Правовые основы государственного экологического развития

УДК 349.6

Хлуденева Наталья Игоревна

канд. юрид. наук, ведущий научный сотрудник отдела аграрного, экологического и природоресурсного законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (Москва); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Статья получена: 08.09.2014. Рассмотрена: 11.09.2014. Одобрена: 12.09.2014. Опубликована онлайн: 01.11.2014. © РИОР

Аннотация. Важная роль в создании оптимальной модели правового регулирования охраны окружающей среды отводится на современном этапе экологическому праву, которое должно встать на защиту экологических интересов общества путем закрепления правовых ограничений и запретов в отношении чрезмерного использования природных ресурсов, зачастую необдуманного и нерационального, а также установления эффективных мер правовой охраны.

В работе исследуются документы стратегического планирования в области охраны окружающей среды, дается оценка эффективности их реализации. Формулируются предложения по совершенствованию правового регулирования охраны окружающей среды в России. Ключевые слова: экологическое развитие, документы стратегического планирования, правовое регулирование охраны окружающей среды, эффективность экологического права.

Накопленный человечеством опыт социального взаимодействия по поводу охраны и использования природной среды показывает ее ограниченный потенциал в восполнении потерь, понесенных вследствие нерационального использования природных ресурсов. Стабильно деградирующее состояние, в котором пребывает окружающая среда, обусловлено как естественным истощением запасов природы, так и постоянным целенаправленным воздействием антропогенного фактора. В этой связи на современном этапе общественного развитиягосударство, опираясь, в том числе, и на регулятивный потенциал права, должноснизить асимметрию законов природы и потребительских интересов человека. Представляется, что именно право периода глобального экологического кризиса должно служить мерилом безопасности и гармоничности отношений в сфере «общество — природа», а обеспечение экологических интересов личности и общества должно рассматриваться как важнейший показатель справедливости и нравственности закона — что было бы соразмерным ответом права на вызов экологического императива [1].

Весомая роль в создании оптимальной модели правового регулирования экологических отношений отводится на современном этапе

LEGAL BASES OF THE STATE ECOLOGICAL DEVELOPMENT Natalia Khludeneva

Ph.D. in Law, Leading Researcher of Environmental and Natural Conservation Legislation Department, Institute of Legislation and Comparative Law under the Government of the Russian Federation (Moscow); e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script Manuscript received: 08.09.2014. Revised: 11.09.2014. Accepted: 12.09.2014. Published online: 01.11.2014. © RIOR Abstract. The ecological right is an important component of creation of optimum model of legal regulation of environmental protection at the present stage. Its aim is to protect the environmental

interests of society by securing legal restrictions and prohibitions against excessive use of natural resources, often rash and irrational, and also to establish the effective measures of legal protection.

The author investiges the strategic planning documents in the field of environmental protection, evaluates the effectiveness of their implementation, and suggests the improvements of legal regulation of environmental protection in Russia.

Keywords: ecological development, documents of strategic planning, legal regulation of environmental protection, efficiency of the ecological right.

экологическому праву, которое должно встать на защиту экологических интересов общества путем закрепления правовых ограничений и запретов в отношении чрезмерного использования природных ресурсов, зачастую необдуманного и нерационального, а также установления эффективных мер эколого-правовой охраны. Выступая регулятором общественных отношений, складывающихся по поводу охраны окружающей среды, экологическое право призвано обеспечить в конечном итоге реализацию права каждого на благоприятную окружающую среду.

Правовое регулирование общественных отношений, складывающихся по поводу охраны окружающей среды, осуществляется на основе целого ряда законодательных и иных нормативных правовых актов, входящих в систему экологического (природоохранного) законодательства России. Речь в данном случае идет как о нормативных правовых актах, принятых на федеральном уровне [2—7], так и нормативных правовых актах субъектов РФ [см., напр., 8—10], поскольку вопросы охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности отнесены к предметам совместного ведения РФ и ее субъектов.

Являясь комплексной отраслью, экологическое законодательство России обширно как по предмету регулирования, так и по своей структуре. В частности, современное экологическое законодательство образуют сотни законодательных нормативных правовых актов и тысячи актов подзаконного нормативного правового регулирования. Нормативные правовые акты, образующие данную законодательную отрасль, устанавливают общие и специальные требованияв области охраны окружающей среды и обеспечения рационального природопользования, правовые основы управления в области охраны окружающей среды (отдельных компонентов природной среды и экологических систем), а также меры государственного регулирования воздействия различных видов хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду(природоохранное нормирование, экологическая экспертиза, оценка воздействия на окружающую среду, плата за негативное воздействие на окружающую среду, экологическое страхование, государственный экологический мониторинг, государственный экологический надзор, производственный и общественный контроль в области охраны окружающей среды и др.).

Ядром всей системы экологического законодательства является Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды», который является актом кодификационного типа, сгруппировавшим все природоохранные законы в единую отрасль законодательства, направленную на создание правовых условий охраны окружающей среды в России. Указанный Федеральный закон играет ключевую роль и в определении основных направлений развития эколого-правового регулирования, закрепляя национальные приоритеты в области природоохранной деятельности — основные принципы охраны окружающей среды (соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду, обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека, научно обоснованное сочетание экологических, экономических и социальных интересов человека, общества и государства в целях обеспечения устойчивого развития и благоприятной окружающей среды и др. [11]).

Особое значение всистеме экологического законодательства имеют нормативные правовые акты стратегического характера, в которых устанавливаются цели, задачи и направления экологического развития нашей страны. В настоящее время именно эти документы задают правовые ориентиры для развития системы экологического законодательства.

За последние двадцать лет в целях формирования правового фундамента организации оптимального взаимодействия общества с окружающей его средой создано не мало стратегий, доктрин, концепций и основ [12—19]. С одной стороны, увеличение количества документов стратегического характера в системе экологического законодательства России обусловлено стремительным ухудшением качества окружающей среды, а с другой — осознанием того, что требует усиления роль государства и права в установлении и развитии национальных природоохранных требований. Также нельзя не отметить, что проблемы совершенствования правового регулирования охраны окружающей среды в России актуализируются в связи с особой значимостью экологической составляющей в решении многих национальных задачсоциально-экономического развития (снижение темпов естественной убыли населения, стабилизация численности населения и создание условий для ее роста, повышение качества жизни и увеличение ожидаемой продолжительности жизни, формирование сбалансированной экологически ориентированной модели развития экономики и экологически конкурентоспособных производств и др.).

В документах институционального государственного планирования закрепляются как стратегические природоохранные национальные установки и их взаимосвязь с общими приоритетами развития нашего государства, так и определяются инструменты государственной экологической политики (способы, средства, механизмы), направленные на реализацию экологических и тесно связанных с ними внутригосударственных задач. Кроме того, особенностью принимаемых в последние годы документов стратегического характера является присутствие во многих из них целевых показателей эффективности, необходимых для оценки результативности мероприятий по охране окружающей среды, предлагаемых в таких документах .

* Например, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. для оценки результативности предлагаемых в Концепции мероприятий по охране окружающей среды устанавливаются целевые показатели прогресса (целевые показатели эффективности реализации) для каждого из направлений обеспечения экологической безопасности экономического развития и улучшения экологической среды жизни человека. В частности, для оценки эффективности реализации мер по сокращению воздействия на окружающую среду всех антропогенных источников в Концепции предлагается такой целевой ориентир, как снижение удельных уровней воздействия на окружающую среду к 2020 г. в 3—7 раз в зависимости от отрасли. В свою очередь, для оценки эффективности реализации мер по созданию экологически безопасной и комфортной обстановки в местах проживания населения, его работы и отдыха предусматривается использование следующих целевых показателей: сокращение числа городов с высоким и очень высоким уровнем загрязнения не менее чем в пять раз и

Важно также подчеркнуть, что во всех документах стратегического планирования в области охраны окружающей среды с завидным постоянством декларируется приверженность России идеям устойчивого развития, базирующимся на принципах, разработанных на Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 г.

В числе ключевых программных документов, нацеленных на совершенствование природоохранной деятельности нашего государства и ее правового обеспечения, следует обозначить Основы государственной политики в области экологического развития РФ на период до 2030 г., утвержденные Президентом РФ 30 апреля 2012 г. (далее — Основы государственной экологической политики). Разработка этих Основ была обусловлена необходимостью обеспечения экологической безопасности при модернизации экономики и в процессе инновационного развития, в связи с чемстратегиче- ская цель государственной политики в области экологического развития обозначена в этом документе как решение социально-экономических задач, обеспечивающих экологически ориентированный рост экономики, сохранение благоприятной окружающей среды, биологического разнообразия и природных ресурсов для удовлетворения потребностей нынеш-

числа жителей, проживающих в неблагоприятных экологических условиях, не менее чем в четыре раза к 2020 г. В качестве целевых показателей реализации мероприятий по созданию эффективного экологического сектора экономики обозначены рост рынка экологического девелопмента, товаров и услуг в пять раз и увеличение числа рабочих мест с 30 гыс. до 300 тыс. Эффективность осуществления мероприятий по сохранению и защите природной среды предлагается оценивать с помощью таких целевых показателей прогресса, как сокращение региональных различий в сети особо охраняемых природных территорий, повышение биопродуктивности природных систем до безопасных уровней и восстановление видового разнообразия.

** Принцип 1: «Забота о людях занимает центральное место в усилиях по обеспечению устойчивого развития. Они имеют право на здоровую и плодотворную жизнь в гармонии с природой»; принцип 2: «В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принципами международного права государства имеют суверенное право разрабатывать свои собственные ресурсы согласно своей политике в области окружающей среды и развития и несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или контроля не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции»; принцип 3: «Право на развитие должно быть реализовано, чтобы обеспечить справедливое удовлетворение потребностей нынешнего и будущих поколений в областях развития и окружающей среды»; принцип 4: «Для достижения устойчивого развития защита окружающей среды должна составлять неотъемлемую часть процесса развития и не может рассматриваться в отрыве от него» и др. (см. подробнее: http://www. un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/riodecl.shtml).

него и будущих поколений, реализации права каждого человека на благоприятную окружающую среду, укрепления правопорядка в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности.

Достижение поставленной в Основах государственной экологической политикистрате- гической цели государственной политики в области экологического развития планируется обеспечивать последовательным решением комплекса основных задач, в числе которых формирование эффективной системы государственного экологического управления, совершенствование экологического законодательства, развитие экономического регулирования охраны окружающей среды, обеспечение эффективного участия гражданского общества в решении экологически значимых вопросов.

Следует отметить, что стратегические экологические приоритеты,провозглашенные в Основах государственной экологической политики в виде цели и задач государственной политики в области экологического развития, не являются новыми для национальной правовой системы. Многие из них уже закреплены в экологическом законодательстве РФ и с разной степенью результативности реализуются в текущей практике государственного регулирования охраны окружающей среды [см., напр., 20; 21].

Контент-анализ Основ государственной экологической политики показывает, что принятый программный документ,модернизируя в определенной мере цель и задачи государственной политики в области экологии, провозглашенные ранее в Экологической доктрине РФ 2002 г.,сохраняет их общую концептуальную направленность без изменения. Напомним, что стратегическая цель государственной политики в области экологии в Экологической доктрине РФ 2002 г. представлена как сохранение природных систем, поддержание их целостности и жизнеобеспечивающих функций для устойчивого развития общества, повышения качества жизни, улучшения здоровья населения и демографической ситуации, обеспечения экологической безопасности страны.

Аналогична корреляция содержания задач государственной политики в области экологического развития, определенных в Основах государственной экологической политики, и задач государственной политики в области экологии, обозначенных в Экологической доктрине РФ 2002 г.

Принципы государственной политики в области экологического развития, закрепленные в Основах государственной экологической политики, также не оригинальны. По своему смысловому наполнению они практически полностью совпадают с принципами охраны окружающей среды, установленными в Федеральном законе «Об охране окружающей среды».

Сохранение прежних стратегических ориентиров государственной экологической политики, с одной стороны, свидетельствует о том, что за прошедший с момента одобрения Экологической доктрины РФ 2002 г. и принятия базового в сфере охраны окружающей среды Федерального закона десятилетний период не так много удалось решить сформулированных в них государственных задач в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности, а с другой стороны, показывает насколько долгосрочны заявленные в обозначенных доктрине и Федеральном законе цель и задачи государственной политики в области экологии, и пока не совершенны имеющиеся в арсенале органов государственной власти механизмы (в том числе правовые) их реализации.

Для достижения цели и решения задачгосу- дарственной политики в области экологического развития Основы государственной экологической политики устанавливают механизмы реализации стратегических природоохранных приоритетов нашего государства,которые при грамотномвнедрении должны позволить нашей стране повысить эффективность национальной природоохранной деятельности.

В числе таких потенциально эффективных природоохранных мер государственного регулирования можно обозначить: внедрение в систему управления качеством окружающей ереды методологии определения и оценки экологических рисков с целью повышения обоснованности принятия управленческих решений; установление такого критерия оценки эффективности деятельности органов государственной власти, как состояние окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях, определяемое на основе системы объективных показателей и индикаторов; внедрение инновационных ресурсосберегающих, экологически безопасных и эффективных технологий на базе единой технологической платформы с активным участием государства, бизнес-сообщества, организаций науки и образования, общественных объединений и некоммерческих организаций;учет абсолютных и удельных показателей эффективности использования природных ресурсов и энергии, негативного воздействия на окружающую среду при государственном регулировании природоохранной деятельности и планировании мероприятий по охране окружающей среды, а также при оценке эффективности экономики в целом и по отраслям; экологическое нормирование на основе технологических нормативов при условии обеспечения приемлемого риска для окружающей среды и здоровья населения; поэтапное введение запрета на захоронение отходов, не прошедших сортировку, механическую и химическую обработку, а также отходов, которые могут быть использованы в качестве вторичного сырья; государственная поддержка распространения через средства массовой информации сведений экологической и ресурсосберегающей направленности, а также проведения тематических мероприятий.

Текущая природоохранная практика показывает, что некоторые из обозначенных в Основах государственной экологической политики мер государственного регулирования воздействия на окружающую среду постепенно воплощаются в требованиях экологического законодательства России. Так, заявленный в рассматриваемом программном документе переход на экологическое нормирование на основе технологических нормативов, длительное время обсуждаемый в научных, общественно- политических и предпринимательских кругах, нашел свое формально-юридическое закрепление в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» .

Не умоляя в целом значения Основ государственной экологической политики как документа, закрепляющего концептуальные направления государственного экологического развития, нельзя не отметить, что практика реализации принимаемых в Российской Федерации программных документов в области охраны окружающей среды показывает, что многие из заявленных в них путей, средств, механиз- мовдостижения целей и задач государственной экологической политики нередко лишь провозглашаются в качестве таковых. В текущей практике природоохранного регулирования они длительное время могут оставаться необеспеченными действенными правовыми нормами, что, безусловно, нивелирует их природоохранный потенциал.

Таковы, в частности, некоторые средства реализации государственной политики в области экологии, закрепленные в Экологической доктрине РФ 2002 г. Речь в данном случае идет озаявленной в указанной доктрине необходимости обеспечениямуниципального и общественного экологического контроля, совершенствования механизма и усиления роли государственной и общественной экологической экспертизы, включая экспертизу проектов, технологий и государственных программ, а также внедрения стратегической оценки воздействия на окружающую среду и анализа ее состояния в масштабах страны и регионов.

* Совсем недавно в системе экологического законодательства России произошли серьезные изменения, обусловленные принятием Федерального закона от 21 июля 2014 г. № 219-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты РФ». Положениями указанного Федерального законазакрепляются новые требования к нормированию негативного воздействия на окружающую среду на основе технологических показателей, не превышающих технологические показатели наилучших доступных технологий, определяются направления и формы государственной поддержки хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой в целях охраны окружающей среды, модернизируется институт платы за негативное воздействие на окружающую среду. Перечисленные и иные новые меры государственного регулирования охраны окружающей среды призваны повысить в ближайшем будущем эффективность охраны окружающей среды в России.

За десятилетний период реализацииЭколо- гической доктрины РФ 2002 г. правовые предписания, направленные на повышение эффективности внедрения указанных инструментов, так и не появились в российском экологическом законодательстве. В частности, положения о возможности осуществления в Российской Федерации муниципального экологического контроля не только не получили дальнейшего развития, но и были вообще исключены из п. 2 ст. 64 Федерального закона «Об охране окружающей среды» [22]; перечень объектов государственной (а значит, и общественной) экологической экспертизы, установленный Федеральным законом от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе», существенно сократился [231, что привело к снижению роли экологической экспертизы в решении природоохранных задач; институт стратегической экологической оценки так и остался без должного правового закрепления в отраслевом законодательстве, в связи с чем вообще не был внедрен в национальную природоохранную практику.

В Основах государственной экологической политики также закреплены отдельные механизмы реализации государственной природоохранной деятельности, которые могут остаться номинированными лишь на бумаге. Так, в системе действующего экологического законодательства отсутствуют предписания, позволяющие проводить стратегическую экологическую оценку в Российской Федерации, хотя именно этот инструмент вновь получил «прописку» в анализируемом программном документе. Очевидно, что в случае несвоевременного принятия правовых предписаний, опосредующих внедрение стратегической экологической оценки, а также других предусмотренных Основами государственной экологической политики механизмов, реализация цели и задач государственной политики в области экологического развития будет весьма затруднительна.

Итак, оценивая современное экологическое законодательство, и прежде всего образующие его документы стратегического планирования, можно констатировать, что заложенные в них приоритеты государственного экологического развития нашей страны, в целом отвечают общепризнанным мировым сообществом высоким природоохранным стандартам. При этом в арсенале экологического законодательства России присутствуют практически все известные лучшей международной и зарубежной природоохранной практике способы и средства эколого-правовой охраны. Вместе с тем, нельзя не отметить,что эффективность их действия не высока.

Отчасти результативность многих мер правового регулирования охраны окружающей среды (стратегической экологической оценки, экологического страхования, экологического аудита и др.)сдерживается несвоевременностью принятия юридических правил, необходимых для их внедрения.Кроме того, причиной слабой эффективности реализации целей и задач государственной экологической политикиявляется наличие в экологическом законодательстве значительного количества правовых неопределенностей, отсылочных и бланкетных норм, норм, устанавливающих необоснованно широкие пределы усмотрения для субъектов правоприменительной деятельности.

Отчасти, фактором, негативно сказывающимся на качестве экологического законодательства, является интенсивность правового регулирования общественных отношений, складывающихся в области охраны окружающей среды.В условиях постоянного законодательного реформирования избежать появления несовершенств в экологическом законодательстве практически невозможно". Многочисленные вносимые в федеральные законы в сфере охраны окружающей среды изменения часто не только не согласованы между собой, но и содержат взаимоисключающие друг друга нормативные предписания.

* Так, за чуть более чем десятилетний период, прошедший со дня принятия Федерального закона «Об охране окружающей среды», в него более двадцати раз вносились изменения. Почти также динамично модифицировался Федеральный закон «Об экологической экспертизе» и многие другие законодательные нормативно-правовые акты, регламентирующие сферу охраны окружающей среды.

Интенсивность правового регулирования общественных отношений, складывающихся в области охраны окружающей среды, становится одним из факторов, способствующих появлению не только законотворческих ошибок в процессе разработки и принятия нормативных правовых актов в сфере охраны окружающей среды, но и ошибок в правоприменении. Результатами последних нередко становятся дефекты в правоприменительных актах, актах толкования, которые усиливают негативные проявления неудачных нормативных правовых моделей в области охраны окружающей среды, разрушают юридическую основу для устойчивого функционирования эколого-правовых норм, рассчитанных на ту или иную форму реализации, не позволяют достигать целей правового регулирования экологических отношений.

Одной из частых причин неэффективности экологического законодательства становится несоблюдение требований юридической техники в процессе подготовки и принятия нормативных правовых актов в сфере охраны окружающей среды.

Последние два десятилетия результаты правотворчества в рассматриваемой сфере показывают недостаточно высокий уровень профессионализма правотворцев, следствием чего являются различные по своей природе и содержанию деформации эколого-правовой материи — нечеткость в формулировании отдельных экологоправовых предписаний, терминологические расхождения, дублирование правовых предписаний, избыточность норм, неверный выбор формы акта и т.д. Между тем, именно соблюдение в процессе разработки и принятия правовых решений в сфере охраны окружающей среды требования определенности эколого-правового регулирования, заключающейся в конкретности, ясности и недвусмысленности нормативных установлений, является необходимым условием формирования эффективной системы экологоправового регулирования.

Представляется, что решению задачи совершенствования экологического законодательства на современном этапе его развития и на перспективу будут способствовать:

  • — последовательное и своевременное внедрение механизмов реализации инструментов государственного регулирования охраны окружающей среды, предусмотренных в документах стратегического планирования, в текущее экологическое законодательство;
  • - устранение содержательных недостатков системы экологического законодательства (накопившихся в ней правовых неопределенностей, отсылочных и бланкетных норм, норм, устанавливающих необоснованно широкие пределы усмотрения для субъектов правоприменительной деятельности и т.д.);
  • - снижение интенсивности правового регулирования общественных отношений, складывающихся в области охраны окружающей среды, отказ от практики ежеквартального реформирования системы экологического законодательства;
  • — совершенствование практики правоприменения в области охраны окружающей среды.
  • 1. Васильева М.И. Публичные интересы в экологическом праве. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 7.
  • 2. Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды».
  • 3. Федеральный закон от 24 июня 1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления».
  • 4. Федеральный закон от 14 марта 1995 г. № ЗЗ-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях».
  • 5. Федеральный закон от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха».
  • 6. Федеральный закон от 1 мая 1999 г. № 94-ФЗ «Об охране озера Байкал».
  • 7. Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе».
  • 8. Закон Красноярского края от 20 сентября 2013 г. № 5-1597 «Об экологической безопасности и охране окружающей среды в Красноярском крае».
  • 9. Закон Ямало-Ненецкого автономного округа от 27 июня 2008 г. № 53-3AO «Об охране окружающей среды в Ямало-Ненецком автономном округе».
  • 10. Постановление Правительства Архангельской области от 11 ноября 2013 г. № 476-пп «Об утверждении государственной программы Архангельской области “Охрана окружающей среды, воспроизводство и использование природных ресурсов Архангельской области (2014-2020 гг.)”».
  • 11. Статья 3 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.
  • 12. Указ Президента РФ от 4 февраля 1994 г. № 236 «О государственной стратегии РФ по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития».
  • 13. Указ Президента РФ от 1 апреля 1996 г. № 440 «О Концепции перехода РФ к устойчивому развитию».
  • 14. Распоряжение Правительства РФ от 31 августа 2002 г. № 1225-р «Об Экологической доктрине РФ».
  • 15. Распоряжение Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. № 1662-р «О Концепции долгосрочного социально- экономического развития РФ на период до 2020 г.».
  • 16. Указ Президента РФ от 12 мая 2009 г. № 537 «О Стратегии национальной безопасности РФ до 2020 г.».
  • 17. Распоряжение Правительства РФ от 27 августа 2009 г. № 1235-р «Об утверждении Водной стратегии РФ на период до 2020 г.».
  • 18. Распоряжение Президента РФ от 17 декабря 2009 г. № 861-рп «О Климатической доктрине РФ».
  • 19. Основы государственной политики в области экологического развития РФ на период до 2030 г. (утв. Президентом РФ 30 апреля 2012 г.).
  • 20. Государственная стратегия РФ по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития, утвержденная Указом Президента РФ от 4 декабря 1994 г. № 236.
  • 21. Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды».
  • 22. Федеральный закон от 24 июня 2008 г. № 93-ФЗ «О внесении изменения в ст. 64 Федерального закона “Об охране окружающей среды”» // СЗ РФ. 2008. № 26. Ст. 3012.
  • 23. Федеральный закон от 18 декабря 2006 г. № 232-ФЗ «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ» // СЗ РФ. 2006. № 52 (ч. I). Ст. 5498.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >