Буддийская концепция Пути

В статье рассматривается место и значение в буддизме концепции Пути, под которым следует понимать процесс трансформации личности с помощью духовных практик с целью достижения Нирваны или Пробуждения. Значение, придаваемое буддистами концепции Пути, трудно переоценить, и объясняется это прагматической направленностью этой религии. Принимая во внимание великое множество и разнообразие школ и традиций, возникших на протяжении 2,5-тысячелетнего существования буддизма, очевидно, что единого мнения об идеальном пути не существует. В статье рассмотрены некоторые положения, вызывающие споры: роль так называемых «очистительных» практик, значение критического анализа, нацеленного на развитие мудрости; постепенный прогресс на пути духовного развития и мгновенное осознание истины; соотношение схоластики и веры, условного и безусловного. Показано, что несмотря на существующие разногласия, все школы признают необходимость и значимость сознательной трансформации поведения и мышления, и именно концепция Пути объединяет разнообразные элементы традиции в единое целое и позволяет рассматривать буддизм с холистической точки зрения.

Ключевые слова: путь, буддизм, буддийская практика, теория буддизма.

Darima Erdemovna Daribazaron,

Postgraduate Student, Buryat State University (24A Smolin St., Ulan-Ude, Russia, 670000), e-mail: darima. daribazaron@gmail. com

Buddhist Concept of the Path

The article discusses the concept of the Path in Buddhism. What we mean by ‘path’ is a theory according to which certain practices are capable of transforming a person and lead to achieve Nirvana or Enlightenment. The great emphasis Buddhism places on it is primarily explained by the pragmatism of this religion and its call for self-salvation. Considering the number and variety of schools and traditions within Buddhism, it is obvious that there are many disagreeing opinions on various aspects of the Path. Some matters of dispute discussed here include the role of purification practices and critical analysis to develop wisdom discerning the nature of reality; gradual progress on the path and instantaneous insight; scholasticism and faith, conditioning and deconditioning. We conclude by suggesting that despite various views and opinions all Buddhist schools recognize the critical importance of the path. It is the concept of the path that enables us to view and study Buddhism as a whole.

Keywords: path, Buddhism, Buddhist practice, Buddhist theory.

Основополагающим для буддийского учения является представление о том, что для достижения поставленных духовных целей - будь то Нирвана в традиции Хинаяны или Пробуждение Махаяны - необходимо преодолеть некий путь. Концепция Пути предполагает, что следование неким жизненным правилам и выполнение определённых практик способны преобразовать сознание человека и привести его к поставленной цели. В буддизме, как, пожалуй, ни в какой другой религии, эта концепция получила самое тщательное и исчерпывающее объяснение. Разумеется, трансформационная сила любой духовной практики, т. е. ееспособность менять характер, ценности, взгляды и убеждения человека, признаётся всеми религиями, однако именно в буддизме, на наш взгляд, ей придаётся решающее значение. На протяжении своего более чем 2,5-тысячелетнего существования буддизм зарекомендовал себя как путь к самостоятельному спасению, где религиозному адепту в соответствии с последним наставлением Будды - «... будьте светильниками сами для себя... стремитесь неустанно к своему освобождению» [2, с. 88] - рекомендуется полагаться в первую очередь на собственные силы.

Известная метафора, в которой Будда сравнивается с лекарем, учение Будды - с лекарством, а живые существа - с больными, подтверждает прагматическую направленность учения, стремление с его помощью решить насущные проблемы людей и дать ответы на волнующие их вопросы. Таким образом, мы говорим о превосходстве непосредственного опыта перед абстрактным теоретизированием. Религия, опираясь на некую систему ценностей, предлагает адепту определённые образцы поведения, образ жизни. Для большинства последователей абсолютные истины выражаются не в умозрительных доктринах, но в следовании определённым принципам в повседневной жизни, использованию их в качестве руководства к действию при принятии решений. К примеру, некоторые монахи или монахини могут не иметь ни малейшего представления о таких доктринах, как Двенадцать звеньев взаимозависимого происхождения, или Шуньята (теория пу- стотности), однако благодаря неукоснительному соблюдению монашеского устава они могут добиться гораздо больших успехов на пути духовного развития, чем теоретизирующие буддисты интеллектуального толка. В реализации «отсутствия я» и «собственной сущности» гораздо большим подспорьем могут оказаться соблюдение монашеской аскезы и зарабатывание на пропитание подаянием, нежели пылкие философские диспуты на эту тему. Не случайно практики, обуздавшие свой ум с помощью медитации, пользуются большим уважением, чем подкованные в вопросах доктрины интеллектуалы. Не следует также забывать о том, что способных держать обеты Виная больше, чем тех, кто способен овладеть всеми тонкостями отрицательной диалектики Нагарджуны.

Концепция Пути объединяет систему ценностей, различные буддийские практики и ритуалы, теоретические доктрины в единое целое, задаёт направленность движения.

Возьмём, к примеру, так называемые «три практики» (тиб. bslab bya gsum) - соблюдение морали (tshul khrim), безмятежность (zhi gnas), проникновение (lhag mthong). Придерживаясь норм морали, т. е. контролируя действия тела, речи и ума, человек не испытывает чувства вины, поскольку не совершает неблагих поступков, и меньше сомневается при выборе какого-либо действия.

Мораль служит фундаментом для развития безмятежности, которая в свою очередь необходима для проникновения в истинную природу реальности. Порождается мудрость (тиб. shes rab), с помощью которой человек осознаёт непостоянство явлений, отсутствие у них какой-либо истинной сущности. Благодаря этой реализации разрывается привязанность человека к миру страданий и достигается состояние нирваны. Три практики сводят учение Будды в единое целое - некий образец поведения, который может взять на вооружение религиозный адепт.

Таких примеров множество. Некоторые из них действительно могут быть использованы как руководство к действию, в то время как другие напоминают, скорее, мифические описания, имеющие мало что общего с реальностью. Последние, вероятно, призваны вдохновлять на вступление в путь, демонстрируя примеры мужественности и целеустремлённости искателей истины. Приведём здесь некоторые из них:

Восьмеричный благородный путь:

  • 1. Правильные воззрения.
  • 2. Правильное устремление.
  • 3. Правильная речь.
  • 4. Правильные действия.
  • 5. Правильные средства к жизни.
  • 6. Правильное усилие.
  • 7. Правильная осознанность.
  • 8. Правильное сосредоточение.

Четыре подхода (плода):

  • 1. Вступивший в поток (сротапанна).
  • 2. Единожды возвращающийся (сакрида- гамин).
  • 3. Более не возвращающийся (анагамин).
  • 4. Достигший освобождения (архат).

Тридцать семь факторов пробуждения:

1-4. Четыре вида внимательности (чатва-

ри смртьюпастханани).

  • 5-8. Четыре вида правильного усердия (чатвари самьякпраханани).
  • 9-12. Четыре основы или опоры успешной практики (чатвара дипадах).
  • 13-17. Пять способностей (панча ин- дрияни).
  • 18-22. Пять сил (панча балани).
  • 23-30. Семь звеньев просветления (сап- та бодхьянгани).
  • 31-37. Восьмеричный благородный путь (арья аштанга марга).

Пять путей:

  • 1. Путь накопления (самбхара марга).
  • 2. Путь освоения (прайога марга).
  • 3. Путь видения (даршана марга).
  • 4. Путь медитации (бхавана марга).

5. Путь «больше неучения» (ашаикша марга).

Шесть или десять этапов бодхисаттвы (в соответствии с Дасабхумика Сутрой; соответствуют десяти совершенствам, см. ниже):

  • 1. Ступень блаженства (прамудита).
  • 2. Ступень безупречной чистоты (вимала).
  • 3. Ступень светоносная (прабхакари).
  • 4. Ступень блистательная (арчишмати).
  • 5. Ступень труднодостижимая (судур- джая).
  • 6. Ступень обращения к ясности (абхи- мукхи).
  • 7. Ступень далековедущая (дурангама).
  • 8. Ступень непоколебимая (ачала).
  • 9. Ступень безупречная (садхумати).
  • 10. Ступень облако учения (дхармамегха).

Шесть или десять совершенств (пара-

мита):

  • 1. Даяние (дана парамита).
  • 2. Дисциплина (шила парамита).
  • 3. Терпение (кшанти парамита).
  • 4. (Радостное) усердие (вирья парамита).
  • 5. Медитативное сосредоточение (дхьяна парамита).
  • 6. Мудрость (праджня парамита).
  • 7. Искусные методы (упая парамита).
  • 8. Пожелания (пранидхана парамита).
  • 9. Сила (бала парамита).
  • 10. Изначальная мудрость (джняна парамита).

Путей к освобождению в буддизме великое множество, поскольку каждая из многочисленных буддийских традиций и школ предлагает свой вариант достижения поставленной цели. Далее нам хотелось бы обозначить основные спорные вопросы, связанные с концепцией буддийского Пути.

Идеальная личность в буддизме

Как мы уже говорили, концепция Пути в буддизме зиждется на представлении о том, что Будда и его последователи достигли Пробуждения благодаря собственным усилиям. Из обычных людей они превратились в неких идеальных личностей, качества которых самым тщательным образом анализируются в буддийской литературе. Описание пути - абстракция пережитого некогда индивидуального опыта, карта для вступающих на путь.

Буддийский путь двуедин: с одной стороны, необходимо избавиться от негативных факторов сознания или нежелательных состояний ума, с другой - культивировать положительные качества. Омрачения или негативные состояния ума, равно как и противоядия для каждого из них, самым подробным образом разобраны в буддийской литературе. Путь с этой точки зрения упрощается - целью его становится не некое трансцендентальное переживание, но совершенствование сознания.

Очищение сознания и развитие мудрости.

Постепенность пути и мгновенность результата

Ещё одним вопросом, который требуется рассмотреть при изучении буддийского пути, является соотношение знания, устраняющего непонимание истинной природы вещей (санс- кр. - даршана), и очищения с целью устранения загрязнения сознания Первый подход связан с культивацией мудрости, рассеивающей ложные представления и заблуждения, второй - с культивацией этических ценностей, уничтожающих омрачения более грубого толка (алчность, враждебность и т. п.).

В буддизме существуют школы, выдвигающие на первый план очистительные практики (Тхеравада и Вайбхашика - традиции Абхидхармы), а также школы, отдающие предпочтение анализу и разумному постижению истины. Чтобы понять разницу между ними, рассмотрим, каким образом относятся к благодетели даяния в традициях Чань и Тхеравада. Легендарным основоположником традиции Чань был Бодхидхарма, прославившийся резкой критикой конвенционального пиетета. Король By из династии Лианг, современник Бодхидхармы, прославился своей неслыханной щедростью и почитался всеми как благодетельный правитель. Бод- хидхармаже к всеобщему удивлению заявил, что отнюдь не считает его щедрость заслугой. В противоположность этой точке зрения сторонники традиции Абхидхарма считают, что даяние является основой пути, с оговоркой, однако, что значим не сам акт даяния, но «семена добродетели», зароненные в сознании.

Как бы то ни было, обе точки зрения опираются на известное изречение Будды - «Избегай любого зла / Твори добро / Очищай сознание / В этом учение Будды».

Ещё один вопрос, вызывающий разногла- сия:необходимо ли для постижения истины постепенно накапливать заслуги в течение длительного времени, либо истина открывается нам в мгновение ока. Насколько необходима и важна для этого последнего «момента истины» предварительная работа, постепенное культивирование мудрости или накопление положительной энергии. Классическим примером здесь является видимое противоречие между Ваджраяной в тибетском буддизме, согласно которой правильное выполнение тантрических практик может привести к достижению состояния Будды кратчайшие сроки, и Парамитаяной, требующей неустанной работы над собой в течение невероятно долгого времени, исчисляемого в зонах.

Схоластика и вера

Великое множество и разнообразие положительных качеств, которые следует культивировать, и негативных качеств, о которых следует избавиться, привели к тому, что буддийские экзегетики решили заняться их упорядочиванием и систематизацией. Так возникли знаменитые «Висуддхимагга» Буд- дагхоши и «Йогачарабхумишастра» Асанги. Буддисты взялись за эту задачу с методическим рвением; описания всё увеличивались в объёмах, этапы разбивались на подэтапы и т. д. Традиция ХуаЕн, возникшая в средневековом Китае, говорит о 52 или 53 ступенях пути бодхисаттвы, первые 50 из которых организованы в 5 групп по 10 ступеней. Конечно, духовная эволюция является предметом обсуждения в той же христианской традиции, однако в последней не говорится о том, что для единения с Богом необходимо пройти определённые этапы пути, скорее, Бог сам является тому, кто его ищет. Томизм, в частности, говорит о том, что если бы мы полагались только на себя, мы никогда бы не познали, что есть Бог; самое лучшее, на что мы можем надеяться, - это обнаружить, чем Бог не является [7, с. 53].

Однако и буддистов, и христиан интересовало, каким образом соотносятся на пути духовной эволюции интеллектуальное понимание и вера. В средневековой христианской теологии для выяснения места веры на духовном пути широко использовались логика и метафизика классической греческой философии. В буддизме же речь идёт о соотношении непосредственного медитативного опыта и логического анализа, используемого в индийской философской экзегетике. Буддийские схоластические традиции (индийская Вайб- хашика, тибетская Гелукпа, китайская ХуаЕн) в вопросах духовных реализаций придерживались жёстких стандартов интеллектуальной доказуемости, ранжируя различные виды духовного опыта.

Средневековая христианская схоластика никогда не осмеливалась утверждать, что человеческий разум способен познать всё. Христиане никогда не забывали о мистицизме веры или божественного откровения. Точно так же буддисты никогда не говорили о том, что составление карты пути и подробное описание его этапов само по себе способно привести к Пробуждению, только медитация и духовные переживания способны на это. Как бы не были идеально продуманы схемы и карты пути, допускалось, что они, возможно, имеют мало что общего с медитативными переживаниями в действительности.

Кроме того, не следует забывать о том, что буддийские трактаты по этапам пути зачастую использовались соперничающими школами для сведения счётов между собой. Как правило, первоначальные этапы пути обычно милостиво оставлялись конкурирующим традициям, однако для дальнейшего развития на пути необходимо было принять доктрину школы, представителями которой был написан тот или иной текст. Ярким примером тому является описание десяти этапов реализации Кукаи (774-835), основоположником секты Сингон в Японии. Согласно этому описанию в начале пути человек не придерживается никаких моральных принципов и ведом лишь низменными желаниями, постепенно задумываясь о природе существования, на четвёртом уровне он достигает уровня практика Хинаяны, осознавшего «отсутствие я». На шестом уровне Кукаи говорит о Йогачари- нах, породивших сострадание ко всем живым существам, на последующих уровнях речь идёт о последователях взглядов Мадхьями- ки, Тэндай и ХуаЕн. Высшего же этапа развития способен достичь только последователь эзотерической школы Сингон, основанной самим Кукаи. Таких примеров много. В тибетском буддизме очень популярна теория о трёх видах религиозных личностей, впервые эта классификация была привнесена в Тибет индийским учителем Атишей (982-1054) в его «Светоче на пути к Пробуждению». Несмотря на устремление всех буддистов избавить от страдания всех живых существ без исключения, последователям других религий в этой системе места не нашлось.

В некоторых буддийских традициях, в первую очередь Чань и Дзен, считается, что постижение истины отнюдь не является результатом какой-либо последовательной практики. Если нирвана, согласно общепринятой точке зрения, не подлежит никакому описанию и не подчинена никаким условиям, как можно её достичь с помощью условной практики? Может ли упорядоченный путь привести к мистическому переживанию, не подлежащему никакой структуризации? В школе гелукпа тибетского буддизма медитация, объединяющая шаматху (медитативное сосредоточение) и випашьяну (проникновение), призвана отбросить условное и обусловливаемое, чтобы напрямую постичь конечную истину. Традиции дзогчен и ньингма, опираясь на такие понятия, как татхагатагарбха (природа Будды), читта пракриты ваималья дхату (изначальная чистота ума), говорят о том, что концептуализация и интеллектуализация являются лишь препятствиями на пути постижения абсолюта.

Возможно, здесь нам стоит задуматься о том, что религиозная цель на самом деле является не результатом, но составной частью пути, они взаимно обусловливают друг друга - без пути нет цели, точно также как без цели нет пути. Согласно традиции Махаяны в нирване «не пребывают», нирвана - освобождение от заточения в плену своих омрачений, и процесс трансформации, вероятно, непрерывен. Возможно, именно это имел в виду Нагарджуна, заявив, что «предел нирваны - это предел сансары, между ними нет ни малейшей разницы» [6, с. 20, 25, 215].

Зачастую школы, отрицающие необходимость пути, противоречат сами себе, последовательно описывая душевные состояния, предшествующие кульминационному моменту. В буддизме Чистой Земли благодати Чистой Земли кореллируются с этапами традиционного пути. Сукхавативьюха-сутра (обет 34) говорит о том, что перерождение в Чистых Землях Амитабхи приравнивается к достижению бодхисаттвой совершенства «проявления терпения к невозникновению дхарм» (анутпаттикадхармакшанти) - термин, используемый в буддизме Махаяны для обозначения нирваны.

В основе любой религиозной традиции лежат некие парадоксы, не подлежащие рациональному разрешению, именно благодаря им и поддерживается жизнеспособность традиции, её непрерывное развитие. В буддизме таким фундаментальным противоречием является следующее: с одной стороны, буддизм утверждает, что в реальности вещи, явления и личности лишены сущности, пу- стотны; с другой - говорится о том, что для постижения этой истины необходимо придерживаться определённой дисциплины, неких образцов поведения, прикладывать усилия и выполнять конвенциональные практики, пустотные по своей сущности.

В буддийских текстах мы встретим упоминания о том, что результат практики одновременно является необходимой причиной её возникновения, практика и её цель практически неотделимы друг от друга, мгновенная реализация является плодом постепенной практики и наоборот [3, с. 279-320]; а также мнение о том, что горделивая уверенность в собственных силах, необходимая при выполнении «трудных» практик, должна смениться скромностью в «лёгких» практиках, признающих вмешательство трансцендентного.

Несмотря на спорные моменты, рассмотренные нами выше, буддисты сходятся на мнении о том, что признание пустотной природы вещей отнюдь не повод для отрицания сознательного буддийского пути, конвенциональные практики совершенно необходимы для прогресса на пути.

Неспособность увидеть буддизм в его целостности привела к тому, что представители других религий нередко обвиняли буддистов в нигилизме. Конфуцианцы, к примеру, считали учение Будды, говорящее об иллюзорности условной реальности, угрозой порядку и стабильности социальной и политической жизни.

Однако буддизм отнюдь не самоустраняется от повседневных человеческих проблем и забот, именно в предписаниях к пути, целью которого является положительное развитие личности, адресуются такие вопросы, как правила мирской и монашеской жизни, искусство и науки, ценности и нормы межличностных отношений, институты власти и т. д. Концепция Пути и концепция Шуньяты не опровергают, но взаимодополняют друг друга, подтверждением чему служат слова самого Нагарджуны: «Абсолютная истина познаётся только на основании условного учения» [6, с. 20, 24, 199].

Концепция Пути даёт нам возможность интерпретировать буддийское учение с холистической точки зрения: все элементы традиции становятся составными частями единого целого, практики - выражением как в явном, так и неявном виде доктрин и систем ценностей, простодушная вера в «благословение Будды» перестаёт противопоставляться интеллектуальным диспутам о тонкостях доктрины,

Подход, согласно которому ценность любой практики рассматривается с точки зрения её прагматического значения, объединяет буддистов различного толка в единую сангху (общину). Самые утончённые религиозные теории выражаются в терминах, релевантных в повседневной жизни, вдохновляя последователей вступить на путь духовного самосовершенствования.

Список литературы

  • 1. Андросов В. П. Индо-тибетский буддизм. М.: Ориенталия, 2011.448 с.
  • 2. Сидоров С. Буддизм: история, каноны, культура. М.: Дизайн. Информация. Картография: Астрель: ACT, 2005. 487 с.
  • 3. Gregory Peter N. Sudden Enlightenment Followed by Gradual Cultivation: Tsung-mi’s Analysis of Mind // Sudden and Gradual: Approaches to Enlightenment in Chinese Thought, Studies in East Asian Buddhism. Honolulu: University of Hawaii Press, 1987. 430 p.
  • 4. Hopkins Jeffrey. A Tibetan Perspective on the Nature of Spiritual Experience // Paths to Liberation: the Marga and its transformations in Buddhist thought, Studies in East Asian Buddhism. Honolulu: University of Hawaii Press, 1988. 525 p.
  • 5. Khenchen Konchog Gyaltshen. Complete Guide to the Buddhist Path. Snow Lion Publications, 2010.496 p.
  • 6. Mark Siderits, Shoryu Katsura. Nagarjuna’s Middle Way: the Mulamadhyamakakarika. Wisdom Publications, 2013. 305 p.
  • 7. Pieper Joseph. Scholasticism: Personalities & Problems of Medieval Philosophy. St. Augustine’s Press,
  • 2001. 192 p.

References

  • 1. Androsov V. P. Indo-tibetskii buddizm. M.: Orientaliya, 2011.448 s.
  • 2. Sidorov S. Buddizm: istoriya, kanony, kul’tura. M.: Dizain. Informatsiya. Kartografiya: AstreP: AST, 2005. 487 s.
  • 3. Gregory Peter N. Sudden Enlightenment Followed by Gradual Cultivation: Tsung-mi’s Analysis of Mind // Sudden and Gradual: Approaches to Enlightenment in Chinese Thought, Studies in East Asian Buddhism. Honolulu: University of Hawaii Press, 1987. 430 p.
  • 4. Hopkins Jeffrey. A Tibetan Perspective on the Nature of Spiritual Experience // Paths to Liberation: the Marga and its transformations in Buddhist thought, Studies in East Asian Buddhism. Honolulu: University of Hawaii Press, 1988. 525 p.
  • 5. Khenchen Konchog Gyaltshen. Complete Guide to the Buddhist Path. Snow Lion Publications, 2010. 496 p.
  • 6. Mark Siderits, Shoryu Katsura. Nagarjuna’s Middle Way: the Mulamadhyamakakarika. Wisdom Publications, 2013. 305 p.
  • 7. Pieper Joseph. Scholasticism: Personalities & Problems of Medieval Philosophy. St. Augustine’s Press, 2001. 192 p.

УДК 811.51.512.3 ББК(Ш) 81

Ирина Александровна Ламожапова,

кандидат филологических наук, доцент, Забайкальский государственный университет (672039, Россия, г. Чита, ул. Александро-Заводская, 30),

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >