ВОСТОКОВЕДЕНИЕ

ORIENTAL STUDIES

УДК 930.25 ББК 63.3(2)

Марина Васильевна Аюшеева,

кандидат исторических наук, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии

Сибирского отделения РАН (670047, Россия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6), e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Личный архив И. Н. Мадасона (1911-1984)

В статье рассмотрен личный архив Ильи Николаевича Мадасона - фольклориста, поэта, собирателя устного народного творчества бурят, этнографа, - хранящегося в Центре восточных рукописей и ксилографов Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН (ЦВРК ИМБТ). На основе архивных материалов была изучена творческая биография учёного и его вклад в развитие бурятской науки. Кратко описаны основные разделы личного фонда И. Н. Мадасона, включающего по двум описям 891 единицу хранения по разным отраслям гуманитарного знания. Рассмотрена экспедиционная деятельность учёного в составе Аларо-Унгинского отряда диалектологической экспедиции 1962 года, а также ряд его самостоятельных командировок в Аларский район (1940-1941 гг.) с целью фиксации эпической традиции бурят, что позволило очертить вклад учёного в собирание и изучение образцов бурятского фольклора, в открытии им новых имён улигершинов. Отмечена значимость собранного им материала по литературной, культурной жизни Бурятии, дан обзор обширной картотеки учёного, включающей несколько тысяч карточек в разнообразных рубри- ках. Также дано описание его уникальной коллекции генеалогий иркутских и забайкальских бурят, насчитывающей более 3000 листов разного формата. Выявлены особенности фик- сации генеалогий, принятые учёным. Подчёркнута роль учёного как пытливого этнографа, сохранившего для потомков уникальные записи бурятских родословных, преданий и легенд.

Ключевые слова: личный архив, И. Н. Мадасон, улигер, бурятские генеалогии, ЦВРК

Marina V. Ayusheeva,

Candidate of History, Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies, Siberian Branch, Russian Academy of Sciences (6 Sakhyanovoi st., Ulan-Ude, 670047, Russia), e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Private Archive of I. N. Madason (1911-1984)

In the article, private archives of Ilya Nikolaevich Madason, the Buryat scientist, poet, collector of folklore, ethnographer, kept in the Center of Oriental Manuscripts and Xylographs of the Institute of Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies of the Siberian Branch of the Russian Academy of Science (COMX IMBT) are considered. On the basis of archival materials, the biography of the scientist and his contribution to the development of the Buryat science have been studied. The main sections of the I. N. Madason's personal fund, including 891 units of storage on different branches of humanitarian knowledge are briefly described.

160

© M. В. Аюшеева, 2016

Field activities of the scholar as a member of Alaro-Unginsky group of dialectological expedition of 1962, and of a number of his independent expeditions to Alarsky district in 1940- 1941 with the purpose of fixing epic folklore are analyzed. This has allowed outlining the scientist's contribution to collecting and studying of the Buryat folklore, to opening new names of Buryat uligershins. The importance of the collected material on literary and cultural life of Buryatia is emphasized; the review of the extensive card file of the scientist including several thousands of cards on various themes is given. The description of his unique collection of genealogies of Irkutsk and Transbaikal Buryats numbering more than 3000 sheets of different format is given. The methods of fixing genealogies used by the scholar are looked upon. The role of the scientist as an ethnographer who has saved vast records of the Buryat family trees, legends and materials on shamanism is revealed.

Keywords: private archives, Ilya N. Madason, uliger, Buryat genealogies, COMX

В 2016 году исполнилось 115 лет со дня рождения Ильи Николаевича Мадасона - бурятского учёного, фольклориста, поэта, собирателя и исследователя устного народного творчества, библиофила, этнографа. Общеизвестны поэтические работы Илья Николаевича, его творческий ? севдоним Дольён (лёгкий как волна) Мадасон. За свою жизнь он опубликовал несколько сборников сти- хов, занимался ?ереводами на русский язык произведений молодых бурятских поэтов. На протяжении многих лет сотрудничал с Союзом бурятских писателей. Долгие годы работал в области фольклористики, им записаны тысячи пословиц и поговорок. Однако личность учёного недостаточно освещена в истории бурятской науки, а его роль в накоплении уникальных материалов по этнографии, особенно по генеалогиям бурятских родов, малоизвестна.

Илья Николаевич Мадасон родился 21 января 1911 года в улусе Эрхэдэй Бо- ханского района Иркутской области в многодетной семье, как он ? ишет в своей автобиографии, «полукрестьянина, полуотходни- ка, а с 1923 года середняка»[1]. С шести лет начал учиться в улусной начальной школе. Обучение велось на русском языке, с перерывами, так кэк «часто менялись учителя, мешала гражданская война». Тем не менее, в 1928 году окончил Боханскую семилетку, много занимался самообразованием. Работал учителем бурятского языка и литературы в ?колах Боханского и ?ункинского районов.

В годы Великой Отечественной войны И. Н. Мадасон служил в рядах Красной Армии. В 1943 году, участвуя в боях, при сопровождении эшелонов на фронт, был контужен. ?ройдя курс длительного лечения в госпиталях, был снят с воинского учёта. После демобилизации работал в колхозе, затем киномехаником, а с 1950 по 1957 годы работал библиографом в Бурят-Монгольском облпрофсовете. Оттуда он пере?ёл на работу в Союз писателей Бурятии литературным консультантом. Затем много лет проработал в должности сотрудника отдела фольклора и литературы Института общественных наук Бурятского филиала СО АН СССР (ныне ИМБТ СО РАН).

И. Н. Мадасон много сил и таланта отдал собиранию и систематизации материалов бурятского устного народного творчества. Его научная и творческая деятельность была отмечена званиями и наградами. Илья Николаевич Мадасон - заслуженный работник куль- туры Бурятской АССР. Награждён Почётными грамотами Президиумов Верховных Советов Российской Федерации и Бурятской АССР, медалью «Ветеран труда».

Творческая биография молодого И. Н. Мадасона началась в стенах Бурятского учёного комитета в 1926 году с должности письмоводителя. Но первые шаги пытливого искателя сокровищ народной мудрости состоялись чуть ранее, в 1925 году он записал свои первые образцы устного народного творчества - 23 загадки и 3 пословицы сугубо с практической целью - не быть поверженным в тради- ционной бурятской игре-забаве: загадывании и разгадывании загадок.

Многолетний кропотливый труд по собиранию афористической поэзии бурятского народа нашёл отражение в издании сборника «Буряад арадай ?Hbh?H хошоо у?энууд» [7]. Данный труд отличается полнотой, содержательностью и подлинным тематическим разнообразием. В него вошло более 6 тысяч бурятских пословиц и поговорок, систематизированных в 97 предметно-тематических групп. Этот труд один из биографов И. Н. Мадасона М. П. Хамаганов охарактеризовал так: «Это золотые ?оэтические россы?и, в которых обобщён конкретный социально-исторический опыт трудового бурятского народа» [5]. Записанные им произведения малых жанров фольклора отражают мировоззрение ушедших времён, но как образцы народной мудрости, до сих пор поражают своей лёгкостью, точностью, красотой выражения. Например: «Гарай хусэтэй хун, ганса ху диилэхэ. Эрдэмэй хусэтэй хун, мянган ху диилэхэ» (Сильный человек - одолеет одного человека. Умный - одолеет тысячу); «Xy6cahaH - бэеын шэмэг, эрдэм - ухаанай ?эмэг» (Одежда - укра?6- ние тела, знание - украшение ума); «Муу за- саг - турын убшэн, муу эзэн - гэрэй убшэн» (Плохой правитель - болезнь государства, плохой хозяин - болезнь дома) [7].

Первое стихотворение Дольёна Мада- сона «Весна» было опубликовано на страницах газеты «Буряад Унэн» в 1927 году. В 1932 году он выпустил свой первый сборник стихов «Haba/V/>7 деге/»(«Весеннеесияние»). Как отмечает автор в предисловии к изданию, в 1928 году в Бохане он написал небольшие стихи «Весна», «Осень», «Лето», но затем, в связи с работой киномехаником и учителем, не написал ни одной строчки, и, лишь находясь на больничной койке в областной больнице в 1931 году, вновь начал писать стихи. Молодой поэт, указывая на несовершенство своей формы, обещал работать над своими недостатками. Считал, что нельзя отказываться от живой речи и диалектизмов, мечтал ?оказывать в своих стихах реальную жизнь [8, с. 3-4]. Его лирические стихи воспевали сельский труд, звали к новой жизни. Накануне войны, в 1941 году, Бурятское книжное издательство выпустило небольшой сборник на бурятском языке «Лирикэ», затем последовали лирическая поэма «Сэсэгтэ нуга дээрэ» («На цветущем лугу», 1950 г.), «Хухын дуунай уеэр» («Время кукования кукушек», 1958 г.) и др. В 1959 году на русском языке был выпущен сборник «Лирические стихи». Для детей до?кольного и млад?его ?кольного возраста им был издан небольшой сборник бурят- ских сказок «Боосоото урилдаан» («Пари», 1969 г.).

И. Н. Мадасон, неутомимый собиратель бурятского фольклора, открыл миру имена многих бурятских сказителей. Это такие знаменитые сказители, как Пеохон Петров, Папа Ту?емилов, Аполлон Тороев, Л. Балтахинов, Парамон Дмитриев, М. Билдаев, М. Шоболов и др. Нередко, как это было с П. Петровым, Илья Николаевич подвергался своеобразным «экзаменам»: на точность и быстроту записи, на знание бурятского фольклора.

В отчётах по итогам экспедиционной деятельности за 1940-1941 годы И. Н. Мадасон отмечает, что им были прослушаны более 17 сказителей: Пеохон Петрович Петров,

Василий Тимофеевич Аксеев, Александр Моторов, Хилтуу Петчинов, Абрам Урбаев, Хонрон Косоков, Шобой Шадаев, Александр Балдакшинович Балдакшинов и др. В эти же годы были записаны улигеры «Могой Сагаан хубуун» (478 стих, строк), «Абай Гэсэр хан» (12 300 стих, строк) от П. Петрова, «Мунгэн бухэтэн хубуун» от А. Балдакшинова (2500 стих, строк), «Алтай Шагай Мунгэн шагай» (1200 стих, строк) со слов Дагданова Игнатия, версии «Абай Гэсэр-хана» от X. Петчи- кова, П. Дмитриева, Н. Романова. Объём записанного материала составил по подсчётам собирателя - 21 410 стих, строк. И это была лишь незначительная часть богатой духовной культуры бурят. В отчёте за 1940 год И. Н. Мадасон планирует ещё одну командировку в Унгинскую долину длительностью на один месяц для встречи со сказителями А. Алексеевым, А. Хулукшановым, братьями Панте- евыми, Хайдуровым, Егоровым, Антропом, А. Матвеевым[2] Здесь же отмечается, какие ещё «Ьалаа» - ветви Гэсэра - знают улигер- шины, и что предстоит записать на месте, т. е. в Алари, и каких улигершинов следует вызвать в город для записи их репертуара на фонографе.

В 1947 году И. Н. Мадасон представил в Дирекцию перечень своих материалов в фондах Рукописного отдела. Перечень включал записанные им тексты, а также рукописи, подвергнутые его художественной обработке -всего 7930 стих, строк.

В 1960 году в Ленинграде была опубликована книга «Абай Гэсэр», содержащая бурятский текст эпоса, записанный И. Н. Ма- дасоном у гениального сказителя Пеохона Петрова в 1940-1941 годах, и перевод на русский язык с комментариями и вступительной статьей А. И. Уланова. Отметим, что «Абай Гэсэр» занимает важное место в бурятской национальной культуре, являясь выдающимся памятником эпического творчества.

Личный архив И. Н. Мадасона был передан на хранение в фонды Рукописного отдела Бурятского комплексного научно-исследо- вательского института (ныне Центр восточных рукописей и ксилографов ИМБТ) в сентябре 1995 года. После научно-технической обработки материалы были сгруппированы в 2 описях, фонду был присвоен номер 18. В первую опись включено 875 ед. хр., во второй -16 ед. хр. Материалы личного фонда в первой описи систематизированы в следующих разделах: 1) материалы к его биографии;

2) материалы по общественной и служебной деятельности; 3) творческие материалы И. Н. Мадасона; 4) материалы, собранные им. Каждый раздел состоит из подразделов, в которых дела систематизированы по отраслям знаний и в логической последовательности. Во вторую опись вошли материалы, вычлененные из общего архивного фонда и поступившие на хранение во время работы Ильи Николаевича в отделе фольклористики и литературоведения, это, главным образом, экс?едиционные материалы.

Помимо личного архива учёного часть его трудов находится в общем архивном фонде ЦВРК, как составная часть материалов диалектологических или фольклорных экспедиций. Они также содержат материалы по бурятским родам, шаманские призывания, пре- дания, легенды и генеалогии информантов.

Круг интересов у кропотливого и неутомимого исследователя родной культуры и истории был широк: фольклор - Илье Николаевичу удалось записать значительный корпус больших и малых форм устного народно- го творчества бурят; этнография - в частности многочисленные генеалогические записи; библиография - учёный старался подробно зафиксировать историю культурной жизни Бурятии; литературоведение - он собрал био- графические сведения о многих литераторах и поэтах. И. Н. Мадасон также является основателем антологии бурятской литературы (1950 г.), пятитомного собрания сочинения X. Намсараева, трёх литературных сборников «Тункинская весна» (1936 г.). Для шеститомной истории советской многонациональ- ной литературы (1974 г.) он составил хронику литературной жизни Бурятии.

Значительную часть архива занимают собранные учёным материалы - газетные вырезки по разным отраслям знания, но главным образом, это история бурятской литературы и театра, этнография бурят, биографии сказителей и выдающихся деятелей науки и культуры бурят.

? разделе «Мэтериэлы о поэтзх и ?исз- телях Бурятии» собраны биографии и творческие материалы 131 деятеля: Б. Абидуева, Р. Белоглазовой, И. Кала?никова, Б. Ябжано- ва и др.

Обширна картотека И. Н. Мадасона, содержащая библиографическую информацию о первых печатных изданиях, упомянутых вы?е родословных, картотека песен, пословиц и поговорок, биографий бурятских учёных, кандидатов и докторов наук и др.

В состав архива вошли его стихотворения и рассказы за 1931-1976 годы в рукописи и отпечатанные на машинке, оригиналы и переводы на русский язык. Также представлены рецензии, статьи, многочисленные записи улигеров «Абай Гэсэр», «Хараасгай Мэргэн», «Эрын 1пайнда турэЬэн Сэмнэг Мэ- ргэн хубуун», «Арбалжан Мэргэн», «Алтай Сэгсэ хубуун» и др. Эти тексты представляют большую научную ценность. Все они были записаны у ныне уже покойных выдающихся улигершинов Пеохона Петрова, Папы Туше- милова, Парамона Дмитриева. Несомненную ценность имеют загадки (около 2000) и их варианты, записанные И. Н. Мадасоном в различных районах Бурятии, Иркутской и Читинской областей. Многочисленные образцы текстов малого жанра - пословиц, поговорок, благопожеланий, сказок, басен - переплетены в толстые рукописные книги. Немало материалов по шаманизму западных бурят, шаманские призывания, ритуальные славословия и т. д. хранится вместе со стихами собирателя, например, в деле № 29 «Стихи (1933—1945 гг.)» собраны такие призывания, как «Бертее бегенэй дурдалга» (записано со слов Семена Васильевича Хамаева, 1897 г. р.) или «Турууни тогоони дурдалга» (записано 16 августа 1933 г. в улусе Моло Осинского района от Тумэрхеена Федоровича Петрова).

Особый интерес вызывает переписка И. Мадасона с X. Намсараевым, П. Дамбино- вым (Солбонэ Туяа) и другими адресатами, в которой отражены творческие планы и решение бытовых вопросов, что в целом характеризует время и личность учёного.

И. Н. Мадасон - незаурядный этнограф. Тяга к истории родного края, своим корням, живой интерес к судьбам других людей и поэтический дар позволяли ему неутомимо работать в области фиксации больших и малых форм устного народного творчества, генеалогий и преданий бурят. В начале своего науч- ного пути И. Н. Мадасон, призывая неравнодушных людей объединиться в кружок краеведов, подписался под обращением «краевед Мадасон». Первоочередной задачей он считал собирание памятников бурятской культуры, чему и посвятил всю свою жизнь.

И. Н. Мадасон в своих научных экспедициях объездил всю этническую Бурятию, но всё же больше его внимание привлекали иркутские буряты, среди которых в полной мере сохранились шаманские представления, эпические произведения, которые под натиском исторических перемен уходили в забытье.

В составе Алара-Унгинского отряда диалектологической экспедиции в 1962 году

И. Н. Мадасон объехал улусы Нукутского района, записал генеалогии (тетрадь № 1), составил 500 карточек слов и выражений. Им были записаны лексемы по разным тематикам: названия одежды (хубса!панай нэрэнууд). названия птиц, зверей, конской упряжи, термины родства, названия родов и подродов. Интерес вызывают записанные им детские словз: няаняа - мясо,?уу?уу — козэ, тюутюу - курица и др.1

Дело № 791 «Материалы по этнографии» содержат записи И. Н. Мадасона, выписки из этнографической литературы и собранные им самим материалы, как описание бурят- ских игр для детей и взрослых «Шоно унэт» (Волк и коровы) и др. В этом же деле содержится обращение краеведа И. Н. Мадасона ко всем неравноду?ным людям: «Каждый сознательный гражданин должен знать о своём родном крае...» (1929 г.)[3] [4]. Целеустремлённый И. Н. Мадасон ставил себе в план работ по краеведению на ноябрь 1929 года: «1. Пятно -''тамга". 2. Написать (вернее нарисовать пятно). 3. Организовать ячейку научного общества им Д. Банзарова. 4. Сделать доклад о краеведении. 5. На?исать статью по краеведению. 6. Читать статьи по этнографии»[5]. Справа на этом же листке в клетку нарисованы несколько видов «тамга», ниже - еде- лана пометка о составлении «тамга» своего улуса Егоровска, перечислены 9 домохозяев. К сожалению, среди материалов фонда нами не обнаружена планируемая к написанию статья И. Н. Мадасона о знаках собственности. В данном деле также содержатся записи народных поверий о дороге, сороке, собаке, коршуне, змее, кошке, удоде, петухе и др.

Много материалов было собрано И. Н. Мадасоном о природе Бурятии, в частности, об озере Байкал, реке Селенге. Очерк

0 Закаменском районе содержит общие гео- гра?ические сведения, в нём перечислены представители флоры и фауны данного района с указанием мест обитания, полезные ископаемые•?римечательно то, что учёный приводит латинские и бурятские названия растений, птиц и зверей[6].

В личном архиве учёного также представлено несколько его рисунков на этнографические темы - бурятка в национальном костюме, вид поселения, набросок свиньи с записями пословиц и поговорок на темы рисунков[7].

В деле 799 представлено более 300 фотографий, это и семейные фотографии И. Н. Мадасона, фотографии рабочих встреч, информантов, участников различных совещаний и пр. Исследователям литературной жизни Бурятии также будут интересны документы из раздела «Материалы съездов и заседаний Союза писателей» (всего 16 дел за 1933-1970 гг.).

На протяжении всей своей жизни И. Н. Мадасон собирал редкие и просто хорошие книги по литературе, истории, искусству и культуре Бурятии и Монголии. Вместе с творческими материалами учёного на хранение в ЦВРК была передана его личная библиотека, насчитывающая более 900 наименова- ний научной и художественной литературы, содержащая: 1) художественные произведения бурятских писателей (610 единиц); 2) коллективные сборники, антологии, альманахи, журналы (288 названий). Среди книг представлены редкие экземпляры довоенных изданий, в том числе и на бурятском языке на латинизированном алфавите.

Если работы по фольклористике учёный успел хотя бы частично опубликовать и ввести в научный оборот, то материалы по родословным, так кропотливо собираемые им на протяжении долгого периода времени, до сих пор остаются в рукописном виде. С ними активно работают исследователи и читатели. За последние три года приток новых исследователей, заинтересованных в поиске своей родословной, значительно увеличился (если в 2013 г. было зафиксировано 199 человек, то в 2014 г. - 272, а в 2015 г. - 316).

Бурятские исторические хроники и родословные представляют собой ценный историко-этнологический источник. Их изучением занимались такие учёные, как Г. Н. Ру- мянцев, Ц. Б. Цыдендамбаев, С. П. Балдаев и мн. др. Значительный вклад в данную область внесли результаты исследований И. Н. Мадасона. Из многочисленных экспедиций по районам Иркутской области он привозил исписанные листы разного формата с генеалогическими данными. Родословные записи присутствует во всех его материалах, им была создана об?ирная картотека, свыше 1400 карточек, по родословным бурят. Уникальны записанные им этнографические записи о бурятских родах - «присловия» - меткие стихотворные 2-3-сложные характеристики, отражающие особенные черты того или иного рода, подрода: «99 енгууд, ехэ тэмээн ашаан».

Материал по родословным сгруппирован по территориальному признаку: Забайкальские буряты (33 ед. хр.) и Иркутская область (60 ед. хр.) внутри этого деления материалы по Иркутской области распределены по районам, внутри районного деления по улусам и родам (Эхирит-Булагатский, Баяндаевский, Качугский, Аларский, Нукутский, Осинский, Боханский районы). 40 ед. хр. имеют смешанный характер «Родословные разных родов». Общий объём генеалогий, хранящихся в личном фонде И. Н. Мадасона, насчитывает более 3 тыс. листов. Следует отметить, что в фонде, главным образом, сосредоточены генеалогические таблицы по родословным иркутских бурят: материалы по родословным иркутских представлены на более 2700 листах, в то время как родословные забайкальских бурят - приблизительно на 600 листах.

И. Н. Мадасон тщательно выверял свои записи, старался свести разрозненные записи к единому предку. Прежде всего следует отметить дело 202 «Родословная книга бурят», которое состоит из 265 листов и содержит генеалогические записи, систематизированные по родам и территориям (Кутанка, Наймангууд, Тунка, ноеты, енгуты, готольцы и т. д.).

Генеалогические записи И. Н. Мадасо- на - это не просто перечень имён, это источник разного рода исторической, этнографической, фольклористической информации. Учёный непременно записывал принадлежность той или иной группы родовичей к более крупному родовому образованию и отра- жал более мелкие деления. Например: род Ухайха 2-го хултубаевского рода подразде- лялся на следующие подроды: Михиитэ ураг (представители фамилий Хазагаевых, Халта- евых, Данчиновых); уудай ураг (Старикова, Филиппова, Игнатьевы, Быленовы, Бабуевы); шарагша ураг (Хилхановы, Багааниг); ба- лайха ураг (вымерли); хархин ураг (Бадуевы, Хулакшановых, Генинова)1. Также указывал основные места проживания бурят того или иного рода, например, 1-й хултубаевский род проживал в Шабарте, Билчире, Шанаа и др., 2-й хултубаевский род - в Ухайха, Даахане[8] [9]. В свою очередь ?абарта айл подразделялся на: 1) Худхуури айл (Архинчеевы, Бильтыев- ские); 2) Ушоотэ айл (Бартаахи, Хурэндэй);

3) Додо нуга (Самановские). Следует отметить, что данные материалы ? рактически не использовались исследователями при изуче- нии родовой структуры бурят.

Некоторые родословные записаны бисерным почерком, в то же время очень понятным. На листе небольшого формата учёный мог вместить информацию до 300 представителей одного рода. А отдельные родословные карты, как, например, жителей села Эрхэдэй4, содержат имена более полутора тысяч потомков. В основном на каждую родословную приведены данные тех, от кого была записана или кем дополнена, с указанием мест проживания, годов жизни, а также места и даты записи. Ряд генеалогий дополнены какими-либо биографическими подробностями о том или ином представителе рода (например, лауреат Ленинской премии, учитель в Бохане, живет в Нукутах и др.), родовыми легендами и преданиями, откуда пришел предок, кому поклонялись и пр. При фиксации бурятских генеалогий у Ильи Николаевича со временем была выработана определённая система записи. Так, имена предков мужского рода он отмечал кружочком, а имена женщин - квадратиком. Знаком «плюс» (+) отмечал умерших на время записи людей (либо отсутствие потомков), а знак «плюс» и буквы «ОВ» означали, что данный человек погиб в годы Великой Отечественной войны. Как правило, родословные содержат имена лиц мужского рода, но Илья Николаевич записывал всех (и мужчин, и женщин) о ком знал информант. Дополнял сведения знаком «=» и именем супруги с указанием, чьей дочерью являлась и из какой местности.

?ри записи имён И. Н. Мадасон сохранял произношение информантов: Михуулай (Николай), Армаан (Роман), Бааньха (Иван), Пилииб (Филипп).

Собственно этнографические заметки, легенды и предания представлены крайне мало, и, как правило, не выделены в отдельные единицы хранения, а распределены ?рзктически ?о всем деизм с (фольклорными, шаманскими и генеалогическими записями. В то же время уникальный материал по бурятским родословным имеет не только практическую значимость для интересующихся своими предками, но может послужить Источниковой базой по уточнению бурятских костей и родов, времени дробления на более мелкие этнические группы. В конечном счёте, это позволяет выявить языковые и этнические особенности в разных этно-территориальных группах бурят.

  • 4 Там же. - Д. 320.
  • 3

Деятельность И. Н. Мадасона была многогранна, он был прекрасным знатоком и великим собирателем устного народного творчества бурят, большей частью, к сожалению, утраченного в наши дни. Его записи о родоплеменных связях, родовых преданиях являются бесценным материалом для этнографов, антропологов, историков и даже генетиков и должны быть как можно скорее введены в научный оборот и стать доступны- ми для самого ?ирокого круга читателе!^

Список литературы

  • 1. Гунгаров В. Ш. Илья (Дольён) Мадасон (1911-1984)// Выдающиеся бурятские деятели. 2004. Вып. 5. С. 117-118.
  • 2. Лыксокова В. Ц. Творческое наследие И. Н. Мадасона как источник по фольклору и этнографии бурят // Проблемы истории и культуры кочевых цивилизаций. Т. 3. Языки. Фольклор. Литература: материалы междунар. конф. Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2000. С. 241-243.
  • 3. Мадасон М. Папа был счастливым человеком // Бурятия. 2001. 11 янв.
  • 4. Тугутов И. Е. Этнограф, фольклорист и поэт // Этнографический сб. 1961. Вып. 2. С. 159-162.
  • 5. Хамаганов М. П. Бурятский фольклорист-собиратель И. Н. Мадасон // Сов. лит. и фольклор Бурятии.
  • 1961. Вып. 1. С. 180-196.
  • 6. Хомонов М. П. Бурятские пословицы и поговорки И. Н. Мадасона: сб. // Сов. лит. и фольклор Бурятии.
  • 1962. Вып. 2. С. 253-257.

Источники

  • 7. Буряад арадай ?Hbh?H,хошоо у?энууд / Суглуулан хэблэлдэ бэлэдхэгшэ И. Н. Мадасон. Улан-Удэ: Буряадай номой хэблэл, 1960. 401 с.
  • 8. Dolijoon Madasoon. Kabariin gerel. Deede-Yde: Buriaad-Mongol Ulasiin Keblel, 1932. 48 c.
  • 9. ЦВРК. ОАФ. Д. 1982/r.
  • 10. ЦВРК ИМБТ СО РАН. ЛАФ № 18. On. 1. Д. 1,2,14, 55, 320, 781.

References

1. Gungarov V. Sh. Il'ya (Dol'en) Madason (1911-1984) // Vydayushchiesya buryatskie deyateli. 2004. Vyp. 5.

S. 117-118.

  • 2. Lyksokova V. Ts. Tvorcheskoe nasledie I. N. Madasona kak istochnik po fol'kloru i etnografii buryat // Problemy istorii i kul'tury kochevykh tsivilizatsii. T. 3. Yazyki. Fol'klor. Literatura: materialy mezhdunar. konf. Ulan- Ude: Izd-vo BNTs SO RAN, 2000. S. 241-243.
  • 3. Madason M. Papa byl schastlivym chelovekom // Buryatiya. 2001.11 yanv.
  • 4. Tugutov I. E. Etnograf, fol'klorist i poet // Etnograficheskii sb. 1961. Vyp. 2. S. 159-162.
  • 5. Khamaganov M. P. Buryatskii fol’klorist-sobiratel’ I. N. Madason ? Sov. lit. i fol’klor Buryatii. 1961. Vyp. 1. S. 180-196.
  • 6. Khomonov M. P. Buryatskie poslovitsy i pogovorki I. N. Madasona: sb. // Sov. lit. i fol'klor Buryatii. 1962. Vyp. 2. S. 253-257.

Istochniki

  • 7. Buryaad aradai on'hon, khoshoo Ygenwd / Sugluulan kheblelde beledkhegshe I. N. Madason. Ulan-Ude: Buryaadai nomoi kheblel, 1960. 401 s.
  • 8. Dolijoon Madasoon. Kabariin gerel. Deede-Yde: Buriaad-Mongol Ulasiin Keblel, 1932. 48 c.
  • 9. TsVRK. OAF. D. 1982/g.
  • 10. TsVRK IMBT SO RAN. LAF № 18. Op. 1. D. 1, 2, 14, 55, 320, 781.

УДК 811.512.31 ББК81.642

Лариса Батоевна Бадмаева,

доктор филологических наук, доцент, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии

Сибирского отделения РАН (670047, Россия, г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, 6),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

  • [1] ЦВРК.-Ф. 18.-Оп. 1.-Д. 1.-Л.4.
  • [2] ЦВРК. - Ф. 18. - Оп. 1. - Д. 14..
  • [3] ЦВРК.-ОАФ. -Д. 1982/г.
  • [4] ЦВРК.-Ф. 18.-Оп. 1.-Д. 781.-Л. 21.
  • [5] Там же. - Л. 24.
  • [6] Там же. - Д. 55.
  • [7] Там же. - Д. 2.
  • [8] Там же. - Д. 202. - Л. 8.
  • [9] Там же. - Л. 9.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >