ПОДГОТОВКА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ КАДРОВ В СИСТЕМЕ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В статье анализируется роль образовательных учреждений Министерства юстиции Российской империи в становлении и развитии юридического образования в России, а также отечественной юридической и исторической науки.

С первых лет существования Министерства юстиции Российской империи кадровая проблема относилась к числу важнейших и трудно разрешимых, в связи с чем, ведомство постоянно корректировало свою кадровую политику. Следует отметить, что недостаток работников с юридическим образованием в Российской империи ощущался с возрастающей остротой, особенно вследствие решения императора Николая I о систематизации российского законодательства, итогом которого явилось издание в 1830 г. «Полного Собрания Законов Российской Империи», а в 1832 г. - «Свода Законов Российской Империи». Во многом, формированию профессионального состава центрального аппарат Министерства юстиции и судебных учреждений, могло способствовать лишь создание и развитие сети образовательных учреждений, готовивших лиц с высшим юридическим образованием.

21 Мая 1835 г. в целях, «воспитания юридически компетентных кадров для административной и судебной деятельности» принимается решение об открытии в ведомстве Министерства юстиции Училища правоведения, ставшее впоследствии закрытым учебным заведением и получившим статус «перворазрядного». В него принимались юноши от 12 до 17 лет, исключительно из потомственных дворян. Первоначально полный курс обучения был определен в 6 лет, с 1838 г. - в 7 лет. С 1847 г. при училище были учреждены приготовительные классы (с 1856 г. - трехлетние). В приготовительных и начальных классах полностью проходили гимназическую программу (однако греческий язык был заменен естествоведением); на специальных курсах проходили энциклопедию законоведения (начальный курс права), затем церковное, римское, гражданское, торговое, уголовное и государственное право, гражданское и уголовное судопроизводство, историю римского права, международное право, судебную медицину, полицейское право, политическую экономию, законы о финансах, историю вероисповеданий, историю философии, в связи с историей философии права. Выпускники, окончившие училище с отличием, получали чины IX и X классов (титулярного советника и коллежского секретаря - соответствовали штабс-капитану и поручика армии) и направлялись преимущественно в канцелярии Министерства юстиции и Правительствующего Сената; прочие направлялись в губернские судебные учреждения, в соответствии с личными успехами1.

Можно отметить, что преподаватели Училища правоведения составляли цвет и гордость российской юриспруденции: И. Е. Андреевский, А. Д. Градовский, А. Ф. Кони, Н. С. Таганцев, К. К. Арсеньев. Выпускники Училища сыграли важную роль в подготовке крестьянской реформы 1861 г., и особенно Судебной реформы 1864 г. Выпускниками Училища были многие министры юстиции, внутренних дел, а также видные государственные деятели и ученые России: Д. Н. Набоков, Н. А. Манасеин, И. Л. Горемыкин, А. Г. Булыгин, К. П. Победоносцев, М. И. Зарудный. Выпускники Училища правоведения поступали на службу в Санкт- Петербургскую полицию, что рассматривалось как одно из средств улучшения деятельности столичной полиции, вызывавшей многочисленные нарекания со стороны населения, крупных сановников вследствие низкого, уровня подготовки и образования ее сотрудников2.

Под покровительством министра юстиции состоял Константиновский межевой институт (1779-1881 гг.) и землемерные училища в г. Пскове, Пензе, Курске, Уфе и Тифлисе, министр юстиции назначал директоров, утверждал в должности преподавателей института и училищ, учебные программы, правила проведения экзаменов, размер платы за обучение3. По сложившейся традиции, министры юстиции лично присутствовали на выпускных экзаменах воспитанников. По своему статусу, Константиновский межевой институт являлся закрытым, специальным учебным заведением, состоящим в ведении Министерства юстиции4. Днем основания института считается 14 мая 1779 г., когда при Московской межевой канцелярии было открыто землемерное училище, названное Константиновским (название было дано в честь рождения внука Екатерины Великой, князя Константина Павловича). Арифметике, геометрии и копированию планов в училище обучалось 36 помощников землемеров и учеников, состоявших при межевой канцелярии. До 1797 г. Константиновское землемерное училище содержалось за счет вычетов из жалованья чиновников межевой канцелярии. 10 мая 1835 г. по указу императора Николая I училище было преобразовано в Константиновский межевой институт - первое высшее межевое учебное заведение России, в настоящее время правопреемником которого является Государственный университет по землеустройству, готовящий геодезистов, архитекторов, юристов по городскому и земельному кадастру, экономистов и менеджеров по управлению земельным рынком и ресурсами, а также специалистов по оценке земли и недвижимости.

С изменением своего статуса учебное заведение было полностью переведено на казенное содержание. В институт обучалось 200 воспитанников, в том числе за государственный счет - 150 человек и за свой счет - 50 человек. Кроме этого, в штате института состояли: директор, 2 инспектора, 8 надзирателей, 15 учителей, экономиста, письмоводителя.

Первым директором Константиновского института был назначен С. Т. Аксаков (русский писатель и общественный деятель), по приглашению которого в 1838 г. русскую словесность преподавал В. Г. Белинский. Большой вклад в развитие института внес его попечитель М. Н. Муравьев; при нем в институте были организованы кабинет («музеум») геодезических инструментов, литография, аптека. В 1840-х гг. при Межевом институте была основана обсерватория.

В 1849 г. Николай I при незапланированным посещении института был крайне возмущен тем фактом, что воспитанники не имели надлежащей военной выправки. Указом императора институт был преобразован в военизированный Корпус межевых инженеров (Межевой корпус). Межевой корпус стал четвертым и последним военизированным корпусом после корпусов инженеров путей сообщения, горных инженеров, лесничих. После военной реформы 1861 г. особый военный статус профессиональных корпусов потерял значение, и в 1867 г. все корпуса были упразднены, Межевой корпус вновь стал исключительно учебным заведением. До 1917 г. в институте могли обучаться только юноши. За период времени с 1835 по 1917 г. в учебном заведении было подготовлено около 1500 специалистов по межевому делу и более 2000 выпускников в общем.

В первый класс института воспитанники принимались в возрасте от 12 до 16 лет, на казенный счет или «своекоштными пансионерами»; последние платили за обучение 200 р. в, год. Казеннокоштными воспитанниками принимались преимущественно дети землемеров и чиновников, служивших по межевому управлению, а затем дети канцелярских служителей, дворян и художников. К специальным предметам преподавания относились: геодезия и межевание, плоская и сферическая тригонометрия; межевые законы и межевое делопроизводство, с кратким обзором общего судопроизводства; физика, в связи с начальными основаниями механики и агрономии (в пределах, необходимых для таксации земель); минералогия и геогнозия; начальные основания гражданской архитектуры и мостовых сооружений; изображение ситуации на межевых планах и их черчение; практическая астрономия; теория и практика магнитных наблюдений. Окончившие полный курс наук получали звание межевого инженера (с чином X кл.) или старшего землемерного помощника (с чином XII кл.). Казеннокоштные воспитанники института обязаны были прослужить по межевому ведомству пять лет5.

15 ноября 1916 г., указом Николая II утверждается название Императорский Константиновский межевой институт, в уставе которого были впервые предусмотрены профессорские должности. Значительный объем юридических дисциплин, преподаваемых в Константиновском межевом институте, определялось тем значением, которое имело межевое законодательство, регламентировавшие отношения земельной собственности, поскольку правильное размежевание земельной собственности являлось залогом спокойствия как землевладельцев, так и всего государства в целом.

Судебная реформа 1864 г. стала тем отправным моментом, когда результаты отправления правосудия стали находиться в прямой зависимости от уровня образования и нравственности судебных служащих. Судебные уставы 1864 г. ввели порядок, согласно которому Министерство юстиции стало обращать особое внимание на профессиональную подготовку лиц, претендовавших на замещения должностей в новых судебных учреждениях - от сенаторов до следователей, прокуроров, нотариусов и значительной части судей.

Особое внимание Министерство юстиции обращало на состояние кадрового вопроса в период подготовки и поведения судебной реформы 1864 г. Д. Н. Замятнин еще во время подготовки Судебных уставов приступил к привлечению в судебную сферу как можно большего числа специалистов с высшим юридическим образованием. К1886 г. среди должностных лиц, назначение которых зависело от министра юстиции, а это почти 1600 человек, более половины имели высшее, а четверть - среднее образование. По его мнению, серьезным препятствием к подбору толковых людей на судебные должности являлась практика замещения их по выборам. По этому вопросу он представил записку Александру II, которая слушалась в Комитете министров 5 сентября 1863 г. министр сумел добиться Высочайшего разрешения на то, чтобы открывающиеся вакансии в судебных местах замещались только по его назначению. По его же инициативе состоялась отмена принятого в 1858 г. по инициативе министра внутренних дел закона о том, чтобы губернские и уездные стряпчие назначались на должности губернаторами - это право вновь перешло к министру юстиции.

В 1891 г. Министерство юстиции предложило установить деление кандидатов по степени их готовности к самостоятельной судебной деятельности, таким образом, чтобы кандидаты на должности по судебному ведомству, состоя исключительно при судебных палатах и окружных судах, разделялись на старших и младших. Звание старшего кандидата могли заработать только лица, получившие по итогам испытаний удостоверение о приобретении ими достаточно практической подготовки для самостоятельных занятий по службе.

Надо заметить, что параллельно с деятельностью Министерства юстиции по развитию кадровой составляющей судебной системы, в рассматриваемый период был проведен ряд важных мер и по укреплению кадрового состава полиции. В 1873 г. вводится принцип вольного найма рядовых и низших чинов полиции. По мнению профессора Р. С. Мулукаева это имело существенное значение в плане решения вопроса о стабильности полицейских кадров. Правительство заботилось о материальном обеспечении чиновников полицейского ведомства. Сотрудникам полиции повышалось денежное содержание, назначались пенсии. Все больше внимания стало обращаться на профессиональную подготовку полицейских чинов. Одним из первых шагов в этой области явилось введение для лиц, получающих должности по классным чинам (в соответствии с Табелью о рангах 1722 г.), экзаменов с целью установления степени знания ими полицейских законов. Позднее стали создаваться так называемые резервы полиции, в которых осуществлялась первоначальная подготовка полицейских кадров. Несомненно, что и Министерство юстиции и Министерство внутренних дел Российской империи преследовали одни и те же цели - повышение общеобразовательной и профессиональной подготовки своих служащих, укрепление их социального и правового статуса. В ходе реализации Судебной реформы 1864 г. коренным образом было изменено отношение к вопросу подбора и обеспечения новых судебных учреждений кадрами.

Таким образом, решение проблем, связанных с формированием, развитием и сохранением кадрового потенциала судебных служащих, стало пониматься как непременное условие и важнейший резерв повышения эффективности деятельности как отдельных подразделений ведомства, так и судебной системы в целом, что нашло отражение в организационных, правовых и социальных мерах разработанных и реализованных Министерством юстиции Российской империи в пореформенный период. Министерство сосредоточило свои усилия в том числе на специализации профессиональной подготовки служащих; формы и методы профессиональной подготовки кадров для судебной системы обуславливались задачами, которые ставились перед Министерством юстиции Российской империи в рассматриваемый период.

  • 1 Высочайше утвержденный Устав Императорского Училища Правоведения IIПСЗ II. - Т. X. - Отд. 1. - № 8185.
  • 2 Борисов А. В., Колодкин Л. М. Становление и развитие юридического образования в дореволюционной России. - М., 1994.-С. 25.
  • 3Об учреждении землемерных училищ и о закрытии школы Межевых Топографов: мнение Государственного Совета II ПСЗ II. - Т. XLIX. - Отд. I. - № 53624.
  • 4 Высочайше утвержденный Устав Константиновского Межевого Института II ПСЗ II. - Т. X. - № 8121.
  • 5 Мещерский И. Константиновское землемерное училище II Русский Архив. - Т. I. -1877. - С. 47.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >