ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ КАДРОВОЙ РАБОТЫ И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ ЛИЧНОГО СОСТАВА ТЮРЕМНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В XIX - НАЧАЛЕ XX в.

Аннотация. В статье проанализированы меры правительства, направленные на повышение мотивации к службе в пенитенциарной системе в XIX- начале XX в.; дана характеристика системы подготовки тюремного персонала; рассмотрены требования к контингенту обучающихся, особенности учебного процесса.

Уголовно-исполнительная система прошла длинный тернистый путь от карательной практики в местах лишения свободы к тюремной системе с «человеческим лицом». Первые шаги по упорядочению структуры управления системой исполнения наказаний были предприняты в XIX в., результатом которых стала тюремная реформа 1879 г., завершившая череду крупномасштабных преобразований во всей политико-правовой жизни страны. Была сформирована единая общегосударственная система мест заключения - Главное тюремное управление. Тогда же появился новый институт - Тюремная инспекция, не имевшая аналогов не только в российской, но и в зарубежной пенитенциарной практике.

Сегодня, как и тогда, на уголовно-исполнительную систему обращено большое внимание со стороны государства. К работе ведомства и к его сотрудникам предъявляются высокие требования, так как возвращать в общество людей, преступивших закон, способны только профессионалы. Все выше сказанное подтверждает актуальность фразы Петра I: «Тюрьма есть ремесло окаянное, и для скорбного дела сего зело потребны люди твердые, добрые и веселые...».

В России в XIX в. не было спроса на пенитенциарные знания, потому что вся сложность, психологическая трудность и громадное значение пенитенциарного вопроса не осознавались1. Неоднократно в своих работах проблему кадровых затруднений в местах лишения свободы поднимали И. Я. Фойницкий2, М. Н. Гернет3, Н. Ф. Лучинский4, С. В. Познышев5 и др.

Так, серьезной причиной, влияющей на эффективность работы пенитенциарного ведомства, они считали отсутствие единой и четкой для всех тюремных учреждений системы правового регулирования профессиональной деятельности персонала.

Особые требования к тюремному персоналу формировались по мере того, как тюрьма приобретала ведущее значение в арсенале мер уголовной репрессии.

Трудность подбора тюремных служащих вызывала необходимость установления правительством льгот, которые бы обеспечивали интерес к продолжению службы в пенитенциарной системе. К числу таких льгот можно отнести освобождение надзирателей от призыва из запаса в армию, а также службы в ополчении. При условии отличной службы в тюремной страже в течение пяти и более лет назначенный сотрудникам денежный оклад увеличивался на одну треть; прослужившим десять лет к окладу добавлялась еще одна треть; прослужившим пятнадцать лет назначался двойной оклад содержания.

В тюремном ведомстве одно из главных мест занимали подразделения охраны. Охрана обеспечивала основное требование - надежность изоляции заключенных. Эту функцию в указанный период выполняли две службы: тюремная стража в составе старших и младших надзирателей, обеспечивающая внутренний и внешний надзор в местах заключения, и конвойная стража, порядок организации и несения службы которой регламентировался Уставом конвойной службы, утвержденным в 1878 г.6

При формировании надзирательского состава тюрем, приравненного по своему служебному положению к нижним чинам полиции, чаще всего прибегали к услугам отставных и запасных военных чинов как лиц, обладающих навыками владения оружием и привыкших к дисциплине. Немаловажным критерием при отборе на тюремные должности признавалась их политическая благонадежность.

Также были введены должности состоящих при местах лишения свободы священников, учителей, экономов, врачей и др., для которых главным критерием была профессиональная компетентность.

Первым инициатором в решении кадровой проблемы ведомства выступил Московский дамский тюремный благотворительный комитет, который в 1897 г. предпринял попытку учредить специальное учебное заведение для подготовки тюремного персонала в России - школу тюремных надзирательниц. Членами данной организации был выработан проект Устава школы для профессиональной подготовки младших тюремных чинов.

Обучение включало два этапа: теоретический курс в общине и практическую подготовку в тюрьме. Первый этап длился один год. Кто не обучался в начальной школе, должны были освоить ее программу. Кроме того, всем сестрам (так должны были называться ученицы школы) необходимо было изучить инструкции Министерства юстиции для надзирателей и надзирательниц и уметь оказывать первую медицинскую помощь. Прошедшие оба этапа обучения по решению комиссии в составе председательницы Московского дамского благотворительного тюремного комитета, Московского тюремного инспектора и попечительницы получали диплом со званием тюремной надзирательницы и специально установленный знак.

В 1898 г. министром юстиции был утвержден Устав школы. Начальник Главного тюремного управления утвердил программу обучения. Она включала в себя изучение Закона Божьего, русского языка, географии России, истории Отечества, законоведения, тюрьмоведе- ния, математики, а также медицинский уход за больными и рукоделие. Желающие обучаться принимались без вступительных экзаменов, но должны были уметь читать и писать.

Школа тюремных надзирательниц была открыта в марте 1899 г. в Москве в присутствии сестры императрицы - великой княгини Елизаветы Федоровны. Первый набор состоял из шести учениц7. Это учебное заведение просуществовало 11 лет (с 1899 по 1910 гг.), выпустило 58 надзирательниц, служивших в различных губернских тюрьмах, и было закрыто в связи с прекращением финансирования. Главной попечительницей школы являлась княгиня 3. Н. Юсупова, оказывавшая школе и ученицам постоянную личную моральную и материальную помощь.

Попытки создания системы профессионального образования для тюремного ведомства активизировались в начале XX в. Именно тогда ряд прогрессивно мыслящих работников Главного тюремного управления выступили с инициативой создания в Санкт- Петербурге тюремного лицея при одиночной тюрьме на Выборгской стороне, куда бы принимались молодые люди, окончившие средние учебные заведения, преимущественно военные, в том числе и состоящие на службе офицеры, со сроком обучения два года. Предположительно число обучаемых должно было составлять 50 человек, что определялось нуждами тюремного дела. Для претендентов были «...необходимы: уважение к закону, неподкупная честность, мужество и стойкость характера, основательное знание устава службы, близкое, непосредственное знакомство с арестантскою средой и, наконец, серьезные хозяйственные и технические познания»8. Учебный план предполагалось сформировать из двух частей: теоретическое обучение (энциклопедия права, уголовное право, психология и психопатология, история уголовного наказания, история пенитенциарных систем) и практическая подготовка (основы отечественного судопроизводства и судоустройства, основы механики и архитектуры, товароведение и практическое изучение главнейших кустарных производств, пригодных для тюремных мастерских)9. К сожалению, идея создания лицея не была поддержана руководством тюремного ведомства.

В 1909 г. ГТУ были одобрены проекты законов об открытии высших тюремных курсов и школы старших надзирателей в Санкт-Петербурге и школы тюремных надзирательниц в Москве.

Высшие тюремные курсы рассматривались как первый шаг в деле создания в перспективе высшего ведомственного учебного заведения. Курсовая подготовка длилась 1,5 месяца. Обучающиеся на курсах делились на две категории: лица, уже занимающие штатные должности, и лица, впервые поступающие на службу в тюремное ведомство. Для первой категории данные курсы были возможностью повысить свою квалификацию, а для вторых - возможностью получить первоначальную подготовку для службы в тюрьме. Приоритетом при зачислении на курсы пользовались лица, имеющие высшее юридическое образование или состоящие на действительной военной службе в офицерском чине. За слушателями, состоящими на службе, сохранялось денежное довольствие по месту службы, а успешно закончившие обучение имели преимущество при продвижении по служебной лестнице. Количество курсантов определялось ежегодно начальником Главного тюремного управления.

Занятия на высших тюремных курсах начались 1 марта 1912 г. и продолжались до 10 июля 1912 г. В составе преподавателей преобладали сотрудники Главного тюремного управления. Здесь читались лекции, посвященные правам и обязанностям тюремного персонала, вопросам хозяйства и строительства, истории и современного состояния пенитенциарных учреждений в России и за рубежом, тюремной гигиене и т.д.10

Школа старших надзирателей была открыта в 1913 г. при местах заключения Санкт- Петербурга. Непосредственным руководителем школы был начальник, назначаемый ГТУ. Контингент обучающихся составляли исключительно младшие надзиратели, имеющие стаж службы в тюрьме не менее двух лет. Курс обучения длился четыре месяца, набор слушателей осуществлялся два раза в год. В учебных планах не последнее место отводилось формированию умения у служащих владеть оружием и противодействовать нападению арестантов11. На период обучения за слушателями сохранялось денежное содержание, кроме того, они обеспечивались питанием и жильем.

Первый выпуск школы старших тюремных надзирателей состоялся 18 декабря 1913 г. На значимость данного события для государства указывает состав экзаменационной комиссии. В качестве председателя присутствовал санкт-петербургский губернский инспектор действительный статский советник С. П. Благовещенский; членами комиссии выступали начальник Главного тюремного управления действительный статский советник П. К. Гран, губернатор шталмейстер двора граф А. В. Адлерберг и инспектор Главного тюремного управления действительный статский советник Н. Ф. Лучинский.

После окончания школы выпускники записывались в резерв на замещение вакантных должностей старших надзирателей.

В 1913 г. также была возрождена деятельность школы тюремных надзирательниц при Московской женской тюрьме. Но теперь курс обучения был сокращен до полугода, слушательницы также получали социальные гарантии и пользовались преимуществом при зачислении на вакантные должности.

Таким образом, в XIX - начале XX в. происходили изменения организационноправовых основ, кадрового обеспечения системы исполнения наказаний. Необходимость развития системы пенитенциарного образования была осознана учеными-тюрьмоведами, руководством ГТУ и обществом в целом. Именно в этот период с учреждением высших тюремных курсов, школ надзирателей были сделаны первые шаги по использованию научных знаний в практике подготовки кадрового состава пенитенциарных учреждений Российской империи. Обозначенные формы обучения являлись очень важными для достижения целей уголовной политики, представляли собой первоначальную ступень системы ведомственных учебных заведений. Опыт, накопленный в тот период, актуален, особенно при создании практико-ориентированных моделей подготовки специалистов для уголовно-исполнительной системы. [1] [2] [3]

  • 4 Лучинский Н. Ф. Основы тюремного дела // Тюремный вестник. - СПб., 1904.
  • 5 Познышев С. В. Очерки тюрьмоведения. - М., 1915.
  • 6 Устав конвойной службы. - СПб.: Тип. Тренке и Фюсно, 1907. - 140 с.
  • 7 См.: Школа тюремных надзирательниц в Москве (1899-1910) // Тюремный вестник. - СПб., 1911. - № 8. - С. 951.
  • 8 Лучинский Н. Ф. Основы тюремного дела // Тюремный вестник. - СПб., 1904. - С. 17.
  • 9 Там же.-С. 18.
  • 10 Опыт систематических чтений по тюрьмоведению при Главном тюремном управлении // Тюремный вестник. - 1912. - № 6. - С. 1207.
  • 11 См.: Циркуляр ГТУ от 25 января 1888 г. № 1 «Об обучении надзирателей стрельбе из револьверов» // Сборник узаконений и распоряжений по тюремной части / сост. Т. М. Лопато. - Пермь, 1903. - С. 204; Циркуляр ГТУ от 20 ноября 1907 г. № 31 «О надлежащем ознакомлении чинов тюремной администрации и стражи с содержанием инструкции о порядке употребления оружия» // Тюремный вестник. - 1907. - №10. - С. 729; Циркуляр от 12 октября 1913 г. № 44 «О мерах обеспечения чинов тюремной стражи от нападения от арестантов» // Тюремный вестник. - 1913. -№ 11.-С. 1566-1568.

  • [1] Познышев С. В. Основы пенитенциарной науки. - М., 1924. - С. 13.
  • [2] Фойницкий И. Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. - СПб., 1889.
  • [3] Гернет М. Н. История царской тюрьмы. - М, 1952. - T. 3.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >