Зрелая феноменология Гуссерля

Условно начало периода «зрелой» феноменологии можно отнести к 1907 году, когда вокруг Гуссерля формируется кружок учеников, появляется так называемое Геттингенское философское общество.

Если в общем характеризовать отличие трансцендентальной феноменологии от дескриптивной психологии, коренное отличие состоит в том, что здесь метод дополняется некой онтологией. К этому Гуссерль приходит опять как бы «против воли», продолжая подчёркивать, что феноменология есть прежде всего метод. Но, например, §§ 49-52 в «Идеях» представляют собой не что иное как вкрапление онтологических принципов, которые, по-видимому, вытекают из феноменологического метода или соразмерны с ним.

Кратко сформулировать онтологические принципы зрелой трансцендентальной феноменологии можно следующим образом:

Сознание — замкнутая в себе связь абсолютного бытия[1].

«Между сознанием и реальностью поистине зияет пропасть смысла»[2].

«Любые реальные единства есть “единства смысла”»[3].

Как ещё можно охарактеризовать эти фразы, если не как идеализм? Я считаю, это именно трансцендентальный идеализм, причём в строгом кантовском смысле слова, то есть учение о феноменальном характере объективной реальности: реальность имеет значение лишь явления (у Гуссерля — смысла) для нас, вещей в себе либо нет, либо они совершенно непознаваемы, что для последовательного трансцендентального идеализма совершенно одно и то же.

Более того, хотя мне неизвестно, насколько хорошо Гуссерль знал философию Беркли, но в этих же параграфах «Идей» он выдвигает положения, довольно близкие суждениям Беркли — хотя сам и пытается отрицать поодбную близость.

«Весь пространственно-временной мир, к которому, в качестве отдельных подчиненных реальностей, причисляются также и человек, и человеческое “я”, — это по своему смыслу лишь простое интенциональное бытие, т. е. такое бытие, которое обладает лишь относительным, вторичным смыслом бытия для сознания, — это бытие доступное постижению субъектами познания через посредство явления... Такое бытие полагается сознанием в его опыте, оно есть в принципе лишь тождественность непротиворечиво мотивируемых многообразий опыта и в качестве такового оно доступно созерцанию и определению, — сверх же всего этого такое бытие есть всего лишь ничто, или, говоря точнее, это такое бытие, для которого всякое “сверх этого” есть противосмысленная мысль»[4].

Другими словами, единственное бытие, о котором можно осмысленно говорить как в философии, так и в науках, — это «бытие для сознания». В итоге, если формулировать общий итог, или общую схему этого трансцендентального идеализма, получаем, в терминах Гуссерля, два рода бытия: есть абсолютное бытие — это бытие имманентное, бытие сознания, и оно есть не что иное как бытие психического, психических объектов. Это бытие абсолютное, потому что оно дано нам непосредственно, мы можем непосредственно постичь его в этом феноменологическом «усмотрении». И есть бытие относительное, условное — это бытие трансцендентное, то есть бытие для сознания. Это бытие для нас, феномен и т.д. Так вот, феноменология в этом контексте оказывается, естественно, наукой «об истинном бытии», то есть онтологией, в строгом смысле слова — наукой о психической реальности. Все остальные науки, в том числе естественные так называемые «позитивные» науки, оказываются знанием лишь относительной реальности, и должны подчиняться феноменологии как онтологическому основанию и как методологическому стандарту. Именно феноменология должна задавать методологический стандарт всем остальным наукам. Возьмём, к примеру, понятие физического объекта. Гуссерль говорит, что многие учёные — хотя в начале XX века уже не все — продолжают рассматривать физический объект как некую «вещь в себе», которая лишь проявляется в чувственном опыте. По Гуссерлю, наоборот, восприятие чего-либо, интенциональный объект, и есть истинный объект, истинная реальность. Так называемый «физический объект» лишь примысливается «задним числом», это, в общем, метафизический предрассудок. И действительно, если вдуматься, то что означает понятие «физический объект»? Это объект физической науки, объект, конструируемый физикой, объект, который имеет значение лишь в контексте физических теорий — на данном этапе развития физики. То, что было физическим объектом в начале XX века, то, например, ещё в XVIII веке не было «физическим объектом», а тем более в XVI в. То есть, это весьма условное, относительное понятие.

  • [1] «Сознание, если рассматривать его в «чистоте», должно признаватьсязамкнутой в себе взаимосвязью бытия, а именно взаимосвязью абсолютногобытия, такой, в которую ничто не может проникнуть и изнутри которогоничто не может выскользнуть». (Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии ифеноменологической философии. М., 2009. С. 152).
  • [2] Там же. С. 151.
  • [3] Там же. С. 173.
  • [4] Там же. С. 152.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >