Специфика арт-бэнкинга

Произведения искусства всегда являлись частью богатства состоятельных людей. Помимо получаемого от них эстетического удовольствия их еще нужно было хранить, оценивать, когда происходила передача по наследству, их нужно было делить после разводов и т.д. Во всех этих случаях требовалась, в первую очередь, профессиональная экспертиза, а также дальнейшее управление этими активами. После сумбурного процесса «первоначального накопления капитала», имевшего место в России в 1990-х гг., возникло понятие свободных ресурсов и понимание того, что истинная элитарность совсем не в количестве денег, а в качестве капитала. Можно сказать, что общее понимание того, что произведение искусства не только предмет духовного и эстетического поклонения, но и некий материальный актив, укрепилось в России не так давно.

Высокий спрос на произведения искусства как предмет инвестиций в последнее время серьезно привлек внимание банкиров. Не так давно создан целый комплекс услуг Art Banking, подразумевающий финансово-консультационное сопровождение инвестиций в произведения искусства. Сегодня такой сервис предоставляют около 20 крупнейших банков, а также ряд частных банков, специализирующихся на индивидуальном обслуживании. Арт- бэнкинг больше ориентирован на крупных частных клиентов, вовлеченных в сферу private banking — один из самых быстрорастущих сегментов банковского дела. Число лиц с высокими чистыми доходами (HNWI, High Net Worth Individuals), активы которых превышают 500 тыс. долл., за последние десять лет возросло более чем в 1,5 раза. Причем в России темпы роста этой группы состоятельных граждан самые высокие. Приведем их распределение по странам и регионам: в США — 44% крупных состояний (38% активов рынка капитала), в Европе — 28 (27), в Восточной Азии — 17 (24), в Латинской Америке — 6 (4), на Ближнем Востоке — 3 (4), в остальных странах — 2% (3%).

Пока инвестиции в искусство составляют незначительную часть капиталовложений клиентов банков индивидуального обслуживания, особенно европейских: большинство из них рассматривают приобретение предметов искусства и антиквариата как эстетическое увлечение, а не как способ приумножить свое богатство. Важно, что торговый цикл для большинства работ составляет не менее 10-15 лет. По оценкам Art Capital Group, за последние десять лет во всем мире коллекционеры одолжили в банках и финансовых компаниях от 2 трлн до 3 трлн долл.

Лидером на рынке обслуживания инвестиций в искусство в настоящее время считается

Citibank Private Bank. Он предлагает консультации, кредит и управление коллекциями. Свою стратегию и набор инструментов для инвестирования в произведения искусства банк разработал совместно со специалистами Sotheby’s, с которыми он постоянно сотрудничает в процессе обслуживания клиентов (например, при составлении портфелей или организации продажи предметов искусства через финансовый отдел аукционного дома). Это тем более оправдано, если учесть, что от момента принятия решения выставить предмет на продажу до аук- циона обычно проходит около полугода. Sotheby’s также финансирует до 40% предполагаемой стоимости произведения. Поэтому минимальный размер капитала, инвестируемого в искусство, в Citibank Private Bank равен 1 млн долл.

В последнее время появились даже производные финансовые инструменты на произведения искусства так называемые «арт-свопы» (Art-swops), например на базе индекса FAI-Art- Security. Идея заключается в том, что в курсах акций, котирующихся на бирже магазинов художественных изделий и фирм, проводящих аукционы на предметы искусства, отражаются колебания цен на произведения искусства. В соответствии с этим коллекционер за счет опционов на базе индекса FAI-Art-Security благодаря хеджированию может уменьшить неустойчивость и риски своего портфеля ценностей, связанного с произведениями искусства.

Произведение искусства является активом особым, а его рынок не похож на все другие. В первую очередь, произведения искусства очень неоднородны. Арт-рынок огромен и разделен на большое количество сегментов. На каждый оказывают влияние мода, востребованность, эстетические предпочтения и т.д. Есть также рыночные различия, например, между старыми мастерами, фотографией, исторической мебелью. Вследствие этой разнородности существует и различие в доходности. В каждом сегменте цена привязана к конкретному предмету, стандартизация невозможна, и стопроцентных ценовых рыночных ориентиров не существует, хотя сегодня уже существуют авторитетные индексы, базы данных, статистика аукционных продаж, сайты и справочники по ценам и т.д. Таким образом, другая особенность рынка — это его уникальность. Практику покупки того или иного произведения, автора или направления нельзя просто тиражировать для получения сходной доходности. Существуют национальные приоритеты (люди имеют тенденцию покупать искусство своей страны и часто недооценивают искусство других культур), тогда как ценные бумаги имеют одинаковую ценность во всех сегментах международного рынка. Продажа произведений искусства сопряжена с высокими трансакционными издержками. Но без продажи не может быть получен доход, так как процентный доход отсутствует, рентный возможен в редких случаях, равно как и привлечение денежных средств под залог произведения. Дисконт залога может доходить до 80%, что отражает трудность рыночной оценки и низкую ликвидность актива. 40% частных банков, принявших участие в последнем опросе, проведенном Deloitte & Art Tactic, планируют в ближайшие годы разрешить своим клиентам использовать искусство в качестве залога для получения кредита. Однако большинство считают, что проблема непрозрачности арт-рынка, трудности оценки и связанные с этим риски являются самыми большими препятствиями для подобного кредитования.

Помимо низкой ликвидности большую сложность для инвестора представляет и «сжатость» актива. В разных уголках мира непрерывно продолжает производиться огромное количество продуктов художественного творчества, но лишь малая часть этой продукции получает статус значимого произведения искусства. К арт-активам инвестиционного качества может быть причислено не более 10% всей этой массы (по данным аналитического портала www. artprice.com). Владение искусством предполагает расходы, не присущие другим активам, существуют также особенности налогообложения, ограничения в обращении и многое другое. Арт-рынок — нерегулируемый рынок, у его участников нет равного доступа к информации, т.е. инсайд-трейдинг (строго запрещенный на финансовом рынке) здесь фактически норма, что и открывает возможности для извлечения сверхприбыли. Есть и другие особенности, связанные с отсутствием регуляций, схожих с другими рынками, в частности антимонопольных. Любой игрок может обеспечить себе монопольные преимущества на арт-рынке, скупая определенный актив. К другим отличиям можно, например, отнести ограниченность ин формации и закрытость. Данные открытых аукционных продаж весьма ограниченны сами по себе, а сведения о продажах на вторичном и первичном открытом рынках — тем более. Однако важнейшим отличием искусства от любых финансовых, реальных и прочих активов все-таки, несомненно, является его духовное, эстетическое содержание, которое предполагает субъективность и эмоциональность оценки, фактор иррациональности, действие которого может многократно увеличивать стоимость произведения[1].

Международная компания Skate Press составляет список 1000 самых дорогих в мире произведений искусства (Skate’s Тор 1000). В отдельном рейтинге фигурирует около 100 работ с зарегистрированной перепродажей за последние 20 лет, то есть 10% самых ценных картин, которые были проданы более чем один раз на публичном рынке в течение этого времени. Skate Press использует эффективную годовую норму рентабельности (ERR) в качестве метрики фактической инвестиционной доходности инвестиций в искусство (см. табл.). В ERR отражается фактический доход, полученный от инвестиций в искусство за вычетом чистых комиссионных, выплаченных аукционному дому до НДС- корректировки, личных налогов и расходов собственника. В последние годы нормой на аукционом рынке были нулевой и отрицательный показатели ERR из-за спада продаж, обусловленного рецессией. Кроме того, произошел сдвиг в балансе сил от продавца к покупателю по всем сегментам арт-рынка, что выразилось в сокращении комиссии аукционных домов.

Исследования аналитиков Skate также показали, что из 60 человек, интересующихся искусством, всерьез рассматривает возможность покупки только один. Остальных интересует «чистое искусство». Отсюда и тот факт,

Таблица

Средневзвешенная ERR арт-объектов

Период

Год создания

Количество

повторных

продаж

Средняя цена покупки, долл.

Средневзвешенная ERR, %

Средний

период

хранения

(годы)

От Ренессанса до классицизма

1487-1866

5

3 950 000

7,5

5,0

Возрождение и импрессионизм

1867-1887

45

7 380 000

1,0

9,2

Неоимпрессионизм, венецианский Ренессанс, набизм, фовизм, модерн

1888-1903

35

5 250 000

0,35

8,4

Кубизм, экспрессионизм

1904-1921

57

5 750 000

3,48

8,2

Сюрреализм и абстрактное искусство

1922-1946

25

4 910 000

4,78

6,9

Поп-арт

1947-1970

50

2 750 000

7,25

8,0

Постмодернизм

1971-2002

21

2 600 000

23,14

5,4

Другие повторные продажи

15

4 200 000

0,25

7,7

что музеи и выставки привлекают на порядки больше людей, чем арт-ярмарки.

Оценивать такой непростой актив, как искусство, и инвестировать в него как раз и помогает арт-бэнкинг. Арт-бэнкинг представляет собой консультационное и информационное сопровождение инвестиций в искусство. И цель арт-бэнкинга — не приравнять искусство к акциям и облигациям, а опосредовать весь процесс приобретения и роста инвестиционной стоимости произведения искусства. В серьезных банках данный процесс подразумевает посещение каких-то уникальных событий и знакомство с широким кругом галерей, арт-дилеров, аукционных домов, переговоры и покупку произведений в комфортных условиях и решение всех задач, связанных с соблюдением налогового законодательства и условий ввоза и вывоза.

До недавнего времени большинство западных банков и управляющих компаний неизменно считали, что арт-бэнкинг должен быть в составе их услуг. Но при этом главное, на чем они концентрировались,— это всякого рода спонсорство и организация выставочных и иных презентационных проектов для клиентов «вокруг искусства». Такие мероприятия помогают клиенту получить доступ в эксклюзивный клуб любителей искусства и коллекционеров, обозначить свой социальный статус и показать соответствие определенным трендам. Согласно последним опросам западных аналитиков, 72% опрошенных профессионалов подтвердили, что главным мотивом их клиентов при покупке искусства являются социальные аспекты и networking, т.е. аспекты, связанные со знакомствами клиентов и их вращением в определенных кругах.

Если у любого реального актива цена, как правило, напрямую зависит от себестоимости, то с произведениями искусства далеко не все так просто. Поскольку себестоимость произведения невелика или ничтожно мала (в случае живописи — это холст и краски), то рыночная оценка стоимости или цена как раз не связана напрямую с себестоимостью. Даже в этих единичных случаях (например, со знаменитым бриллиантовым черепом популярного современного художника Дэмиена Херста) стоимость произведения складывается не только из стоимости материала (бриллиантов), а является производной от совокупности факторов: моды, личности творца шедевра, PR-кампании по его продвижению и т.д. Цена произведения зависит как от объективных (автор, размер, техника, период создания и т.д.), так и субъективных факторов, к которым относятся аутентичность, провенанс (история владения, отражающая культурную значимость арт-объекта), титул собственности, а также «премия за иррациональность» (т.е. ценность конкретного произведения, основанная на вкусах и восприятии предмета искусства индивидуальным покупателем)[2]. Причем вес субъективных факторов может значительно превышать вес объективных — так, например, риск аутентичности, в случае если он реализовался, может свести стоимость многомиллионной работы к нулю. А объективные факторы — только понизить или повысить ее.

У произведения искусства нет фундаментальных финансовых показателей или потребительской стоимости. У него вообще нет рациональной стоимости. Это значит, что цена определяется уникальностью произведения, ценностью с точки зрения теории и истории искусства, на нее влияют эстетические предпочтения публики на том или ином историческом отрезке и многое другое.

Что касается аукционов, то, как уже говорилось, они являются определяющим элементом ценообразования на вторичном рынке. Хотя аукционная цена также включает пресловутую эмоциональную составляющую. Например, на торгах наследием Ива Сен-Лорана и Пьера Берже в самый разгар кризиса кресло работы мастера ар-деко Эйлин Грей было продано за €22 млн, что нельзя объяснить только звездным провенансом — на торгах Шато де Гурдон, где распродавалась одна из самых значимых коллекций этого стиля, она оказалась в аутсайдерах. Хрестоматийное кресло Transat, созданное Грей в 1926 г., не было продано, а письменный стол, оцененный экспертами в €500-700 тыс., ушел лишь за €397 тыс. Несмотря на такую иррациональность, аукционная торговля произведениями искусства (как, впрочем, и любыми другими уникальными вещами) остается по-прежнему лучшим методом определения рыночной цены в определенный период.

Поскольку мы видим, как растут капитализация и обороты арт-рынка, уже превзошедшие уровни докризисного пика 2007 г., появляются новации: набирает силу электронная торговля, совершенствуются методики анализа и исследования, базы данных, рынок глобализуется за счет появления новых центров в Китае, Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Очевидно, что это требует и совершенствования профессиональных услуг. Приоритеты изменились. И сегодня самыми востребованными профессиональные управляющие считают услуги по арт-консультированию, планированию наследования, филантропии и управлению коллекциями как частью общего портфеля клиентов, т.е. спектр услуг смещается все больше именно в профессиональную сферу, традиционную для индустрии управления капиталом.

Кризис на арт-рынке (и рынке недвижимости) отстает от кризиса на фондовом рынке на шесть-девять месяцев, так как сначала происходят промышленный спад, падение покупательной способности и лишь затем оказываются затронутыми другие активы. И рынок недвижимости, и арт-рынок подвержены действию макроэкономических факторов, и их собственные кризисные фазы являются следствием влияния процессов, протекающих в других отраслях экономики, в первую очередь — финансовой. Иными словами, вопрос о том, с чем коррелируется арт-рынок, сегодня для многих аналитиков понятен — с наличием свободных денежных средств и накоплением богатства. Любой кризис делает бедных еще беднее, а богатых — еще богаче, соответственно, концентрация богатства в мире достигла сейчас просто поразительного уровня. Например, в 2013 г. численность UHNWI (людей, чей инвестиционный потенциал составляет более $30 млн) поставила абсолютный рекорд всех времен и их совокупное богатство приблизилось к $28 трлн. И если мы посмотрим, какую долю составляют покупка произведений искусства и арт-активы в совокупном капитале или в составе активов этих клиентов, то увидим, что в мире огромное количество свободных денег.

Считается, что средний миллиардер держит $31 млн в искусстве, т.е. общий объем средств миллиардеров, вложенных в искусство, составлял $2,6 млрд в 2013 г. А рост численности миллиардеров в последние два года означает, что на арт-рынок пришло около $2 млрд дополнительных свободных капиталов. В 2014-2015 гг. концентрация богатства продолжилась — естественно, что на арт-рынке будут новые рекорды, например, в высшем сегменте. Способствует этому и общий процесс вымывания вещей высшего качества с рынка — за шедеврами, если они появляются, открывается настоящая охота. И вещи музейного уровня с хорошим провенан- сом — это по-настоящему надежная инвестиция.

В условиях современной глобализации экономических процессов полагать, что какой- либо рынок может существовать вне мировых экономических явлений — значит полностью игнорировать основные экономические законы. Именно это делали те, кто пытался создавать сенсацию из падения оборотов и капитализации арт-рынка на фоне кризиса, декларируя, что рынок искусства как таковой перестал быть убежищем для капитала. В условиях Великой депрессии, кризисов и войн альтернативой вложениям в финансовый рынок являлись и являются сегодня инвестиции в «вечные ценности» и другие материальные активы, поскольку даже если они теряют ликвидность и цены на них частично падают в условиях сжавшегося спроса, эти активы не исчезают бесследно, как акции обанкротившихся предприятий, они остаются и со временем восстанавливают ценность при условии, разумеется, что актив этой ценностью обладает изначально (в силу уникальности, сжатости, других эксклюзивных характеристик). Нынешний опережающий темп восстановления арт-рынка может служить тому примером.

Литературы

  • 1. Коблер Ф., Эврар И. Арт-менеджмент — наука третьего тысячелетия // Арт-менеджмент. — 2002, —№3.
  • 2. Садекова С. Инвестиции в арт: как правильно продавать и покупать искусство // Forbes. — 2014, —№ 128.
  • 3. Adam G. Big Bucks: The Explosion of the Art Market in the 21st Century. Ashgate, 2014.
  • 4. ArtTactic Art & Finance Report 2014. September 2014 [Электронный ресурс].
  • 5. Dahan A. Joseph Kosuth On Art Market. Purple Fashion Magazine. Spring/Summer 2014. Iss. 21 [Электронный ресурс].
  • 6. Fraser A., Malik S. Tainted Love: Art’s Ethos and Capitalization. Contemporary Art and Its Commercial Markets / ed. by M. Lind, O. Velthuis. Berlin: Sternberg Press, 2012.
  • 7. Art Market in the 21st Century: A Space of Artistic Experiment. A. Arutyunova; Moscow: HSE Publishing House, 2015. (Cultural Studies). ISBN 978-5-7598-1287-6

  • [1] Широкую известность получила история с покупкой«Портрета доктора Гаше» Ван Гога в 1990 г. за астрономическую по тем временам сумму — $82,5 млн. Покупательобъяснил готовность платить тем, что он увидел в портрете самого себя. В дальнейшем картина исчезлаиз культурного оборота. По одной из версий, владелецзавещал похоронить ее вместе с собой.
  • [2] В 1991 г. британский рекламный магнат и коллекционерЧарльз Саатчи заказал за 50 тыс. долл, чучело пятиметровой акулы Дэмиену Херсту, который в свою очередь купил ее у австралийских моряков за 5 тыс. долл. Через 14лет в 2005 г. это уже разлагающееся чучело было проданоза 12 млн долл., чему предшествовала продуманная рекламная компания.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >