Секция № 5. Развитие системы дополнительного профессионального образования и специального первоначального обучения сотрудников учреждений и органов ФСИН России

Формирование образовательного запроса как условие повышения эффективности дополнительного профессионального образования сотрудников ФСИН России

Введение нового образовательного законодательства привело к изменению отношения к дополнительному профессиональному образованию, как к ключевому элементу образовательной политики государства, способному за счет гибкости и мобильности образовательного процесса к своевременному реагированию на запросы рынка труда, социальные и профессиональные потребности общества.

Несмотря на ежегодный выпуск 3000 квалифицированных специалистов, осуществляемый учреждениями высшего профессионального образования УИС, обучающихся по очной и заочной формам обучения, около 1/3 из них недостаточно полно представляют себе характер и объем будущей работы (Приказ ФСИН России от 11 июля 2013 г. № 404 «Об объявлении решения коллегии Федеральной службы исполнения наказаний “О состоянии и перспективах развития системы ведомственного высшего профессионального образования”». По сведениям, представленным в указанном приказе, возрастанию нагрузки на ведомственную систему дополнительного профессионального образования способствуют неэффективность проведения практик и стажировок, отсутствие в ряде случаев у выпускников опыта практической работы с осужденными, недостатки в организации работы учреждений и органов УИС, участвующих в комплектовании образовательных учреждений ФСИН.

Отмечающееся возрастание нагрузки на систему дополнительного профессионального образования обусловлено проблемами, связанными с оптимизацией штатной численности работников ФСИН, повышением нагрузки на сотрудников учреждения и практических органов в связи с расширением спектра служебных задач.

Наряду с указанными условиями, для системы исполнения наказаний в настоящее время характерны дисбаланс между спросом и предложением, обусловленные либо дефицитом работников с определенной квалификацией, либо относительным дефицитом специалистов, когда у имеющихся в учреждениях работников отсутствует необходимая квалификация.

Результаты анкетирования и входного тестирования знаний, проводимых перед началом ученого процесса в 60 группах слушателей (более 900 человек), прибывших на обучение по программам повышения квалификации за 9 месяцев текущего года в Томском институте повышения квалификации работников ФСИН показали, что в каждой группе слушателей имеется недостаточный уровень компетенций в вопросах, связанных с профессиональной деятельностью. Так, для групп сотрудников уголовно-исполнительных инспекций субъективно трудными явились правовые аспекты деятельности (например, порядок освобождения осужденного от наказания, разрешение вопросов судом о замене исправительных, обязательных работ ограничением свободы и др.). Для сотрудников психологической службы - вопросы, связанные с практическими навыками коррекционной и психотерапевтической работы. Для сотрудников оперативных подразделений - ведение секретной документации, порядок осуществления оперативно-розыскных мероприятий, установление оптимального психологического контакта при работе с гражданами. При анализе стажа службы в УИС было выявлено существенное преобладание слушателей, имеющих относительно небольшой стаж службы: от 1 года до 5 (36 %) и от 5 до 10 лет (38,2 %). Тем не менее, слушатели со стажем службы более 10, 15 и 20 лет составили 21,9 %. Таким образом, отсутствие у слушателей компетенций, необходимых для выполнения служебных обязанностей не связано со сроком службы. Кроме этого, более половины слушателей прибывают на повышение квалификации повторно.

Возникает вопрос: где и на каком этапе формирования образовательного запроса и предложения закладываются эти диспропорции.

По данным литературных источников данный дисбаланс может закладываться:

1. В системе базового образования (первичной специализации). Необходимо учитывать тот факт, что не все сотрудники, поступающие на службу в УИС, проходят обучение в ведомственных вузах.

2. Дисбаланс может быть заложен в самой системе дополнительного профессионального образования.

Проблемы высшего профессионального образования в данной статье не являются предметом нашего рассмотрения.

Почему же система дополнительного профессионального образования при всей ее гибкости и высоком потенциале демонстрирует недостаточную эффективность в сглаживании имеющихся диспропорций? Здесь можно отметить несколько причин.

Одной из них может быть подход, когда формирование образовательных программ осуществляется только на основании должностных обязанностей соответствующей категории работников, а не из реальных потребностей практики исполнения наказаний. К числу редких случаев можно отнести объективные трудности в комплектовании групп слушателей лицами, не соответствующими должностной категории, сотрудниками мало знакомыми со спецификой деятельности.

По мнению Н.М. Арсентьевой, В.П. Бусыгина, И.И. Харченко (2006), эффективность системы профессионального образования (как базового, так и дополнительного) в сегменте подготовки востребованных компетенций напрямую зависит от наличия сигнала внешней среды или образовательного запроса (в нашем случае - от запроса практических органов УИС), его устойчивости и степени дифференциации. В связи с полученным образовательным запросом система дополнительного профессионального образования призвана улучшать и корректировать качество полученных компетенций слушателей.

Какие можно выделить варианты формирования образовательного запроса и механизмы коррекции имеющегося дисбаланса?

Во-первых, разработка образовательных программ в соответствии с запросами работодателей. Представители системы дополнительного профессионального образования вполне обоснованно предъявляют свои претензии к практическим органам УИС в связи отсутствием четких запросов к компетенциям работников, прибывающим на повышение квалификации. Одной из причин данного явления может являться отсутствие внутри системы ассоциаций и союзов, профессиональных сообществ. В этой связи, трудно говорить о наличии отраслевого стандарта компетенций, несмотря на то, что разработка этого стандарта является прерогативой практических органов УИС. Отраслевой стандарт компетенций работника может служить с одной стороны, критерием соответствия системы дополнительного профессионального образования запросам УИС, с другой - стимулом к формированию образовательных программ, набора дисциплин (модулей) и учебных курсов.

В этой связи заслуживает интереса профессиональнообщественная аккредитация, нашедшая свое отражение в Федеральном Законе от 29 декабря 2013 г. № 273 ФЗ «Об образовании в Российской федерации». В соответствии с Законом, профессиональнообщественная аккредитация профессиональных образовательных программ представляет собой признание соответствия качества и уровня подготовки выпускников, освоивших такую образовательную программу в конкретной организации, осуществляющей образовательную деятельность, требованиям профессиональных стандартов, требованиям рынка труда к специалистам соответствующего профиля. Если организация реализует программу профессиональной переподготовки с присвоением квалификации или без нее, в результате освоения которой слушатель получает документ о квалификации, важно, чтобы эта программа была аккредитована в признаваемой работодателями структуре. При этом у слушателя должна быть возможность получить также подтверждение своей квалификации в корпоративном, отраслевом, национальном или международном независимом центре сертификации профессиональных квалификаций. Если же образовательная организация по заказу предприятия осуществляет программы повышения квалификации, то на первый план выходит требование к надежности партнера, которое может быть подтверждено процедурой общественной аккредитации организации.

В отсутствии профессионально-общественной аккредитации учитывать запросы практических органов и учреждений УИС достаточно сложно. Здесь ведомственная система дополнительного профессионального образования может столкнуться с отсутствием сигнала внешней среды.

Во-вторых, ориентация образовательного процесса на конкретные запросы слушателей. На практике, учреждение системы дополнительного профессионального образования должно учитывать конкретные запросы слушателей, обучающихся по программам путем проведения входного контроля знаний вначале обучения и анкетирования, интервьюирования после его окончания. При этом, слушателю можно предоставить возможность свободно выбирать необходимые ему курсы и дисциплины (модули) из всего перечня, предоставляемого системой дополнительного профессионального образования.

Тем не менее, на практике реализовывать систему повышения квалификации, состоящую из отдельных модулей, компонуемых слушателями самостоятельно, исходя из собственных запросов довольно сложно. Среди проблем, можно выделить технические аспекты реализации образовательного процесса, проблемы с загруженностью востребованных преподавателей и снижением аудиторной нагрузки у невостребованных, необходимостью перестройки всего образовательного процесса учреждения и пр. Поэтому ориентацию образовательного процесса только на конкретные запросы слушателей вряд ли можно назвать адекватной запросам конкретных отраслевых сегментов УИС к системе дополнительного профессионального образования. Часть слушателей после обучения могут менять характер своей деятельности. Необходимо также учесть и особенности компоновки групп слушателей, в которых находятся специалисты разного уровня подготовки и стажа работы. Данная гетерогенность групп может определять и мотивационную составляющую получения знаний, то есть психологические факторы, влияющие на образовательный запрос со стороны слушателей к образовательному учреждению.

В этой связи одним из вариантов может быть переход образовательного учреждения дополнительного профессионального образования к тематическим циклам повышения квалификации, узконаправленным по содержанию и касающимся отдельных аспектов деятельности сотрудника. Освоение данных тематических циклов или модулей позволит слушателю в дальнейшем расширять спектр служебных обязанностей в зависимости от полученных компетенций. Можно использовать инновационные формы проведения занятий в виде т.н. однодневных, «интерактивных семинаров» по актуальной тематике деятельности. Так, сотрудниками Томского института повышения квалификации работников ФСИН широко применяются в учебном процессе и в системе занятий по служебной подготовке интерактивный семинар, направленный на противодействие коррупции.

К числу положительных аспектов тематического усовершенствования можно отнести высокую мобильность программ, возможность их освоения без длительного отрыва от служебной деятельности. Тем не менее, в силу вышеупомянутых обстоятельств, при разработке образовательных программ делать ставку только на запросы слушателей не целесообразно, поскольку оценка качества образования не может проводиться в интересах только одной из заинтересованных сторон, а должна представлять собой консенсус интересов всех участников рынка образовательных услуг и потому должна быть независимой. При этом независимость оценки качества образования не может пониматься как полная независимость от интересов государства, поскольку система образования является фундаментальным институтом общественного воспроизводства человеческого капитала, и именно государство определяет направление развития системы образования (Л.В. Шмелькова, 2013).

Представленные соображения позволяют сделать вывод о том, что в деле повышения эффективности ведомственного дополнительного профессионального образования ведущую роль должна играть система взаимодействия между образовательным учреждением и практическими органами УИС, необходимая для совместной разработки квалификационных требований, профессиональных стандартов в отдельных видах деятельности и формирования системы профессионально-общественной аккредитации образовательных программ. Проведение этой работы уже начато в виде создания экспертнометодических центров оценки и сертификации квалификаций в приоритетных высокотехнологичных отраслях экономики и областях профессиональной деятельности. [1] [2] [3]

4. Шмелькова Л.В. О профессионально-общественной аккредитации образовательных программ // Дополнительное профессиональное образование в стране и мире. 2013. № 3(3). С. 5-8.

  • [1] Об образовании в Российской Федерации: Федер. Закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ.
  • [2] Об объявлении решения коллегии Федеральной службы исполнениянаказаний «О состоянии и перспективах развития системы ведомственноговысшего профессионального образования»: Приказ ФСИН России от 11 июля 2013 г. №404.
  • [3] Арсентьева Н.М., Бусыгин В.П., Харченко И.И. Модели поведения молодежи в сфере профессионального образования и на рынке труда: механизм и факторы формирования // Регион: экономика и социология. 2006. № 1. С. 126-140.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >