Соматические метафоры луны в современных поэтических произведениях

Витальные, перцептивные и телесные метафоры образуют соматический код лингво- культуры. Признаки, положенные в основу создания таких метафор, объясняются с позиций мифологии и символизма. В качестве иллюстративного материала используются произведения современных авторов. Одним из источников языкового материала послужил Национальный корпус русского языка (www.ruscorpora.ru).

В качестве объекта исследования в статье выступает концепт луна. В современной научной литературе это явление небесной сферы относительно редко удостаивалось внимания лингвистов.

Современные поэты, создавая индивидуально-авторские метафоры, используют существующие ресурсы языка. Витальный код лингвокультуры позволяет поэтам представлять луну в качестве живого существа, у которой есть все признаки жизни: рождение, сон, разнообразные способы движения, питание, голос и его отсутствие, болезни и т. д.

Перцептивный код лингвокультуры даёт возможность авторам описывать луну через признаки разных способов восприятия: зрения, слуха, осязания. Перцептивные метафоры служат инструментом для выражения форм взаимодействия луны с земным миром.

Телесные метафоры образуются авторами поэтических произведений посредством признаков частей тела: лица, рук и ног, корпуса, спины. Все эти признаки позволяют воссоздать облик луны в современной русской языковой картине мира.

Ключевые слова: лингвокультура, метафора, концепт, символ, языковая картина мира.

Marina Vladimirovna Pimenova[1],

Doctor of Philology, Professor, Military Institute

(1 Suvorovskay St., Peterhof, St. Petersburg, Russia, 194508),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script Natalia Pavlovna Balashova[2],

Candidate of Philology, Kemerovo State University (12 Kutuzov St., Novokuznetsk, Russia, 654000), e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Somatic Metaphors of the Moon in Poetic Works of Modern Russian Authors

This article deals with the description of the vital, perceptual and bodily metaphors included into the somatic code of Russian linguistic culture. Signs underlying the creation of such metaphors are explained from the mythology and symbolism perspective. Modern poetic works are used as an illustrative material. One of the sources for language material is the Russian National Corpus (www.ruscorpora.ru).

The object of research is the concept of moon. This celestial phenomenon has been rarely analyzed in modern linguistic literature.

Modern poets creating individual metaphors use existing resources of the language. Vital code of linguoculture lets the poets represent the moon as a living being that has all signs of life: birth, sleep, various ways of movement, food, voice, illness, etc.

The authors describe the moon through the perceptive code of linguoculture based on features of different ways of perceiving: vision, hearing, touch. Perceptual metaphors serve as a tool for the expression of the interaction of the moon with the earthly world.

Bodily metaphors are formed by the poets by means of different body parts: a face, hands and feet, a back. All these features allow us to reconstruct the appearance of the moon in the modern Russian language picture of the world.

Keywords: linguistic culture, metaphor, concept, symbol, language picture of the world.

Современная когнитивная лингвистика обращается к изучению языка с позиций его соотнесённости с категориями этно- и лингво- культуры. Одним из основных направлений становится описание фрагментов языковой картины мира и культурных концептов, в число которых входят природные (в частности, небесные) концепты. Теоретические работы по лингвокультурологии и концептологии (О. А. Алимурадов, А. П. Бабушкин, С. Г. Вор- качев, В. В. Воробьёв, В. И. Карасик, В. В. Колесов, Н. И. Красавский, В. А. Маслова, М. В. Пименова, Г. Г. Слышкин, В. Н. Телия,

А. П. Чудинов и др.) показывают векторы основных интересов, которые распространяются на изучение языка как энциклопедии культуры и ментальности (духовности) того или иного языкового сообщества.

К описанию небесной сферы обращались немногие концептологи: существует относительно редкий, но постоянно пополняющийся ряд работ, посвящённых исследованию соответствующих концептов. Так, сферу «небо» изучали лингвисты под научным руководством проф. А. Т. Хроленко (Курск, 2003); Н. И. Пирманова рассматривала фразеологизмы с компонентами небо - свет - земля (2008); С. М. Подвижна (2007) - концепты небо и небесные тела. Концепты звезда и радуга анализировали М. В. Пименова (2006; 2007); А. А. Рольгайзер (2013-2015) и Е. М. Умнова (2011); концепты небо, Him- mel и heaven - Е. Е. Пименова (Демидова) (2005-2011). К концепту дождь обращалась М. В. Домбровская (2006); к концепту погода в русском и английском языках - Н. Ю. Перфильева (2008); к концепту свет - ряд исследователей (Григорьева, 2004; Гуревич, 2005; Садыкова, 2007); к концепту природа - Н. В. Богданова (2007); к концептам луна и moon - Н. П. Сидорова (2010); к космологическим концептам луна и солнце на материале произведений Ф. С. Фицджеральда - А. О. Шубина (2010); к концептам луна и Mond-J. В. Захарова (2015).

Цель статьи: описать метафоры луны сквозь призму соматического кода в русской лингвокультуре. В качестве материала анализа используются произведения современной русской поэзии второй половины XX - начала XXI века.

Соматический код - один из самых универсальных, который встречается в знаках языка. Метафоры, в основу которых положены соматические признаки, практически уже не осознаются таковыми и являются, по своей сути, стёртыми.

Символизм дневного и ночного небесных светил - луны и солнца - является чрезвычайно важным. Символика луны - одна из самых древних и богатых на ассоциации: с культом луны связана мифология и эмблематика. Самыми известными символами луны выступают полная (круглая) луна и полумесяц. Полумесяц был священным символом вавилонской и халдейской Астарты, египетской Исиды и греческой Дианы. В римской мифологии серп луны - орудие смерти Сатурна. В русской мифологии серп - орудие богини смерти, представлявшейся в виде жницы - женщины в возрасте (ср. стёртую метафору: старуха с косой).

В Азии широко известен знак под именем «турецкий полумесяц» (убывающая луна - рогами вправо). Он в сочетании со звездой ранее был знаком богини Иштар (в римской мифологии Венеры). Сейчас полумесяц с одной или несколькими звёздами есть на государственных флагах Ливии, Малайзии, Туниса и Турции. В Византии, задолго до ислама, ещё в 341 году до н. э. чеканили монеты с изображением полумесяца и звезды в честь богини ночи и Луны Гекаты. По легенде, Геката помогла Византии во время македонской осады: захватчики остановились, потому что в небе неожиданно показался полумесяц. Древнегреческая Геката Трёхликая (Трио- дитис) прямо связана с основными фазами Луны (молодой месяц, полная Луна, Новолуние) и тремя периодами жизни женщины (девушка, мать, старуха). Отсюда - поэтические метафоры возраста луны (Пробивая туман, молодая луна / В небо бросила серп золотой. Е. Г. Полонская. Карельский пейзаж); жизни и смерти (Ты взираешь / На дикий голубой костяк Тянь-Шаня, / На голубую мёртвую луну. В. А. Луговской. Город снов). К лунарным символам относится сдвоенный топор - топор с двумя лезвиями, изогнутыми в форме месяца и направленными в разные стороны. Это было оружие амазонок, как и серповидный лук. У славян луна иначе именуется серп, а серп - орудие богини смерти (смерть скосила).

В религиях мира луна не почиталась как могущественное божество и редко соотносилась с верховным богом. С позиций соматического кода во многих культурах Луна символизировала ночной глаз бога, солнце - дневной. Поэтому символика глаза частотна в описаниях луны: луна сравнивается с глазом или глаза сравниваются с луной (Жёлтый глаз, как маленькая луна. И. В. Чиннов. Ветер воспоминаний тревожит увядшие письма...; Синие глаза - луна, / Вальса белое молчанье, / Ежедневная стена / Неизбежного прощанья.

К. М. Симонов. Серые глаза - рассвет...).

Слова со значением «луна» в различных языках редко бывают мужского рода, как, например, в немецком языке (der Mond) и в русском языке (месяц). Народы с кочевым и охотничьим укладом жизни олицетворяли луну в виде бога-мужчины: это шумеро-семитский бог луны Син (он изображался в виде полумесяца с остриями, направленными вверх), он был повелителем календаря и человеческой судьбы; мужской облик у луны был в Японии, Океании, у некоторых африканских и североамериканских племён.

Обычно луна символизирует женское начало, что можно проследить по словам, актуализирующим это значение, имеющим грамматический показатель женского рода (лат. luna ж. р.; исп. luna ж. р.; португ. luna ж. р.; фр. lune ж. р.; греч. Селена, или Артемида, и т. д.). Женственность Луны проявляется в её мифологической символике. Луна предстаёт в облике наяды или просто женщины (Выплывает луна дебелой белой наядой. И. В. Чиннов. Голые ветки деревьев, как лёгочные...; Двести грамм забытья. /Хотите вина, мадам Луна? И. В. Чиннов. Ну и ну, ну и дела, как сажа бела, трала-лала...).

Чрезвычайно насыщенной выступает образная составляющая соматического кода в описаниях луны. В первую очередь образность связана с формой луны, напоминающей ноготь (Помню воздуха ласковый / Виноградный настой / И луны молодой / Ноготок золотой. С. И. Липкин. Вечер в Лых- нах); рога коровы и других животных луна-то криворога, /А лунатик- молод, пьян. И. В. Чиннов. А луна-то криворога...; Почему изогнут рог маралий / И рогата круглая луна? Л. Н. Мартынов. Турбулентность) и др.

Полумесяц напоминает два соединённых вместе рога-символ удвоения (рог-эмблема изобилия). В Древнем Египте использовался сложный знак: полумесяца и круга - это был символ божественного единства. Полумесяц концами вверх сочетает в себе символизм Луны и быка (или коровы), их считают знаками плодородия. Луна двурогая - обычный эпитет в русском языке (Как юности луна двурогая, / Как золотой закат Подстепья, / Мне Бунина сияет строгое / Словесное великолепье. С. И. Липкин. Заметки о прозе). Рог Луны символично связан с изобилием как в русской, так и в кавказской культуре (Вверху луна, / Как рог на свадьбе кахетинца. Д. Самойлов. Колыбельная вполголоса). Такой рог называется рогом изобилия (Луна и та согнулась в рог крутой, /Рог, что я поднял, в небе повторяя. К. М. Симонов. Семья справляет рождение сына).

В русской лингвокультуре встречается необычный символ Луны - лебедь. Лебедь - тотемное животное, точнее, тотемная птица. Луна, как птица, описывается метафорами полёта (И вдруг взлетает полная Луна: / В пустыне всё и холодно и ясно, / Передвиженье лунного луча послушно ритму, /Но своеобразно. Н. Н. Ушаков. Соло на бубне; А луна прилетела из Южной Мечтании / И стоит, как лунатик, на куполе здания, / Где живёт, где лежит полудева Феврония / (Не совсем-то живёт: во блаженном успении). И. В. Чиннов. Голубая Офелия, Дама-камелия...).

Луна олицетворяет женскую силу: Богиню Неба - Царицу Небесную. В поэтических произведениях этот символ преломляется своеобразно. Это не просто Богиня - это, прежде всего, мать, в одиночестве воспитывающая своего ребёнка (А на небе сыночка / В колыбели качает луна, / Словно мать- одиночка, / Ожиданья полна. С. И. Липкин. Рождество).

У Луны актуальны разные части тела: лицо, ноги, руки, голова, волосы, грудь, плечи, глаза (Меж тем луна, блеснув в болоте Арыки, переходит вброд / И запахом истлевшей плоти / Нас провожает до ворот. С. В. Шервинский. Дом молитвы; А луне холодок нипочём. / Так и прёт с оголённым плечом. И. В. Елагин. Занавеска над ванной, как парус...; Где-то кружат спутники, / И луна могуче / В рыцарском нагруднике /

Прошибает тучи. И. В. Елагин. Новогоднее; Моя перелётная птица, душа, / Распростившись со мной, / Ко мне не спешит воротиться / По скатерти, сшитой луной. В. И. Теркулов. Луна; Луна, которую можно гладить просто рукой, / Привинченные звёзды - они излучают покой. Б. А. Слуцкий. Как проехать к воздушному замку; Стала лысой луною седая моя голова. В. Блаженный. О, святыня-земля, позабудь обо мне, человеке...; А поезд снова просекой еловой / Погнался за луной большеголовой, / Где по бокам большие тени леса / Толкаются и под колёса лезут. И. В. Елагин. Встал у платформы дымный и шипящий...; Задумчивость клонит ли голову, / Луна ль загляделась в лицо? Вс. А. Рождественский. Тряхнула б ты, Память, кошёлкою...; Когда луна / Встаёт над морем, / Покачивая головой, / Вселенная, о чём мы спорим? Л. Н. Мартынов. Над философским словарем; За окнами коттеджей богов Эллады вылепит луна. С. Я. Кра- совицкий. Гобелен; Одну- Сжирающую солнце на закате, / Другую - хмуро взявшую в объятья / С востока выглянувшую луну. Л. Н. Мартынов. Две тучи).

Не только признаки внешности, но и признаки телесных проявлений востребованы для создания метафор Луны. Среди них признаки питания, голоса (Мяукает и лает телефон: / «Доклад хорька: луну кормить корицей», / «Все голоса курятника лисице», / «А носорог стал богом на лугу». И. Г. Оренбург. Зверинец; Весной вода беседует с луной и заливает губы человеку. А. С. Присма- нова. Вода) и др.

Движения этого небесного светила метафорически представляются движениями её тела (Луна сегодня нанята / Сопутствовать стиху. И. В. Елагин. Цирк; За солнцем и луна садится / В моих лесах, в моих горах, / И только Сатана гнездится / В своём аду, в иных мирах. Л. Н. Мартынов. Мне чудилось, Что все дороги...; И вышла луна - это значит, что ты не один. В. И. Теркулов. Блюз ночной машины; Встала луна над Парижем, осеребрив черепицы. Вс. А. Рождественский. Шопен; Ни звезды. / Зашла луна. От Ростова /До Любима - в небе / Свечечка одна. Н. Н. Ушаков. Старинная мелодия). Движения луны - разные: плавные, медлительные и стремительные луна мимо меня несётся / Попросту на уровне балкона. Б. А. Слуцкий. На двадцатом этаже живу...; Цветы шептали, как живые, /Луна скользила меж ветвей, /И вот в истории впервые/Не спел, а молвил соловей. М. А. Светлов. Цветы шептали, как живые...). Шаги, сопутствие, вставание и сидение - стёртые метафоры движения луны.

Не только движение, но и состояние покоя луны может передаваться соматическими метафорами (Она покоилась на трудовой ладони удобно, как покоится луна в космической и облачной ледыни. Б. А. Слуцкий. Заболоцкий спит в итальянской гостинице). Покоиться означает «лежать».

Морбиальные метафоры - это тоже проявление соматического кода лингвокуль- туры. Метафоры болезни луны описываются через признаки язвы (Что там было, в язвах Луны?/ Варианты чумы и проказы? И. В. Чиннов. Мёртвый пейзаж на Луне...). Вероятно, в основе создания таких метафор находятся видимые с земли пятна на Луне.

Соматический код включает в себя перцептивные метафоры. Луна описывается метафорами зрения (Особенно когда луна сквозь ветки / Гпядит во мраке. Д. Самойлов. В деревне), слуха, вкуса, обоняния, осязания (Встает луна, дрожа и тая /В струистой синеве костра, / Скользнула рыба, прорезая / Гладь омута концом пера. Вс. А. Рождественский. На берегу). Угар - удушливый газ; метафорой угара описываются облака, среди которых находится луна (Вы видите, луна красна, / Вся в облачном угаре, / Как будто бы всю жизнь она / Гу.ляпа на пожаре. И. В. Елагин. Я вывеску приколотил...).

Телесность луны прочитывается и в метафорах чувств, состояний, ощущений (Отходящие ко сну, /Любители томления, /Хотите, доведу луну / До белого каления? И. В. Елагин. Я вывеску приколотил...). Истома - это чувство приятной расслабленности (Даже не от рассвета / Под истомлённой луной, / А ожидаю ответа / Лишь от тебя от одной. Л. Н. Мартынов. Ответ).

Соматический код может подчёркивать антропоморфный облик Луны. На это указывают метафоры одежды (Шла луна в одной сорочке/Тонких, дымных облаков. И. В. Елагин. В голове крутились строчки...; Луна в туманном пеньюаре, / Гэтовясь отойти ко сну / В своём небесном будуаре, / Достала звёздочку одну / Из заколдованной шкатулки, / И уронила с вышины / Сокровище со звоном гулким / На чёрный бархат тишины. М. Быстрова-Докс. Луна в туманном пеньюаре...; Она такая милая, луна, / И лёгкая, вся в золотистом ситце / И туфельках из белого сиянья. В. А. Луговской. Юность).

В основе таких метафор находится текст Библии. В христианстве символ луны относится к символике Девы Марии. В мистике образ Девы Марии с серпом луны означает женский принцип, несущий свет во тьму ночи, а в иконографии она часто отождествляется с луной или изображается стоящей или восседающей на серпе Луны. Этот символ восходит к Апокалипсису Иоанна Богослова (12:1): «...жена, облечённая в солнце; под ногами её луна». В XX и XXI веках у общества иные ценности. Но символика, пришедшая из Библии, всё же сохраняется (Луна у неё под ногами / И дюжина звёзд под короной, / И на мотоцикле кругами / По правилам аттракциона. А. П. Межи- ров. Аттракцион).

Поэты нередко обращаются в своих произведениях к метафорам лика Луны (Тень гидроплана. / Огромное лицо луны. / Тревожный холодок дурмана / От губ твоих, / От крутизны. В. А. Луговской. Тебя давно уж нет на свете...; Чтоб луна мне казала гримасы (Занавеска звенит из пластмассы). И. В. Елагин. Занавеска над ванной, как парус...). Отражённый цвет Луны также попадает под образование метафор, описывающих её лицо (Неясный нимб... / Да нет - луна... / И не о чем, и незачем, простите... / «Луна - бледна». И. В. Чиннов. Живу, увы, в страдательном залоге...). На лице Луны выделяется рот (Жёлтый мед луна пила. Д. Самойлов. Ночная прогулка), щёки (Луна, коль ввысь она всплыла, / И та как будто бы краснеет / За чьи-то грустные дела. Л. Н. Мартынов. Давным-давно уж ясных дней нет...), губы (А над конем летит сорока, / Летит дорога под коня, /Хохочет солнце кособоко/ И улыбается луна. Д. Самойлов. Рисунок).

Продолжением соматического кода выступают символы, связывающие небесные светила родственными отношениями. У разных народов в мифологии используется мотив брачной пары солнца и луны. Нашим современникам истоки всех этих мифологических мотивов малоизвестны и малопонятны.

Однако в поэтических метафорах они широко распространены до сих пор (Женить луну на счетоводе, /Дракона гладить по спине, / Ловить и дядьку в огороде, / То в Киеве, то в бузине. И. В. Чиннов. Мне куролесится. С карниза...).

Ранее время измерялось фазами луны. Именно по луне определялось время жизни человека: мы до сих пор измеряем года месяцами, а учебный год делим на четверти (ср.: Ложатся тени на дорогу / Под первой четвертью луны. А. Е. Адалис. Всё ближе горы понемногу...). Лунный календарь иначе называют женским: женщины живут по лунному календарю.

Луна в поэтических авторских текстах - дочь Земли и Марса (Земля - Жена Марса, Луна - Их дочь. И. С. Холин. Земля...), принцесса - дочь правителя (Луна, как принцесса Ту-ран-дот, /А ночь - принцесса Врамбилла. И. В. Чиннов. Хрустальное сердце прозрачней, чем лёд...), сестра (Луна, далёкий друг, сестра моя луна... И. В. Одоевцева. Всё было, было, бы... Лото под лампой...).

Луна - один из наиболее важных небесных символов, соединивших в себе как положительные, так и негативные черты, проявляющихся в том, что это небесное тело одновременно связывается с жизнью и смертью. В культурах многих народов луна - символ красоты и совершенства (ср.: луноликая). Этот символ был привнесён в русскую культуру из восточных стран. Луна, чередуя фазы, умирает и воскресает. Луна до сих пор ассоциируется с циклическими процессами растительного мира, символизируя рождение (новолуние), зрелость (полнолуние), смерть (безлуние) и воскрешение (новый цикл).

Коды лингвокультуры - один из самых интересных аспектов изучения основ метафорического переноса. Меняются времена и ценности социума, а признаки, используемые в метафорах небесных объектов, сохраняются, переосмысляются, теряя на этом пути сопутствующие признаки ценности.

Список литературы

  • 1. Антология концептов: сб. науч. тр. / под ред. В. И. Карасика, И. А. Стернина. Волгоград: Парадигма, 2005. Т. 1.348 с.
  • 2. Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. Воронеж, 1996.104 с.
  • 3. Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка, их личностная и национальная специфика: автореф. дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.19. Воронеж, 1998. 41 с.
  • 4. Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт. Становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филологические науки. 2001. № 1. С. 64-72.
  • 5. Воробьёв В. В. Лингвокультурология (теория и методы). М.: РУДН, 1997. 331 с.
  • 6. Гуревич А. Г. Концепт света и тьмы в русской и английской языковых картинах мира: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.20. Махачкала, 2005. 168 с.
  • 7. Демидова Е. Е. Структуры и способы актуализации признаков концептов небо и heaven в русской и английской языковых картинах мира: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.19. Кемерово, 2011.229 с.
  • 8. Домбровская М. В. Концепт «дождь» как компонент национальной картины мира (на материале французского и русского языков): дис. ... канд. филол. наук: 10.02.19. Новосибирск, 2006. 307 с.
  • 9. Захарова Т. В. Сопоставительный анализ витальных признаков концептов луна и Mond // Новое в когнитивной лингвистике XXI века: сб. науч. ст. / отв. ред. М. В. Пименова. Бишкек; Волгоград; Екатеринбург; СПб., 2015. Вып. 21. С. 174-179.
  • 10. Карасик В. И. Языковые ключи. Волгоград: Парадигма, 2007. 520 с.
  • 11. Колесов В. В. Концепт культуры: образ-понятие-символ // Вести. С.-Петерб. ун-та. Сер.2. История, языкознание, литературоведение. 1992. Вып. 3. С. 30-40.
  • 12. Колесов В. В., Пименова М. В. Концептология: учеб, пособие. Кемерово: КемГУ, 2012. Вып. 16. 248 с.
  • 13. Концептосфера «небо»: опыт кластерного анализа / науч. ред. А. Т. Хроленко. Курск: КГУ, 2003. 74 с.
  • 14. Красавский Н. А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. М.: Гнозис, 2008. 376 с.
  • 15. Красавский Н. А. Цветовые эпитеты как изобразительно-выразительное средство экспликации эмоциональных концептов // Изменяющаяся Россия и славянский мир: новое в концептуальных исследованиях: сб. ст. / отв. ред. М. В. Пименова. Севастополь: Рибэст, 2009. Вып. 11. С. 30-37.
  • 16. Маслова В. А. Лингвокультурология: учеб, пособие для студ. вузов. М., 2001.
  • 17. Перфильева Н. Ю. Специфика вербализации концепта «погода» средствами русского и английского языков: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.19. М., 2008. 15 с.
  • 18. Пименова М. В. Образы и символы луны в произведениях А. С. Пушкина // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты: сб. ст. / отв. ред. Г. Д. Ахметова. Чита: ЗабГГПУ, 2007. С. 260-264.
  • 19. Пименова М. В. Образные и символические признаки луны в русской концептосфере // Концепт и культура. Кемерово: Кузбассвузиздат, 2008. С. 294-303.
  • 20. Пирманова Н. И. Культурные коннотации фразеологизмов с компонентами свет - небо - земля: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.01. Екатеринбург, 2008. 24 с.
  • 21. Подвигина С. М. Национальная специфика лексико-фразеологической вербализации концептов «небо» и небесные тела» (на материале русского и немецкого языков): автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.19. Воронеж, 2007. 21 с.
  • 22. Рольгайзер А. А. Соматические признаки концептов звезда и etoile // Новое в когнитивной лингвистике XXI века: сб. ст. / отв. ред. М. В. Пименова. Киев: Изд. дом Д. Бураго, 2013. С. 304-308.
  • 23. Рольгайзер А. А. Объективация архетипических ментальных образований в русском и французском языках (на примере слов «звезда» и «etoile»): автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.20. Волгоград, 2015. 20 с.
  • 24. Садыкова М. А. Лингвокультурный анализ мифологизированных концептов «свет/light» и «тьма/ darkness» в текстах священного писания: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.19. Ижевск, 2007. 159 с.
  • 25. Сидорова Н. П. Мифологический портрет луны в русской концептосфере // Вести. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 2. Языкознание. Волгоград, 2008. Вып. 2(8). С. 157-162.
  • 26. Сидорова Н. П. Сопоставительный анализ структур и способов актуализации русского и английского концептов луна и moon: дис. ... канд. филол. наук: 10.02.20. Кемерово, 2010. 231 с.
  • 27. Слышкин Г. Г. Лингвокультурные концепты и метаконцепты: дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.19. Волгоград, 2004. 322 с.
  • 28. Умнова Е. М. Образные артефактные признаки концептов радуга и rainbow (на материале классических и современных произведений русской и английской литературы конца XVIII—XXI вв.) // Когнитивная лингвистика: новые парадигмы и новые решения / отв. ред. М. В. Пименова. М.: ИЯ РАН, 2011. Вып. 15. С. 869-876.
  • 29. Чудинов А. П. Постулаты Уральской школы политической метафорологии // Урал, филол. вести. Сер. Язык. Система. Личность: лингвистика креатива. 2012. № 2. С. 85-93.
  • 30. Штайгер Э. А. К вопросу об мотивирующих признаках концептов солнце и sonne // Знак-сознани- е-знание: сб. ст. / отв. ред. В. И. Теркулов. Горловка: ГГПИИЯ, 2011. Вып. 1. С. 194-202.
  • 31. Шубина А. О. Космологические концепты художественной картины мира: на материале произведений Ф. С. Фицджеральда: автореф. дис. ... канд. филол. наук: 10.02.19. М., 2010. 16 с.

References

1. Antologiya kontseptov: sb. nauch. tr. / pod red. V. I. Karasika, I. A. Sternina. Volgograd: Paradigma, 2005.

T. 1. 348 s.

  • 2. Babushkin A. P. Tipy kontseptov v leksiko-frazeologicheskoi semantike yazyka. Voronezh, 1996. 104 s.
  • 3. Babushkin A. P. Tipy kontseptov v leksiko-frazeologicheskoi semantike yazyka, ikh lichnostnaya i natsional’naya spetsifika: avtoref. dis.... d-ra filol. nauk: 10.02.19. Voronezh, 1998. 41 s.
  • 4. Vorkachev S. G. Lingvokul’turologiya, yazykovaya lichnost’, kontsept. Stanovlenie antropotsentricheskoi paradigmy v yazykoznanii // Filologicheskie nauki. 2001. № 1. S. 64-72.
  • 5. Vorob’ev V. V. Lingvokul’turologiya (teoriya i metody). M.: RUDN, 1997. 331 s.
  • 6. Gurevich A. G. Kontsept sveta i t’my v russkoi i angliiskoi yazykovykh kartinakh mira: dis.... kand. filol. nauk: 10.02.20. Makhachkala, 2005.168 s.
  • 7. Demidova E. E. Struktury i sposoby aktualizatsii priznakov kontseptov nebo i heaven v russkoi i angliiskoi yazykovykh kartinakh mira: dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.19. Kemerovo, 2011.229 s.
  • 8. Dombrovskaya M. V. Kontsept «dozhd’» как komponent natsional’noi kartiny mira (na materiale frantsuzskogo i russkogo yazykov): dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.19. Novosibirsk, 2006. 307 s.
  • 9. Zakharova T. V. Sopostavitel’nyi analiz vital’nykh priznakov kontseptov luna i Mond // Novoe v kognitivnoi lingvistike XXI veka: sb. nauch. st. / otv. red. M. V. Pimenova. Bishkek; Volgograd; Ekaterinburg; SPb., 2015. Vyp. 21. S. 174-179.
  • 10. Karasik V. I. Yazykovye klyuchi. Volgograd: Paradigma, 2007. 520 s.
  • 11. Kolesov V. V. Kontsept kul’tury: obraz-ponyatie-simvol // Vestn. S.-Peterb. un-ta. Ser.2. Istoriya, yazykoznanie, literaturovedenie. 1992. Vyp. 3. S. 30-40.
  • 12. Kolesov V. V, Pimenova M. V. Kontseptologiya: ucheb. posobie. Kemerovo: KemGU, 2012. Vyp. 16. 248 s.
  • 13. Kontseptosfera «nebo»: opyt klasternogo analiza / nauch. red. A. T. Khrolenko. Kursk: KGU, 2003. 74 s.
  • 14. Krasavskii N. A. Emotsional’nye kontsepty v nemetskoi i russkoi lingvokul’turakh. M.: Gnozis, 2008. 376 s.
  • 15. Krasavskii N. A. Tsvetovye epitety как izobrazitel’no-vyrazitel’noe sredstvo eksplikatsii emotsional’nykh kontseptov // Izmenyayushchayasya Rossiya i slavyanskii mir: novoe v kontseptual’nykh issledovaniyakh: sb. st. / otv. red. M. V. Pimenova. Sevastopol’: Ribest, 2009. Vyp. 11. S. 30-37.
  • 16. Maslova V. A. Lingvokul’turologiya: ucheb. posobie dlya stud, vuzov. M., 2001.
  • 17. Perfil’eva N. Yu. Spetsifika verbalizatsii kontsepta «pogoda» sredstvami russkogo i angliiskogo yazykov: avtoref. dis.... kand. filol. nauk: 10.02.19. M., 2008. 15 s.
  • 18. Pimenova M. V. Obrazy i simvoly luny v proizvedeniyakh A. S. Pushkina // Interpretatsiya teksta: lingvisticheskii, literaturovedcheskii i metodicheskii aspekty: sb. st. / otv. red. G. D. Akhmetova. Chita: ZabGGPU, 2007. S. 260-264.
  • 19. Pimenova M. V. Obraznye i simvolicheskie priznaki luny v russkoi kontseptosfere // Kontsept i kul’tura. Kemerovo: Kuzbassvuzizdat, 2008. S. 294-303.
  • 20. Pirmanova N. I. Kul’turnye konnotatsii frazeologizmov s komponentami svet - nebo - zemlya: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.01. Ekaterinburg, 2008. 24 s.
  • 21. Podvigina S. M. Natsional’naya spetsifika leksiko-frazeologicheskoi verbalizatsii kontseptov «nebo» i nebesnye tela» (na materiale russkogo i nemetskogo yazykov): avtoref. dis.... kand. filol. nauk: 10.02.19. Voronezh, 2007. 21 s.
  • 22. Rol’gaizer A. A. Somaticheskie priznaki kontseptov zvezda i etoile // Novoe v kognitivnoi lingvistike XXI veka: sb. st. / otv. red. M. V. Pimenova. Kiev: Izd. dom D. Burago, 2013. S. 304-308.
  • 23. Rol’gaizer A. A. Ob»ektivatsiya arkhetipicheskikh mental’nykh obrazovanii v russkom i frantsuzskom yazykakh (na primere slov «zvezda» i «etoile»): avtoref. dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.20. Volgograd, 2015. 20 s.
  • 24. Sadykova M. A. Lingvokul’turnyi analiz mifologizirovannykh kontseptov «svet/light» i «t’ma/darkness» v tekstakh svyashchennogo pisaniya: dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.19. Izhevsk, 2007. 159 s.
  • 25. Sidorova N. P. Mifologicheskii portret luny v russkoi kontseptosfere // Vestn. Volgogr. gos. un-ta. Ser. 2. Yazykoznanie. Volgograd, 2008. Vyp. 2(8). S. 157-162.
  • 26. Sidorova N. P. Sopostavitel’nyi analiz struktur i sposobov aktualizatsii russkogo i angliiskogo kontseptov luna i moon: dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.20. Kemerovo, 2010. 231 s.
  • 27. Slyshkin G. G. Lingvokul’turnye kontsepty i metakontsepty: dis. ... d-ra filol. nauk: 10.02.19. Volgograd, 2004. 322 s.
  • 28. Umnova E. M. Obraznye artefaktnye priznaki kontseptov raduga i rainbow (na materiale klassicheskikh i sovremennykh proizvedenii russkoi i angliiskoi literatury kontsa XVIII—XXI vv.) // Kognitivnaya lingvistika: novye paradigmy i novye resheniya / otv. red. M. V. Pimenova. M.: lYa RAN, 2011. Vyp. 15. S. 869-876.
  • 29. Chudinov A. P. Postulaty Ural’skoi shkoly politicheskoi metaforologii // Ural, filol. vestn. Ser. Yazyk. Sistema. Lichnost’: lingvistika kreativa. 2012. № 2. S. 85-93.
  • 30. Shtaiger E. A. К voprosu ob motiviruyushchikh priznakakh kontseptov solntse i sonne // Znak-soznanie- znanie: sb. st. / otv. red. V. I. Terkulov. Gorlovka: GGPIIYa, 2011. Vyp. 1. S. 194-202.
  • 31. Shubina A. O. Kosmologicheskie kontsepty khudozhestvennoi kartiny mira: na materiale proizvedenii F. S. Fitsdzheral’da: avtoref. dis. ... kand. filol. nauk: 10.02.19. M., 2010. 16 s.

  • [1] М. V. Pimenova is the principal author, she has developed the main provisions of the study.
  • [2] N. P. Balashova has collected the factual materials and tested a version of the research activity which deals with the individualpoetic metaphors at Philology Faculty of Kemerovo State University, Novokuznetsk Branch.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >