основные положения в самом начале. Отсюда следует, что термины, которые составляют данные положения, являются ключевыми понятиями книги.

Однако метод изложения и доказательства, который широко применяется в математике, к сожалению, не может быть применим в других областях знаний. Поэтому читатель, опираясь на собственные знания в данной области, может самостоятельно выделить некоторый объем слов-терминов из обычного лексикона, составить некий глоссарий (лат. glossarium — собрание глосс) — «толковый словарь узкоспециализированных терминов к какому-либо тексту»[6]. Например, в изучении работ И.М. Сеченова и И.П. Павлова окажутся полезными знания по биологии, при чтении работ

А.Р. Лурии и Л.С. Выготского — по психологии, а Н.А. Бернштейна — по психофизиологии и биомеханике.

Существенную помощь в выделении ключевых слов могут оказать различные этапы первого способа прочтения книги. Если читатель уже смог определить, какого типа книгу он держит в руках, в чем ее суть и каковы основные части, то выделение специальных терминов не составит большого труда. Название книги, ее заголовки, подзаголовки и предисловие также могут оказаться полезными для достижения поставленной цели.

Таким образом, становится понятным, что слово «богатство» — ключевой термин Адама Смита, «капитал» — Карла Маркса, «рефлекс» — термин И.М. Сеченова, «высшая нервная деятельность» — И.П. Павлова и т.д. Так как один термин влечет за собой другие, складывается словарь ключевых слов, используемых автором. Например, глоссарий, используемый Адамом Смитом, включает понятия: труд, капитал, прибыль, товар, аренда, цена, биржа, зарплата, деньги, продуктивный, непродуктивный и т.п. Словарь К. Маркса включает понятия: прибавочной стоимости, товара, денег и др. Словарь И.М. Сеченова определяют такие понятия, как: условный рефлекс, рефлекторная дуга, проводящие пути, возбуждение и торможение, режим труда и отдыха и т.п. Словарь И.П. Павлова образуют понятия: условные связи, раздражители, первая и вторая сигнальные системы, темперамент и т.п.

Если в какой-либо определенной области у читателя уже существует сформированный словарь специальных терминов, то задача по отбору ключевых слов окажется относительно простой. Он находит ключевые слова, будучи знаком с предметом и опираясь на имеющиеся у него знания.

Есть и другой путь, идя которым читатель выделяет ключевые слова, основываясь на их обособленности и отсутствии в повседневном словаре. Проблема большинства читателей состоит в том, что они не обращают должного внимания на слова, которые им не полностью понятны, что вызывает затруднения в восприятии и понимании текста в дальнейшем.

Главным признаком ключевого слова является то, что автор из-за его смысла и толкования вступает в настоящую полемику с другими. Если автор книги объясняет, как трактуют то или иное понятие другие, при этом доказывая, почему он решил интерпретировать его иначе, значит, данный термин имеет для этого автора особенное значение. Так, Н.А. Бернштейн в книге «О ловкости и ее развитии» строит, а не формулирует, определение ловкости как важнейшего психофизического качества, рассматривая его с позиций физиологии и психологии.

Обобщая вышесказанное, можно заключить, что особый словарный запас автора предлагает читателям относительно небольшой набор понятий, выражающих его основные мысли и ведущие понятия. В книгах, содержащих оригинальные сообщения, можно предположить, с большой долей вероятности, что некоторые из этих слов будут использованы совершенно особым способом. Безусловно, эти слова станут ключевыми и для читателя. Не меньшую важность будут иметь слова, значения которых пока еще остаются для читателя вне его понимания.

Следует подчеркнуть, что для овладения навыком активного чтения требуется сознательно прилагать усилия к поиску ключевых слов, значение которых в роли терминов необходимо выяснить или уточнить. Такие слова требуют размышления или хотя бы выделения их отметками на полях страницы.

Логично предположить, что книга, которую читатель изучает для понимания, должна содержать недостаточно ясные слова. В противном случае она не будет отличаться от заметки в газете и помешает первым шагам к синтетическому, интерпретирующему чтению. Понимание книги возможно только при активной позиции и должном стремлении со стороны читателя.

  • [1] Словарь иностранных слов. 7-е изд., перераб. М., 1979. С. 468.
  • [2] Там же. С. 503.
  • [3] Словарь иностранных слов. 7-е изд., перераб. М., 1979. С. 203.
  • [4] Делаэй М., Марлъер М. Мартина отдыхает. СПб., 1998. С. 18.
  • [5] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: около 10 000 слов, терминови фразеологических выражений. М., 2013. С. 1054.
  • [6] Словарь иностранных слов. 7-е изд., перераб. М., 1979. С. 138.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >