Гендерный мировой порядок: проблемы и перспективы формирования

В статье дана научная оценка основных мероприятий, которые за последние двадцать лет были организованы международным сообществом в целях достижения подлинного равноправия женщин и мужчин. Речь идёт о Плане действий, принятом Межпарламентским советом в Париже (1994), а также о Пекинской Декларации и Пекинской Платформе действий (Пекин, 1995). Однако многие положения указанных документов пока ещё не реализованы, хотя определённые позитивные сдвиги уже очевидны. В ряде европейских, азиатских и африканских государств женщины стали принимать более активное участие во внутренней и внешней политике своих стран. Авторы статьи акцентируют внимание на том, как расширяется участие женщин в общественной жизни, в частности в области принятия решений, и каким образом реализуется принцип равного разделения полномочий и ответственности мужчин и женщин в быту, на работе и в публичной сфере. Данный исследовательский ракурс приобретает сегодня большую актуальность. В условиях, когда происходит политизация гендерной проблематики, возникает вопрос об исчерпанности данного научного направления. Однако, как демонстрируют факты, приведённые в статье, гендерный баланс, являющийся одним их гарантов безопасности, достигнут не везде. Поэтому изучение процесса достижения гендерного равноправия продолжает оставаться важной научной задачей.

Ключевые слова: гендер, глобализация, гендерное неравенство, мировой гендерный порядок, равное представительство, политический процесс, политическое участие.

Svetlana Mikhailovna Vinogradova1 [1] [2],

Doctor of Political Science, Professor, St. Petersburg State University (7-9 Universitetskaya Embankment, St. Petersburg, Russia, 199034),

e-mail: vinogradovasm@inbox. ru

Konstantin Arsenievich Pantserev,

Doctor of Political Science, Associate Professor, St. Petersburg State University (7-9 Universitetskaya Embankment, St. Petersburg, Russia, 199034),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

World Gender Order: Problems and Prospects of the Foundation

The paper presents a scientific assessment of the major activities that have been organized over the last twenty years by the international community to achieve genuine equality between women and men. This refers to the Action Plan adopted by the Inter-Parliamentary Council in Paris (1994), as well as the Beijing Declaration and the Beijing Platform for Action (Beijing, 1995). However, many provisions of these documents have not been implemented yet, although certain positive shifts are already evident.

In a number of European, Asian and African states, women have become more involved in domestic and foreign policy of their respective countries. The authors of this paper focus on how the women’s participation in public life, particularly in the area of decision-making, is expanded and how the principle of equal division of powers and responsibilities between men and women is implemented in everyday life, at work and in the public realm.This research perspective has taken on greater urgency. In conditions, when there is the politicization of gender, the question about the exhaustion of this research area arises. However, as demonstrated by the facts presented in the article, gender balance, which is one of the guarantors of security, has not been achieved everywhere. Therefore, the study of the process of achieving gender equality remains an important scientific task.

Keywords: gender, globalization, gender inequality, world gender order, equal representation, political process, political participation.

Введение

Мировой гендерный порядок представляет собой иерархически организованную систему отношений между полами, охватывающую все стороны социальной жизни, как частной, так и публичной [3]. При этом указанная система не является статичной. Она подвержена глубоким качественным трансформациям и изменяется в той степени, в которой происходит смена менталитета всего общества.

Однако долгое время в обществе продолжало сохраняться так называемое половое разделение труда, которое «в простейшей форме означает распределение определённых видов работ среди конкретных категорий людей. Оно является социальной структурой в той мере, в какой это распределение служит ограничением дальнейшей практики. Это происходит несколькими взаимосвязанными способами. Во-первых, предыдущее разделение труда становится социальным правилом, при котором работа закрепляется за определёнными категориями людей. Работник, поступающий на работу в фирму, получает работу X, если это женщина, и работу У, если мужчина» [1].

Но начиная с середины XX в. женщины стали добиваться видных результатов в сферах деятельности, которые издавна считались прерогативой мужчин, в том числе и в политике. Тем не менее, несмотря на то, что за последнее столетие женщины доказали то, что они в состоянии трудиться наравне с мужчинами и выполнять мужскую работу, не уступают мужчинам в интеллектуальном и образовательном уровне, их нельзя упрекнуть в отсутствии мотивации и ненадлежащем исполнении своих служебных обязанностей, только незначительный процент женщин прорывается в высшие эшелоны власти и получает возможность влиять на ход мирового политического процесса [4].

Мужчины по-прежнему продолжают занимать ключевые посты в системе управления крупными корпорациями и органов государственной власти. Согласно статическим данным за 1996 г. мужчины занимают в общей сложности около 93% руководящих должностей в бизнесе и на государственной службе. Мужчины продолжают контролировать технологические и оборонные сектора экономики. За редким исключением именно мужчины возглавляют силовые ведомства своих стран, такие как армия, органы внутренних дел и юридическая система. Ключевые посты в международных агентствах и организациях так же в большинстве своём возглавляют мужчины. При этом до недавнего времени подобная ситуация считалась «естественной», равно как предписанной свыше или биологическим следствием [5].

Последнее обстоятельство вынуждает международные феминистские организации и все заинтересованные стороны инициировать международный переговорный процесс, направленный на расширение представительства женщин в политических системах своих стран. В результате, подъём женского движения, направленного на предоставление женщинам равных с мужчинами прав во всех секторах общественной жизни, привёл к существенному изменению веками устоявшегося гендерного порядка, основанного на доминировании мужчин, и вынес гендерный вопрос на повестку дня в качестве одного из наиболее серьёзных вызовов, стоящих перед мировым сообществом.

Рассматривая современный этап борьбы за подлинное гендерное равноправие, нельзя обойти вниманием такие важные документы, как План Действий, принятый Межпарламентским советом в Париже (1994), который был направлен на ликвидацию существующего дисбаланса в участии мужчин и женщин в политической жизни своих стран, а также Пекинскую Платформу Действий. Её приняли на 4-й Всемирной Конференции женщин (Пекин, 1995) вместе с Пекинской Декларацией. Анализируя данные документы, мы не можем не задаться вопросом, насколько они были реализованы и насколько они были реализуемы в принципе.

Разумеется, конституции многих стран содержат принцип равенства всех проживающих на территории того или иного государства граждан, как женщин, так и мужчин. Права женщин Основной закон не выделяет в особую категорию, подразумевая, что любой человек, какого бы пола он ни был, должен обладать одним и тем же набором прав. В связи с этим нельзя сказать, что в мире наметились какие-то существенные изменения во взаимоотношениях между полами после принятия упомянутых выше документов.

Естественно, невозможно сиюминутно или в исторически короткий промежуток времени осуществить кардинальную трансформацию взаимоотношений между полами. Напротив, стало очевидным, что соблюдение прав женщин является той проблемой, которая должна не только обсуждаться, но и решаться на международном и национальном уровнях.

Примечательно, что существенных изменений в пропорциональной численности мужчин и женщин, занятых в политическом процессе своих стран, на Западе не произошло, несмотря на то, что именно в западных государствах был дан импульс дискуссиям относительно степени вовлечённости женщин в систему принятия решений в мировом политическом дискурсе. Однако суммарная доля женщин, занимающих высокие государственные должности на Западе, по-прежнему колеблется в пределах 20-25 %. На этом фоне особенно внушительно выглядит ситуация в странах того региона планеты, который ещё недавно называли «третьим миром». Поэтому обращение к гендерной политике ряда стран Азии, Африки, Центральной и Южной Америки способствует не только более глубокому пониманию различных путей достижения равенства полов, но и проясняет тенденции современного мирового развития.

Методология

Вопрос о методологии и методике гендерных исследований в области международных отношений представляет существенный интерес. Есть точка зрения, что представители феминистских или гендерных исследований равнодушны к вопросам методологии. Видимо, это мнение связано с тем, что, как и во многих социально-гуманитарных исследованиях, в гендерной теории используются методология и методики, присущие смежным областям знания. Тем не менее, в научной литературе выделяются подходы, которые характерны исключительно для женских и гендерных исследований. Это, например, эмпирический, нормативный и аналитический подходы. Первый расценивает феминизм как сугубо эмпирическое измерение международных отношений; второй включает феминистские исследования в повестку дня борьбы за социально-политические изменения в международной жизни; третий рассматривает гендер как научную категорию и использует её, чтобы выявить гендерный ракурс теории международных отношений и лучше понять все компоненты этих отношений [10, р. 214]. Именно этого, аналитического подхода придерживаются авторы данной статьи.

  • 1. От Плана Действий к Пекинской Платформе Действий
  • 26 марта 1994 г. в Париже Межпарламентский совет принял План Действий, направленный на ликвидацию существующего дисбаланса в участии мужчин и женщин в политической жизни своих стран.

Данный документ содержит набор рекомендаций государству, которым следует руководствоваться для того, чтобы расширить присутствие женщин в структурах государственной власти. При этом указанные рекомендации не сводятся исключительно к реформированию законодательной базы, они также подразумевают ещё и определённые реформы в системе образования и здравоохранения. По мнению авторов рассматриваемого Плана действий, именно качественное повышение уровня образования, особенно в слаборазвитых странах, способно упростить участие женщин в политической жизни. В этой связи государству рекомендуется способствовать равному доступу мальчиков и девочек к начальному образованию. Кроме того, в документе особенно подчёркивается, что в каждой стране должен быть установлен единый общий период обучения для мальчиков и девочек. Однако предоставление всеобщего доступа к начальному образованию не является единственной задачей в этой сфере. Помимо этого, необходимо разработать специализированные образовательные программы для взрослых с тем, чтобы повысить уровень грамотности населения в целом.

Что же касается необходимости реформирования системы здравоохранения, она связана, прежде всего, с тем, что женщины, преимущественно в развивающихся странах, нередко умирают от осложнений, связанных с беременностью, родами или неудачно проведёнными абортами. По мнению разработчиков данного Плана действий, эта проблема не только препятствует женщинам принимать участие в политической жизни, но также представляет собой главную преграду на пути их любого участия в жизни общества [8]. В этой связи национальным правительствам рекомендуется проводить такие реформы системы здравоохранения, с тем чтобы в конечном итоге свести к минимуму риск материнской и детской смертности, а матери могли бы сосредоточиться на более активном участии в общественной жизни.

Особое внимание, разумеется, авторы рассматриваемого документа придают необходимости реформирования национального законодательства таким образом, чтобы в ключевых нормативно-правовых актах страны изначально был заложен принцип равноправия полов во всех сферах общественной жизни. Таким образом, План Действий признаёт, что права женщин, которые следует рассматривать в качестве неотъемлемой составляющей прав человека, должны быть гарантированы Конституцией, на основе которой должны быть приняты специализированные законы, преследующие цель законодательного закрепления прав женщин. При этом органам государственной власти особенно рекомендуется при разработке указанных законопроектов работать в тесном контакте с женскими организациями и ассоциациями, равно как с другими заинтересованными сторонами с тем, чтобы в новых законах были максимально учтены интересы широких слоёв населения.

Как следует из анализа рассматриваемого документа, законодательство и система образования представляют собой тот необходимый базис, отсутствие которого делает практически невозможным равноправное участие женщин наравне с мужчинами в политическом процессе своих стран. Нормативно-правовые акты предоставляют женщинам гарантии избирать и быть избранными в представительные органы власти, а также занимать высокие государственные должности. Система образования помогает женщинам узнать их права и воспитывает в них гражданскую сознательность, т. е. те важные качества, которые должны стимулировать их активное участие в политической жизни как на национальном, так и международном уровне.

Однако и так очевидно, что любые принципы, гарантированные Конституцией и иными ключевыми нормативно-правовыми актами, должны быть подкреплены реальными гарантиями обеспечения указанных прав. В этой связи содействовать обеспечению прав женщин должны правительство (ключевой актор), национальный парламент, политические партии, торговые союзы, неправительственные организации и средства массовой информации, которым надлежит работать в тесном сотрудничестве друг с другом.

Одним из приоритетов правительства должно стать информирование широкой общественности относительно утверждения новых нормативно-правовых норм, которые устанавливают равноправие между женщинами и мужчинами, равно как осуществление контроля над их исполнением. При этом особенно подчёркивается, что политика правительства по вопросам предоставления женщинам равных с мужчинами прав принимать участие в жизни общества должна разрабатываться в тесном взаимодействии с политическими партиями, равно как с профессиональными и социальными организациями. Посредством СМИ правительство должно доводить до широкой общественности свои цели и реальные достижения на пути обеспечения равных прав женщин принимать участие в политической жизни своей страны.

Помимо перечисленных мероприятий правительство также должно обеспечить обучение женщин участию в общественной жизни. Кроме того, правительству следует предложить административному персоналу (мужчинам и женщинам) различные обучающие курсы с тем, чтобы способствовать позитивной смене своего имиджа, связанного с тем, что теперь на работу в органы государственной власти могут быть приняты на равноправной основе как мужчины, так и женщины.

Политические партии и неправительственные организации со своей стороны должны проводить публичные информационные компании, которые бы подчёркивали необходимость и важность участия женщин в политической жизни, делая акцент на том, что это является неотъемлемой частью процесса усиления демократии.

Существенной в обеспечении равных прав женщин в политической жизни является и роль средств массовой информации. Именно массмедиа должны способствовать полному устранению дискриминации и предрассудков в отношении женщин и поощрять их в улучшении своих профессиональных качеств и активного участия в управлении и системе принятия решений. В этой связи СМИ рекомендуется публиковать материалы, которые бы указывали на ту роль, которую женщины сыграли в развитии человеческой цивилизации и мирового исторического процесса.

В 1995 г. в Пекине (Китай) состоялась Четвёртая международная конференция по вопросам женщин, на которой страны-члены ООН подтвердили особое значение решения «женского вопроса». Участники встречи также подчеркнули своё желание «видеть женщин не в качестве жертв, но в качестве важных акторов перемен, продолжать изучение отношений между женщинами и мужчинами и произвести переоценку роли женщин в обществе» [6, р. 11].

По числу участников Пекинская конференция оказалась самой представительной конференцией данного профиля из когда-либо проведённых под эгидой ООН. В ней участвовало 17 тыс. человек, среди них около 5 тыс. официальных представителей 181 государства, около 450 представителей ООН, 26 межправительственных организаций и 4035 делегатов, аккредитованных от неправительственных женских организаций (НЖО).

Основная цель Конференции заключалась в том, чтобы проанализировать проделанную после 1985 г. работу по выполнению «Перспективных стратегий в области улучшения положения женщин на период до 2000 года», основного документа состоявшейся в Найроби (Кения) в 1985 г. Ill Всемирной конференции по правам женщин. По итогам Пекинской конференции была принята специальная Платформа Действий на период 1996-2001 гг., всеобъемлющая реализация основных положений которой должна была способствовать качественному повышению роли женщин в современном мире.

«Одновременно с Пекинской Конференцией (с 30 августа по 8 сентября 1995 г.) в Хуайроу проводился Форум неправительственных организаций, в работе которого принимало участие свыше 31 тыс. человек, в том числе 200 делегаток из России.<...> Цель Форума в Хуайроу состояла в том, чтобы обсудить свои поправки к проектам документов Пекинской конференции, которые оказались более радикальными, чем позиция официальных делегаций. Следует отметить, что самой многочисленной группой Пекинской конференции была группа из 132 развивающихся стран, но наиболее влиятельной была группа стран-членов Европейского Союза совместно с США, Канадой и Австралией. Восточноевропейские государства сформировали особую группу стран с переходной экономикой» [2].

Однако многие положения, принятые на конференции и зафиксированные в Пекинской платформе действий, остались в большинстве своём, к сожалению, только на бумаге. Общая доля женщин, оказывающих какое-либо влияние на развитие мирового политического процесса, в масштабе планеты, оказывается относительно невелико (20-25 %). Незначительна также и доля женщин, занимающих руководящие посты в крупных корпорациях (всего около 15 %, согласно данным за 2011 г) [7].

Тем не менее следует признать, что некоторые позитивные сдвиги в этом направлении за последнее два десятилетия все же прослеживаются.

2. Женщины в современной «большой политике»: проблемы и перспективы

В ряде европейских, азиатских и африканских государств женщины стали принимать определённое участие в политической жизни своих стран. В некоторых случаях женщины сумели добиться весьма заметных успехов. В качестве примера приведём Ангелу Меркель, которая стала первой женщиной, сумевшей занять пост канцлера Германии. Кстати, именно женщина в Германии возглавляет Министерство обороны (Урсулафондер

Ляйен). Примечательно, что США - страна, в которой наблюдается крайне высокий рост женской эмансипации - в общем рейтинге, измеряющем долю женщин в политическом процессе своих стран, по ситуации на 1 декабря 2014 г., занимают всего 75-е место с весьма скромными показателями. В конгрессе только 84 из 435 мест занимают женщины, что составляет всего 19,3 %. Несколько лучше, хотя и ненамного, выглядит ситуация в Сенате, в котором женщины занимают 20 из 100 возможных мандатов (20,0 %) [11].

При этом продолжает неуклонно расти доля женщин, занятых в политике, в странах Азии, Африки, а также Центральной и Южной Америки. Так президентом Аргентины сегодня является женщина (Кристйна Элйзабет Фернандес де Кйршнер).

Однако особого внимания в этой связи заслуживает Элен Джосон-Серлиф - президент Либерии, которая стала не только первой женщиной, сумевшей занять пост главы государства в Африке, но ещё и в 2011 г. стала лауреатом нобелевской премии мира. Во многих африканских странах женщины сегодня возглавляют отдельные министерства и ведомства. Например, в Гане женщины занимают пост министра туризма (Джулиана Джоселин Азумах-Менсах) и министра образования (Наана Джейн Опоку-Агуеман).

Достаточно широкое представительство имеют африканские женщины и в представительных органах своих стран. Помимо Руанды, занимающей по этому показателю первое место в мировом рейтинге, общая доля женщин в парламенте Сейшельских островов- 43,8 %, Сенегала - 43,3 %, ЮАР - 41,5 %, Анголы - 36,8 %, Танзании - 36,0 %, Уганды - 35,0 %, Алжира - 31,6 %, Зимбабве - 31,5 %, Туниса - 31,3 %, Камеруна - 31,1 % и Бурунди - 30,5 % [11].

Однако из всех упомянутых нами в настоящем исследовании стран наиболее любопытным и показательным является опыт Руанды - страны, которая, несмотря на весьма трагичные события начала 1990-х гг. (геноцид 1994 г.), сегодня прочно удерживает мировое лидерство по общей доле женщин, занятых в политике.

Как ни странно, именно трагические события 1994 г., в ходе которых по разным оценкам погибло около 1 млн мужчин, послужили причиной того, что женщины прочно утвердились в высших эшелонах власти этой страны. В результате геноцида мужское население Руанды резко сократилось и женщины просто вынуждены были заменить на многих ключевых должностях мужчин.

Тем не менее ещё в 2003 г. общая доля женщин в национальном парламенте не превышала и 15 %. Однако 30-31 июля 2003 г. в Руанде, в Кигали при поддержке Межпарламентского союза и Программы ООН по торговле и развитию совместно с Национальной Ассамблеей Руанды и Форумом руандийских женщин-парламентариев (Forum of Rwandan Women Parliamentarians) был организован семинар «Женщины Руанды и избирательный процесс». Этот семинар имел колоссальный успех, поскольку в нём приняли участие женщины из различных частей страны, представители разных профессий, имеющих одно желание- принимать более активное участие в политическом процессе в своей стране. Участники семинара обсуждали широкий спектр вопросов, включая конституционные гарантии прав женщин быть избранными, избирательное право, избирательный процесс в целом, финансирование избирательной кампании, рекламу в масс-медиа и то, насколько женщинам удаётся отвечать ожиданиям своих избирателей. Сам семинар состоялся накануне парламентских и президентских выборов, в которых женщины приняли самое активное участие [9, р. 5].

Таким образом, можно сказать, что одним из прямых следствий указанного семинара стал рост самосознания и гражданской активности женщин Руанды, который привёл к вполне закономерным результатам. Сегодня, согласно официальным данным, более половины депутатского корпуса Нижней палаты парламента Руанды - женщины (63,8 %). Женщины также широко представлены в Сенате (их доля составляет 38,5 %). 42 % корпуса местных органов власти также составляют женщины. Женщин в Руанде нередко можно встретить и в качестве полицейских (в Руанде 30 % полицейских - женщины). Но самое широкое представительство имеют женщины в некоммерческих организациях (НКО). В Руанде 90 % руководителей таких организаций - женщины. Принимая во внимание ту важную роль, которую играют НКО в развитии экономики страны и повышения уровня жизни, можно сделать вывод о том, что в руках женщин сосредоточена реальная власть в Руанде, несмотря на то, что президентом страны является мужчина1.

1 НКО, в частности, реализует важную для страны, пережившей геноцид, программу «Чистая вода», направленную на предоставление чистой обеззараженной воды населению. Также НКО способствует реализации программы всеобщего начального образования, в ходе реализации которой 97 % девочек и 95 % мальчиков имеют возможность посещать начальную школу. Для сравнения, в 2005 г. такую возможность имели 87 % девочек и 84 % мальчиков. Однако и здесь следует отметить, что

Также весьма показателен, с нашей точки зрения, пример другого развивающегося государства - Тринидад и Тобаго. В 2010 г. впервые в истории этой страны пост премьер-министра заняла женщина - Камла Пер- сад-Биссесар, которая провозгласила борьбу за гендерное равенство на национальном и международном уровне одним из основных приоритетов государства. Во многом именно в этих целях в стране было учреждено специальное Министерство гендерного, молодёжного и детского развития (Ministry of Gender, Youthand Child Development), которое занимается разработкой национальной повестки дня, направленной на преодоление гендерного неравенства, и охрану прав ребёнка. Кроме того, г-жа премьер-министр учредила новую государственную награду - Медаль за развитие женщин (Medalfor the Development of Women). Последней своей инициативой Персад-Биссесар дала понять, что решение проблемы гендерного неравенства она видит, прежде всего, через резкое повышение образовательного уровня среди женщин, который, по её мнению, всё ещё оставляет желать лучшего.

Опираясь на свой личный опыт, г-жа премьер-министр приводит такой пример. Когда ей было 16 лет, она очень хотела получить хорошее образование и уехать учиться в Лондон. Однако её дядя был категорически против. Объяснял он свою позицию тем, что Камла - девочка и ей прежде всего следует выйти замуж, родить и воспитывать детей [12, р. III].

К сожалению, подобный аргумент нередко звучит из уст руководителей многих органов государственной власти, которые во многом именно по этой причине не хотят видеть у себя в подчинении молодых женщин, даже если последние обладают целым набором конкурентных преимуществ по отношению к сотрудникам-мужчинам.

Но Камла Персад-Биссесар не послушалась своего родственника, уехала учиться в Лондон, получила хорошее образование и сумела занять высший пост в государстве. Теперь г-жа премьер-министр убеждена, что если женщина получит хорошее образование, перед ней неизбежно откроется множество возможностей.

Таким образом, премьер-министра Тринидад и Тобаго можно отнести к активным сторонникам идеи нового международного

общий образовательный уровень в Руанде у девочек несколько выше, чем у мальчиков (на 2-3 %), что может служить ещё одним объяснением, почему женщины в Руанде нередко делают более успешную политическую карьеру, чем мужчины.

гендерного порядка, который должен представлять собой ситуацию, когда женщины составляют половину законодательной ветви власти, половину штата государственных служащих, половину гражданских и общественных лидеров и половину тех, кто принимает решения во всех сферах общественной жизни.

Заключение

Несмотря на то, что реализация международных программ в области гендерной политики продолжает наталкиваться на серьёзные трудности, мы видим, что женщины всё активнее включаются в общественную жизнь. В 1990-е гг. по числу женщин в парламентах однозначно лидировали Швеция, Дания, Финляндия, Норвегия и Нидерланды. Но к этому времени уже заявил о себе феномен «третьего мира», который в определённой степени опровергает прогноз Ф.Фукуямы о том, что этот «маскулинный» регион будут возглавлять исключительно молодые энергичные мужчи-

Список литературы

  • 1. Коннел Р. У. Структура гендерных отношений [Электронный ресурс] // Неприкосновенный запас. 2012. № 83 (3). Режим доступа: http:// www.nlobooks.ru/node/2278 (дата обращения:
  • 16.03.2015) .
  • 2. Милованова Л. Международное и отечественное женское движение [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://a-z.ru/women/texts/ br11-e.htm (дата обращения: 16.03.2015).
  • 3. Тартаковская И. Становление современной российской гендерной системы [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://genderpage.ru/?p=744 (дата обращения: 14.03.2015).
  • 4. Barsh J., Cranston S., Craske R. A.Centered leadership: How talented women thrive [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.mckinsey. com/insights/leading_in_the_21st_century/centered_ leadership_how_talented_women_thrive (дата обращения: 17.03.2015).
  • 5. Connell R. W. Understanding Men: Gender

Sociology and the New International Research on Masculinities [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.europrofem.org/contri/2_04_en/

research-on-masculinities.pdf (дата обращения:

  • 17.03.2015) .
  • 6. Male roles, masculinities and violence: a culture of peace perspective / Ed. by I. Breines, R. Connel, I. Eide. Paris: UNESCO: Presses Universitaires de France, 2000. 269 p.
  • 7. O’Brien G. Women and Leadership: Roadmaps for the Journey [Электронный ресурс] //The Magazine of Corporate Responsibility.2011.May 2. Режим доступа: http://business-ethics.com/2011/05/02/6937- women-and-leadership-roadmaps-for-the-journey (дата обращения: 17.03.2015).

ны. Индия, Пакистан, Филиппины, Аргентина, Боливия, Гаити, Гайяна, Никарагуа, Панама, Эквадор уже в 1990-е гг. продемонстрировали ярчайшие примеры женского «вхождения во власть». В последние десятилетия этот перечень значительно расширился, в частности за счёт стран Африки. Следует отметить, что те успехи, которые удалось достичь женщинам Руанды и некоторых других развивающихся стран, оказываются недостижимыми для представителей западной цивилизации, несмотря на явную активизацию феминистских движений в странах Запада в последнее время.

Однако пока трудно сказать, насколько устойчивой является эта тенденция. В ближайшем будущем вряд ли следует ожидать существенных перемен в рассматриваемой сфере. По нашим оценкам, новый международный гендерный порядок является одной из форм социальной утопии, которая вряд ли реализуема в обозримой перспективе.

References

  • 1. Konnel R. U. Struktura gendernykh ot- noshenii [Elektronnyi resurs] // Neprikosnovennyi zapas. 2012. № 83 (3). Rezhim dostupa: http:// www.nlobooks.ru/node/2278 (data obrashcheniya:
  • 16.03.2015) .
  • 2. Milovanova L. Mezhdunarodnoe i otechest- vennoe zhenskoe dvizhenie [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://a-z.ru/women/texts/br11-e.htm (data obrashcheniya: 16.03.2015).
  • 3. Tartakovskaya I. Stanovlenie sovremennoi rossiiskoi gendernoi sistemy [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://genderpage.ru/?p=744 (data obrashcheniya: 14.03.2015).
  • 4. Barsh J., Cranston S., Craske R. A.Centered leadership: How talented women thrive [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.mckinsey.com/ insights/leading_in_the_21st_century/centered_lead- ership_how_talented_women_thrive (data obrashcheniya: 17.03.2015).
  • 5. Connell R. W. Understanding Men: Gender Sociology and the New International Research on Masculinities [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.europrofem.org/contri/2_04_en/

research-on-masculinities.pdf (data obrashcheniya:

  • 17.03.2015) .
  • 6. Male roles, masculinities and violence: a culture of peace perspective / Ed. by I. Breines, R. Connel, I. Eide. Paris: UNESCO: Presses Universitaires de France, 2000. 269 p.
  • 7. O’Brien G. Women and Leadership: Roadmaps

for the Journey [Elektronnyi resurs] // The Magazine of Cor-porate Responsibility.2011 .May 2. Rezhim dostupa: http://business-ethics.com/2011/05/02/6937-

women-and-leadership-roadmaps-for-the-journey (data obrashcheniya: 17.03.2015).

8. Plan of Action to Correct Present Imbalances

in the Participation of Men and Women in Political Life [электронный ресурс]. Paris, 1994. Режим доступа: http://www.ipu.org/wmn-e/planactn.htm

  • (дата обращения: 16.03.2015).
  • 9. Rwandan Women and the Electoral Campaign [Электронный ресурс]. Kigali, 2003.103 p. Режим доступа: http://www.ipu.org (дата обращения:
  • 18.03.2015).
  • 10. True J. Feminism//Theories of International Relations / Ed. by S. Burchill. N. Y.: PalgraveMacmil- lan, 2005. P.213-234.
  • 11. Women in National Parliaments: World Classification // International Parliamentary Union: [сайт]. Режим доступа: http://www.ipu.org/wmn-e/arc/clas- sif011214.htm (дата обращения: 15.03.2015).
  • 12. Women and Leadership in Open and Distance Learning and Development / Ed. by A. Kanwar,

F. Ferreira, C. Latchem. Vancouver: Commonwealth of Learning, 2013. xx p., 176 p.

  • 8. Plan of Action to Correct Present Imbalances in the Participation of Men and Women in Political Life [elektronnyi resurs]. Paris, 1994. Rezhim dostupa: http://www.ipu.org/wmn-e/planactn.htm (data obrash- cheniya: 16.03.2015).
  • 9. Rwandan Women and the Electoral Campaign [Elektronnyi resurs]. Kigali, 2003.103 p. Rezhim dostupa: http://www.ipu.org (data obrashcheniya: 18.03.2015).
  • 10. True J. Feminism//Theories of International Relations / Ed. by S. Burchill. N. Y.: PalgraveMacmil- lan, 2005. P. 213-234.
  • 11. Women in National Parliaments: World Classification // International Parliamentary Union: [sait]. Rezhim dostupa: http://www.ipu.org/wmn-e/arc/clas- sif011214.htm (data obrashcheniya: 15.03.2015).
  • 12. Women and Leadership in Open and Distance Learning and Development / Ed. by A. Kanwar, F. Ferreira, C. Latchem. Vancouver: Commonwealth of Learning, 2013. xx p., 176 p.

УДК 32.019.5 ББК 66.2

Сергей Николаевич Ильченко,

доктор филологических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет (199004, Россия, Санкт-Петербург, В. О., 1-я линия, 26),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

  • [1] С. М. Виноградова - основной автор, вклад заключается в формировании композиционной структуры статьи.
  • [2] S. М. Vinogradova is the main author;she has contributed to formation of the composite structure of the article.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >