Архивные документы по истории сельскохозяйственного образования Забайкалья конца XIX - первой половины XX века

В статье рассматривается комплекс архивных источников, позволяющих проанализировать процесс становления и развития сельскохозяйственного образования в Забайкалье; раскрыть деятельность специальных учебных заведений, внешкольное сельскохозяйственное обучение. Архивные документы, среди которых постановления центральных и местных властей, циркуляры, прошения, делопроизводственная документация, позволяют выстроить источниковую базу по истории сельскохозяйственного образования в Забайкалье конца XIX - начала XX веков. Весь документальный материал классифицирован в соответствии с проблематикой исследования, и условно разделён на три группы: 1) документы, раскрывающие деятельность местных властей и роль общественной инициативы в развитии сельскохозяйственного образования, 2) документы, в которых отложилась информация о деятельности специальных учебных заведений, 3) документы, содержащие сведения о внешкольном сельскохозяйственном образовании. Анализ архивных документов позволил выявить ряд проблем рассматриваемой темы, среди которых недостаточная финансовая база для создания на территории Забайкалья разветвлённой сети низших, средних, высших сельскохозяйственных учебных заведений, неукомплектованность функционировавших школ педагогическими кадрами, отрицательно влиявшая на постановку образовательного процесса; обозначить противоречия, связанные с ориентацией низшей сельскохозяйственной школы на крестьянское сословие и социальными запросами казачества. Кроме этого, раскрыть роль общественности в формировании системы сельскохозяйственного образования, обобщить материалы о деятельности специальных учебных заведений, рассмотреть историю аграрного образования в неразрывной связи с социально-экономической обстановкой, сложившейся в России на рубеже XIX-XX вв.

Ключевые слова: источники, архив, сельскохозяйственное образование, специальные школы.

Lyudmila Pavlovna Ledkova,

Postgraduate Student, Transbaikal State University (30 Aleksandro-Zavodskaya St., Chita, Russia, 672039), e-mail: ledkova.Iyudmila@mail. ru

Archival Documents on the History of Agricultural Education in Transbaikalia in the Late 19th - Early 20th Centuries

The article considers a complex of archival sources that allow us to analyze the process of agricultural education formation and development in Transbaikalia. In addition, the article discloses the activities of special schools and extracurricular agricultural learning activities. Archival documents, including the decisions of central and local authorities, circulars, petitions and clerical records are the source base on history of agricultural education in Transbaikalia in the late 19th- early 20th century. All documentary materials are classified in accordance with the subject of the study and are divided into three groups:

1) documents that reveal the role of local authorities and the role of public initiative in the development of agricultural education, 2) documents that contain information on special schools activities, 3) documents that contain information on extracurricular agricultural education. Analysis of the archival documents has revealed a number of problems of the topic: insufficient financial basis to build extensive network of lower, secondary and higher agricultural schools on the territory of Transbaikalia, short-staffed schools that had negative effect on educational process. The author identifies contradictions associated with orientation of the lower agricultural school to the peasantry and social demands of the Cossacks. Besides, the study highlights the role of the public in shaping agricultural educational system, generalizes materials on the activities of specialized schools, and considers the history of agricultural education in close connection with social - economic situation in Russia at the turn of the 19th - 20th centuries.

Keywords: sources, archive, agricultural education, special schools.

История развития сельскохозяйственного образования сравнительно недавно стала разрабатываться в отечественной историографии. В настоящее время появились исследования, посвящённые проблемам становления сельскохозяйственного образования в России, женскому сельскохозяйственному образованию, исследованию материально-технической базы учебных заведений, преподавательского и учебного состава школ. Среди них следует выделить труды М. Есиковой, Е. В. Грудницкой. М. Д. Книга и ДР- [1; 2; 3].

Подавляющее число работ рассматривают указанные проблемы в масштабах России. К настоящему времени недостаточно изучена история становления и развития сельскохозяйственного образования, его влияние на агропромышленный комплекс в рамках отдельных регионов. Поскольку в истории сельскохозяйственного образования Забайкалья есть недостаточно изученные проблемы, актуальным является изучение и освещение архивных источников по данной теме. В настоящей статье предпринята попытка рассмотреть архивные документы по истории сельскохозяйственного образования в Забайкалье конца XIX - начала XX в.

Большой комплекс документов по данной теме отложился в фондах Государственного архива Забайкальского края (ГКУ ГАЗК). Ценный материал представлен в фондах: 1(о) (Забайкальское областное правление); 1(с. х.) (Забайкальское областное правление. Сельскохозяйственный отдел), 4 (Дирекция народных училищ Забайкальской области), № 18 (Комитет по устройству сельскохозяйственной и промышленной выставки в 1862- 1900 гг.), № 52 (Забайкальское областное переселенческое управление); № 88, Р-88 (Читинское землемерное училище), № 165 (Забайкальская областная земская управа); № 171 (Правительственный агроном Забайкальской области); № 320 (Забайкальская областная агрономическая организация); № Р-358 (Земельное управление Забайкальского губисполкома); № Р-585 (Министерство земледелия ДВР (1920-1922).

Немаловажную роль для раскрытия темы представляют опубликованные источники: отчёты, устав Общества попечения о начальном образовании, Календарь знаменательных дат Забайкальской области. Обширный и ценный материал представлен в периодической печати, куда вошли газеты «Забайкальский крестьянин», «Наша деревня»; журнал «Забайкальский хозяин». Ценная информация о развитии сельскохозяйственного образования в Сибири и России, сведения о деятельности Департамента земледелия в этом направлении содержится в Известиях Главного управления земледелия и землеустройства. Отметим, что в данной статье рассмотрен лишь ряд публикаций, поскольку анализ прессы требует отдельного и комплексного исследования.

Работа с архивными фондами позволила выявить следующие виды источников: законодательные акты, постановления Министерства земледелия, местных властей, циркуляры, прошения, переписку. Особое место для раскрытия темы отводится делопроизводственным документам: учебным программам, планам, штатным расписаниям, протоколам заседаний педагогических советов и др. Следуя проблематике исследования, условно данные источники разделены на три группы: 1) документы, раскрывающие деятельность местных властей и роль общественной инициативы в развитии сельскохозяйственного образования; 2) документы, в которых отложилась информация о деятельности специальных учебных заведений; 3) документы, содержащие сведения о внешкольном сельскохозяйственном образовании.

Следует отметить, что в Забайкалье сельскохозяйственное обучение начало развиваться позже, чем в отдельных регионах Сибири и Центральной России. Так, в 1878- 1879 гг. первые ветеринарно-фельдшерские школы открыли в Тобольске, Томске, Омске. Согласно данным И. С. Сковородиной, за время 1900-1910 гг. в Западной Сибири открыли 5 учебных заведений сельскохозяйственного профиля [4, с. 14]. Во многом на это повлияла удалённость Забайкалья от центральной России. Поскольку преобладающим в экономике области являлся аграрный сектор, потребность в сельскохозяйственных кадрах, и учебных заведения, готовивших их, была крайне высока.

В большинстве случаев у истоков открытия первых сельскохозяйственных школ находились местная интеллигенция, общественные организации. Так, весомый вклад в становление системы женского аграрного образования в России оказало Общество содействия женскому сельскохозяйственному образованию [3]. В Забайкалье инициатором открытия первой аграрной школы стало Общество попечения о начальном образовании. Источники о его деятельности в этом направлении отложились в фондах 52, 1 (о), 1 (с. х.). Большую ценность представляют делопроизводственные документы общества: устав 1899 г., отчёты за 1891, 1893, 1908-1910 гг.

Особый интерес представляет дело 2367 фонда 52 «Документы по обсуждению населением области вопроса об открытии землемерного и сельскохозяйственного училища в Восточном Забайкалье», датируемые 1909-1915 гг. Комплекс этих документов включает: журнал совета Общества попечения о начальном образовании за 1909 г., протокол заседания Совета общества за 1911 г., записку М. Ф. Суровцева о сельскохозяйственной школе, проект устава 1899 г., устав школы, разработанный в соответствие с Положением о сельскохозяйственных школах 1904 г., объяснительную записку к нему, приговор Нерчинского мещанского общества, постановление Собрания уполномоченных г. Нерчинска, доклад М. Ф. Суровцева главному уполномоченному по заселению Дальнего Востока В. Н. Гандати, переписку М. Ф. Суровцева с Д. М. Головачёвым[1]. Эти документы выявляют ряд важных аспектов данной темы, среди них: источники формирования капитала на строительство школы, обозначают аргументы в пользу её организации в г. Нерчинске. Кроме этого, показывают полярные точки зрения областной администрации в лице военного губернатора генерал-майора

В. И. Косова, правительственного агронома

В. Н. Шульженко, общественности относительно вопроса о месте организации сельскохозяйственной школы в г. Нерчинске, Верхне- удинске, Чите, Ундурге.

Интересный материал содержится в статье М. Ф. Суровцева «Сельскохозяйственная школа в Нерчинске», опубликованной в журнале «Забайкальский хозяин» за 1913 г., в которой председатель Общества попечения пишет: «...Докладом от 16 января 1912 года главноуправляющий земледелием возбудил ходатайство перед Государственной Думой об открытии школы в Ундурге. Получив об этом известие через нашего члена Государственной Думы Н. К. Волкова, много нам помогавшего в этом деле, мы увидели - нашего устава в Санкт-Петербурге ещё нет, а появился доклад об Ундургинской школе. Немедленно была послана телеграмма с просьбой о приостановки проекта об Ундургинской школе до получения ходатайства о нашей школе. В конце концов Государственная Дума и Государственный Совет согласились учредить сельскохозяйственную школу в Нерчинске...» [5, с. 14].

Таким образом, одна из первых осознала крайнюю необходимость в организации специальных учебных заведений местная интеллигенция. Однако её финансовые возможности позволяли реализовать далеко не все начинания. Множество прошений, ходатайств, писем в адрес местной администрации, центральных органов власти являются тому подтверждением. Наряду с этим в документах отражена решающая роль Д. В. Гандати, Д. М. Головачёва, Л. М. Князева (Иркутский генерал-губернатор) в принятии закона от 9 июня 1912 г. о выделении 64 500 р. на строительство низшей сельскохозяйственной школы второго разряда в г. Нерчинске.

Архивные документы раскрывают другие направления деятельности общественности по развитию сельскохозяйственного образования. Так, ценная информация о Забайкальском обществе сельского хозяйства отложилась в фонде 1 (с. х.). В документах имеются сведения о его организации, социальном составе. Важный материал, касающийся организации сельскохозяйственной фермы при Нерчинско-Заводском четырёхклассном училище, хранится в деле 23. Интересный материал представлен в переписке иностранных фирм, местных жителей, учителей народных училищ с обществом сельского хозяйства, касающейся вопросов продажи сельскохозяйственных машин, семян, предоставлении сведений о природно-климатических условиях, отдельных районов Забайкалья[2]. Кроме этого, в журнале «Забайкальский хозяин» имеются протоколы заседаний областного сельскохозяйственного съезда, на котором члены общества сельского хозяйства, агрономические служащие обсуждали проблемы аграрного сектора и возможные пути их решения. Так, на заседании 1912 г. утвердили примерную программу сельскохозяйственных курсов и чтений[3].

Широкий круг архивных источников позволяет выявить закономерности развития сельскохозяйственного образования в Забайкалье, которые вытекают из финансового обеспечения (до 1917 г. в Забайкалье не было земств, активно участвовавших в финансировании сельскохозяйственных школ), организации обучения, напрямую зависящего от сельскохозяйственной специализации региона, преподавательского и ученического состава учебных заведений. Так, важной составляющей в характеристике профессиональных учебных заведений является хозяйственная деятельность и практическое обучение. Эти направления в работе Нерчинской сельскохозяйственной школы хорошо отражены в источниках статистического характера: ведомостях поступления специальных средств, сметах расходов сельскохозяйственной школы1. В фонде 1(о) храниться информация о строительстве главных зданий, организации образцового хозяйства школы, обеспечении её материально-техническими средствами. Эти сведения представлены в официальной переписке управляющего школой А. Кольчугина с начальником управления земледелия и государственных имуществ Иркутской губернии и Забайкальской области и военным губернатором Забайкальской области[4] [5].

Подробная характеристика учебно-хозяйственной деятельности школы содержится в деле 3265 фонда 52, в которое включён план хозяйственных работ школы на 1914— 1916 гг. Также общая картина материально-технической базы школы, её обеспечения отражены в протоколе комиссии по ревизии школы за 1917 г., хранящемся в фонде 82. В этом документе указано, что «учебное дело в школе в общем поставлено удовлетворительно, так как школа хорошо обставлена учебными пособиями, библиотекой и учебно-воспитательными учреждением... Хозяйство школы поставлено правильно: на полях засеяны рациональные севообороты, имеется огород, пасека, скотный двор...»[6]

Следует отметить, что документы о деятельности Нерчинской сельскохозяйственной школы отражены не полностью; так, в составе указанных фондов не отложилось личных дел воспитанников училища, личные дела педагогов сохранились частично. Возможно, на сохранность документов повлиял пожар, произошедший в школе в 1923 г.[7] В связи с этим основными источниками об успеваемости, количестве студентов, их материальном положении являлись протоколы заседаний педагогического совета школы за 1913, 1915, 1916 гг., отчёт о деятельности Забайкальской агрономической организации за 1913 г.

Данные о преподавательском составе школы содержатся в штатных расписаниях, формулярных списках ряда педагогов. Кроме них, в фонде 82 отложилось личное дело преподавателя законоведения Мезенцева и документы об определении на должность учителя специальных предметов сельскохозяйственной школы Г. П. Головина5. Источники предоставляют основную информацию об учительском персонале, такую как: социальное положение, образование, учебная нагрузка, содержание педагогов. Примечательным по своей информативности является личное дело педагога А. К. Илькова, хранящееся в фонде 52. В дело включены прошения, ходатайства, рапорт, переписка А. К. Илькова, доклад правительственного агронома В. Н. Шульженко «О выяснении взаимоотношений между управляющим школой И. И. Кольчугиным и учителем А. К. Ильковым». Кроме этого, в нём находится фотография педагога. В сумме все эти источники выявляют не только общие сведения о преподавателе общеобразовательных предметов, но и раскрывают проблемы связанные с хозяйственной и воспитательной работой школы. Ценным является то, что в них отражены сведения о быте педагогов, их материальном положении. Так, А. К. Ильков указывал на неурегулированность вопроса, связанного с использованием педагогами средств передвижения (лошадей), немеблированность квартир учителей (комодом, обеденным столом, этажерками)6.

Документы по истории сельскохозяйственной школы за 1918-1922 гг. очень отрывочны. Большая часть источников за 1918— 1919 гг. посвящены вопросу о преобразовании школы в среднее сельскохозяйственное училище. Это выписки из протоколов общего собрания служащих Нерчинской почтово-телеграфной конторы, протоколы заседаний областной земской управы, переписка Общества попечения о начальном образовании с Забайкальским областным отделом по народному образованию. Они хранятся в фондах № 4, 165. Ценность указанных документов заключается в том, что они дают общую оценку деятельности учебного заведения, данную её современниками, невольно отвечая на вопрос: соответствовала ли многолетняя работа школы возложенным на неё надеждам? Так, из переписки Общества попечения с отделом по народному образованию следует, что: «оборванность образования, без естественной возможности продолжать его, делает её непопулярной в среде зажиточного казачества. В неё идёт беднота, прельстившаяся бесплатным обучением, по окончании школы у окончивших нет хозяйства, где они могли бы применить свои знания и силы...»7 Анализ имеющихся сведений о числе обучав-

  • 5Там же. - Ф. 82. - Оп. 1. - Д. 14. - Л. 2-14 об.
  • 6Там же. -Ф. 52.-Оп. 1.-Д. 136.
  • 7 ГАЗК. - Ф. 4. - Оп. 5. - Д. 133. - Л. 97 об.

шихся в школе, их социальном положении позволяет сделать вывод о том, что основание для подобных скептических выводов всё же имелось. Располагая хорошей материально-технической базой, главным зданием, рассчитанным на 60 учащихся, показательным хозяйством в школе обучалось не более 30 воспитанников. Однако в 1913-1914 гг. по социальному положению преобладали дети казаков и крестьян1. К этому следует добавить, что слабая подготовка воспитанников, о которой также указывалось в документе, зависела не только от типа учебного заведения, но и квалификации педагогов, которых направляли в Забайкалье из других регионов.

Важные сведения о сельскохозяйственной школе отложились в фонде Р-585. Такие источники, как приказ Министерства земледелия за 1922 г., переписка начальника Уездного управления с агрономом Васильковым, положение о курсах по молочному хозяйству и пчеловодству, позволяют проследить непростую историю учебного заведения в последние годы его деятельности. Так, приказом Министерства земледелия от 1922 г. «Нер- чинская сельскохозяйственная школа ввиду открытия при ней хозяйства государственного значения преобразовывается в школу специального типа»2. В это время в школе обучалось 9 человек, их слабая подготовка, упадок материально-технической базы школы не позволили организовать повышенный тип учебного заведения. В связи с этим ученики окончили курсы по молочному хозяйству и пчеловодству, организованные при школе в 1922-1923 гг. В 1924 г. Нерчинская сельскохозяйственная школа прекратит образовательную деятельность и на её месте откроют агробазу. В 1926 г. согласно краткой заметке в газете «Забайкальский крестьянин», здесь планировалось открыть опытную станцию [6, с. 4].

Сельскохозяйственное обучение являлось важной составляющей в работе Читинского землемерного училища. В ГКУ ГАЗК сформирован отдельный фонд, посвящённый истории училища, включающий обширный комплекс документов 325 ед. хранения за 1910-1922 гг.

Важными источниками, характеризующими учебный процесс, являются подробные перечни уроков за 1915-1916, 1916-1918, 1918-1919, 1919-1920, 1920-1921 учебные годы, утверждённые управлением межевого ведомства. Прежде всего они позволяют про-

  • 1 ГАЗК. - Ф. 52. - Оп. 3. - Д. 3428. - Л. 6.
  • 2 Там же. - Ф. 585. - Оп 1. - Д. 9. - Л. 83.

следить изменение программ, выяснить соотношение общеобразовательных и специальных предметов, установить количество дисциплин сельскохозяйственного направления.

Более полные сведения об учебно-воспитательном процессе училища отражены в годовых отчётах по учебной части за 1915— 1916, 1918-1919, 1919-1920, 1920-1921 гг., перечне уроков. Кроме учебного процесса эти источники характеризуют важные стороны деятельности училища, представляют информацию о преподавательском и ученическом составе учебного заведения. Структуру годовых отчётов можно представить так: учебная часть, материально-техническое обеспечение, преподавательский и ученический состав училища. Данный источник позволяет выявить трудности, переживаемые учебным заведением в 1918-1921 гг., связанные с плохим финансовым обеспечением, нехваткой педагогов, неукомплектованностью учениками, их материальной необеспеченностью. Важно отметить, что в них показана обеспокоенность преподавательского состава судьбой училища. Так, в отчёте по учебной части за 1920 г. перечислены меры, предлагаемые педагогическим советом училища, направленные на повышение качества учебного дела, среди которых сохранение подчинённости с Министерством земледелия и государственных имуществ (в 1917 г. землемерные училища перешли в ведомство Министерства юстиции, в 1918 г. - Народного комиссариата просвещения), необходимость пересмотра программ на Всероссийском съезде деятелей землемерного образования. Ценным является то, что в отчёт включались краткая историческая справка об училище и сведения о количестве поступивших и окончивших его учеников за период 1910-1919 гг.[8] Дополняют картину воспитательного процесса, построенного на принципах духовно-нравственного и религиозного воспитания, документы о праздновании в училище 100-летия Отечественной войны 1812 г., об организации экскурсий для учащихся на Сохондинское опытное поле, положение о мобилизации спорта 1915 г.[9] Разнообразный материал включён в дело 5 о похищении из училища денежного ящика, датируемого 1913-1914 гг. В нём имеются списки учеников II—IV классов; сведения о содержании личного состава училища; «окончательные баллы» студентов за 1913-1914 гг.; тетрадь ученика II класса Виталия Охоты с сочинением о состоянии Руси по «Слову о полку Игореве»1.

Сведения о преподавателях и учениках землемерного училища представлены в личных делах, как преподавателей, так и учеников. Следует отметить, что в фонде отложился богатый комплекс делопроизводственных документов, насчитывающий около 170 личных дел и 52 бумаг учеников за 1910-1917 гг. Однако большинство дел фонда 88 находятся в плохом физическом состоянии. В состав личных дел включены источники следующего характера: ходатайства о зачислении в училище, прошения о допуске к вступительным экзаменам, переводе в другие учебные заведения, свидетельства о приписке к призывному участку, политической благонадёжности, аттестаты выпускников. На некоторых документах, например прошениях, сохранилась печать Читинского Землемерного училища, на которой изображён двуглавый орёл. Отметим, что по объёму и видам документов личные дела неоднородны. Так, в ряде дел хранятся документы, связанные с учебным процессом: диктанты, сочинения, задачи по арифметике студентов[10] [11]. Эти материалы значимы не только для анализа ученического состава училища, формирования социального портрета студента того времени, но и рассмотрения учебного процесса, политики руководства училища. Важным дополнением к перечисленным документам является указ «Об утверждении и описании рисунков форменной одежды для учеников землемерных училищ», опубликованный в газете «Забайкальские областные ведомости» за 1913 г. [7, с. 3]. Кроме этого, ценную информацию для исследования содержат статистические данные, в которых отражены сведения о количестве окончивших училище воспитанников за 1910-1922 гг., числе мобилизованных в 1918, 1919 гг.

Такие документы, как формулярные списки педагогов, штатные расписания, позволяют установить образовательный ценз, размер жалованья, учебную нагрузку педагогов, проследить изменения кадрового состава училища. Ценным с точки зрения анализа преподавательского состава представляются: дело о службе директора землемерного училища А. И. Попова, сведения о преподавателях по найму, среди которых выделялся известный художник и архитектор Г. С. Мосашвили[12].

Широкий круг источников позволяет про- следить жизнь училища в сложный и нестабильный период революции, гражданской войны, времени последующих реформ. Отдельно следует отметить источники о преобразовании Читинского Землемерного училища в техникум Министерства земледелия. К ним относятся протоколы педагогического совета за 1918, 1922 гг., доклад директора П. Ф. Варфоломеева о реорганизации Читинского землемерного училища в техникум Министерства земледелия, проект положения о Читинском техникуме, выписка из книги проектов Министерства земледелия приказа № 10 от 5 февраля 1921 г., переписка директора училища с министерствами земледелия, финансов, народного хозяйства. Документы всесторонне характеризуют тяжёлое положение училища после ревизии в 1919 г. большей части его имущества, произошедшей по распоряжению атамана Семёнова и передачи в 1921 г. его здания Министерству здравоохранения. В докладе директора П. Ф. Варфоломеева о реорганизации училища дана информация о преподавательском составе в 1920-1921 гг., который ограничивался директором училища и учителем русского языка, истории и экономической географии, вынужденными преподавать бесплатно, получая паёк по своим документам в других училищах[13]. Особого внимания заслуживает приказ № 104 от 13 июня 1922 г. Министерства Народного хозяйства о слиянии Читинского землемерного училища с Читинским политехникумом, согласно которому на базе последнего открылось земельное отделение5.

Раскрывая вопрос о деятельности сельскохозяйственных учебных заведений в Забайкалье, выделим дела, в которых содержатся подробные проекты специальных школ в Ундурге, Борзе, Цугольской волости. Интересно отметить, что общественности удавалось собрать некоторую сумму для их организации6. Однако экономические трудности, связанные с началом Первой мировой войны, не позволили воплотить их планы.

Так как отсутствие достаточного количества учебных заведений не позволяло большинству населения, занятого в сельском хозяйстве, получить аграрное образование, особое внимание обращалось на внешкольное просвещение. В Известиях Главного управления земледелия и землеустройства по этому вопросу указано: «...наряду с развитием школьного образования, заботы сельскохозяйственного ведомства должны быть направлены в ещё большей степени и на рас-

  • 4 ГАЗК. - Ф. 88. - Оп. 1.-Д. 3. - Л. 3 об. - 7.
  • 5Там же. - Оп. 1.-Д. 11.-Л. 21.
  • 6 Там же. - Ф. 52. - Оп. 3. - Д. 2487. - Л. 18-19. - Д. 3056. - Л. 1-8. - Д. 3608. - Л. 82-84.

пространение знаний, внешкольным путём» [8, с. 692]. Внешкольное образование имело следующие направления: сельскохозяйственные курсы, лекции и чтения; опытно-показательная, выездная работа агрономов.

Сведения о развитии в Забайкальской области внешкольного сельскохозяйственного образования имеются в фондах № 1 (с. х.), 52, 82, 165, 171, 320, Р-585. В отдельную категорию источников следует выделить отчёты. Так, в указанных фондах хранятся отчёты правительственного агронома Забайкальской области, годовые отчёты заведующих агрономическими пунктами, инструкторов по сельскому хозяйству. Информация, содержащаяся в них, выстраивалась так: краткая характеристика экономического и географического положения района, метеорологические наблюдения, описание основных направлений работы за отчётный период, среди которых опытно-показательная деятельность, проведение курсов и лекций. Важный материал содержат статистические данные, включённые в ряд отчётов. Например, в таблицах, приведённых в отчёте агронома Ингодино-Акшин- ского района за 1913 г., отражены сведения о возрастном, образовательном цензе, имущественном положении, хозяйственной специализации курсантов1. В ряд отчётов включены сравнительные таблицы по опытно-показательному кормлению, показывающие изменения веса, удоев коров. В отчёте о деятельности Нерчинско-Заводского агрономического пункта за 1915 г. имеется подробный план его усадьбы, опытно-показательного поля[14] [15]. Интересный материал содержит дело 42 фонда 1 (с. х.), в котором находятся рукописные конспекты лекций по ветеринарии, молочному хозяйству, фотографии, на которых запечатлена работа курсантов в лаборатории, на практических занятиях по ветеринарии, молочному хозяйству. Также отчёты агрономической организации, протоколы заседаний агрономического совещания публиковались в журнале «Забайкальский хозяин».

Картину проведения лекций и чтений по сельскому хозяйству дополняют журнал первого совещания агрономов и инструкторов Забайкальской агрономической организации за 1911 г., свод постановлений сельскохозяйственного съезда 1913 г., доклад Н. С. Иконникова (исполняющего обязанности правительственного агронома)[16].

Кроме этого, в архивных документах содержится информация о кадровом составе агрономической организации. Так, в фонде 82 хранится личное дело В. Н. Шульженко (с 1910 г. правительственный агроном Забайкальской области), в нём имеются сведения об образовании, семейном положении, служебных перемещениях агронома первого разряда. Интересно отметить, что М. А. Чиркова, жена В. Н. Шульженко, являлась служительницей Стебутовских высших сельскохозяйственных курсов4. Также краткие данные об инструкторах сельского хозяйства, агрономах, сведения о выполняемых ими обязанностях, их образовательном цензе находятся в фонде 171, Р-585.

Финансирование и материально-техническое обеспечение мероприятий по внешкольному образованию отражены в сметах расходов на опытное и учебное дело в Забайкалье, смете расходов на содержание учебно-показательной пасеки в Чите, списке учебных пособий для курсов по скотоводству за 1916 г. Общие сведения о положении агрономического дела в Забайкалье отражены в циркулярах правительственного агронома Забайкальской области, Департамента земледелия. Публикации из газет «Наша деревня», «Сибирская жизнь» позволяют сравнить работу Забайкальской агрономической организации с подобными службами в других регионах (Иркутск, Омск) Сибири.

Материалы о проводимых в Забайкалье сельскохозяйственных выставках, как одной из форм внешкольного образования сформированы в фонд № 18 (Комитет по устройству сельскохозяйственной и промышленной выставки в 1862-1900 гг.). Материал о мелкорайонных сельскохозяйственных выставках отложился в фондах 1 (с. х.), 52.

Подробный анализ источников позволяет не только изучить внешкольное образование, но и рассмотреть экономическое развитие области. Сведения отчётов, публикаций агрономов и ряд других источников раскрывают такие вопросы, как менталитет крестьян и его влияние на развитие сельского хозяйства, отношение к мероприятиям внешкольного образования.

Таким образом, привлечение широкого круга источников, к которым относятся делопроизводственные документы, законодательно-правовые акты, статистические, периодические материалы позволяют проанализировать процесс становления и развития сельскохозяйственного образования в Забайкальской области в конце XIX - начале XX в.

4 Там же. - Оп. 1. - Д. 20. - Л. 56.

Список литературы

  • 1. Есикова M. Сельскохозяйственное образование в России (вторая половина XIX- 1917 г.)// Власть. 2010. № 7. С 150-154.
  • 2. Грудницкая Е. В. Развитие женского сельскохозяйственного образования в России: государственные меры и общественные инициативы последняя четверть XIX- начало XX в.: автореф. дис. ...канд. ист. наук: 07.00.02 / Грудницкая Елена Владимировна. Ставрополь, 2008. 28 с.
  • 3. Книга М. Д. Женское профессиональное аграрное образование в конце XIX - начале XX в. [Электронный ресурс] // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: 2011. № 5 (11): в 4 ч. Ч. III.

С. 75-78. Режим доступа: http//www.gramota.net/ materials/3/2011 /5—3/ (дата обращения: 29.03.2013).

  • 4. Сковородина И. С. Развитие низшего и среднего профессионального образования в Сибири в конце XIX- начале XX в.: автореф. дис. ... канд. ист. наук: 07.00.02 / Сковородина Ирина Сергеевна. Омск, 2003. 25 с.
  • 5. Суровцев М. Ф. Сельскохозяйственная школа в Нерчинске // Забайкальский хозяин. 1913. № 15-16. С. 14-15.
  • 6. Ходак М. Новая опытная станция // Забайкальский крестьянин. 1926. № 51. С. 4.
  • 7. Игнатьев П. Н. Об утверждении устава Нерчинской сельскохозяйственной школы второго разряда // Забайкальские областные ведомости. 1913. № 120. С. 3.
  • 8. Сельскохозяйственные курсы и чтения // Изв. Главного управления землеустр. и землед. 1908. № 37. С. 692.

References

  • 1. Esikova М. Sel’skokhozyaistvennoe obra- zovanie v Rossii (vtoraya polovina XIX- 1917 g.) // Vlast’. 2010. № 7. S 150-154.
  • 2. Grudnitskaya E. V. Razvitie zhenskogo sel’skokhozyaistvennogo obrazovaniya v Rossii: go- sudarstvennye mery i obshchestvennye initsiativy poslednyaya chetvert’ XIX- nachalo XX v.: avtoref. dis. ...kand. ist. nauk: 07.00.02 / Grudnitskaya Elena Vladimirovna. Stavropol’, 2008. 28 s.
  • 3. Kniga M. D. Zhenskoe professional’noe

agrarnoe obrazovanie v kontse XIX - nachale XX v. [Elektronnyi resurs] // Istoricheskie, filosofskie, polit- icheskie i yuridicheskie nauki, kul’turologiya i iskus- stvovedenie. Voprosy teorii i praktiki. Tambov: 2011. № 5 (11): v 4 ch. Ch. III. C. 75-78. Rezhim dostupa: http//www.gramota.net/materials/3/2011/5-3/ (data

obrashcheniya: 29.03.2013).

  • 4. Skovorodina I. S. Razvitie nizshego i sredne- go professional’nogo obrazovaniya v Sibiri v kontse XIX- nachale XX v.: avtoref. dis. ... kand. ist. nauk:
  • 07.00.02 / Skovorodina Irina Sergeevna. Omsk, 2003. 25 s.
  • 5. Surovtsev M. F. Sel’skokhozyaistvennaya shkola v Nerchinske // Zabaikal’skii khozyain. 1913. № 15-16. S. 14-15.
  • 6. Khodak M. Novaya opytnaya stantsiya // Za- baikal’skii krest’yanin. 1926. № 51. S. 4.
  • 7. Ignat’ev P N. Ob utverzhdenii ustava Ner- chinskoi sel’skokhozyaistvennoi shkoly vtorogo raz- ryada // Zabai-kal’skie oblastnye vedomosti. 1913. № 120. S. 3.
  • 8. Sel’skokhozyaistvennye kursy i chteniya // Izv. Glavnogo upravleniya zemleustr. i zemled. 1908. № 37. S. 692.

УДК 373.3(571.54/55)

ББК 74.247.11 (2Рос-4Чит)

Инна Николаевна Мамкина,

кандидат исторических наук, доцент, Забайкальский государственный университет (672039, Россия, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30), e-mail: inna-mamkina@yandex. ru

  • [1] ГАЗК. - Ф. 52. - Оп. 3. - Л. 2-44.
  • [2] ГАЗК. - Ф. 1. - Оп. 1 (с. х.). - Д. 25.
  • [3] Там же. - Ф. 82. - Оп. 2. - Д. 50. - Л. 20-35.
  • [4] ГАЗК. -Ф. 82. - Оп. 2. - Д. 78.
  • [5] Там же. - Ф. 1. - Оп. 3(о). - Д. 3428. - Л. 1-2.
  • [6] Там же. - Ф. 82. - Оп. 2. - Д. 147.-Л. 7.
  • [7] ГАЗК.-Ф. 358.-Оп. 1.-Д. 183.-Л. 127-129.
  • [8] ГАЗК. - Ф. 88. - Оп. 8. - д. 35. - Л. 3-5 об.,32-32 об.
  • [9] Там же. - Оп. 3. - Д. 2. - Л. 3-32. - Оп. 7. - Д. 18. -Л. 1-19.
  • [10] ГАЗК. - Оп. 4. - Д. 5. - Л. 25-29.
  • [11] ГАЗК. - Ф. 88. - Оп. 8. - Д. 63, 64.
  • [12] ГАЗК. - Ф. 88. - Оп. 1.-Д. 1.-Л. 2-62. - Оп. 1,-
  • [13] Д. 2.-Л. 32-35.
  • [14] ГАЗК. - Ф. 1. - Оп. 1 (с. х.). - Д. 36. - Л. 5-7.
  • [15] Там же. - Д. 47.-Л. 24-25.
  • [16] ГАЗК. - Ф. 82. - Оп. 2. - Д. 50. - Л. 15-20.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >