Ведущий ток-шоу как языковая личность

Talk Show Host As Communicative Personality

DOI: 10.12737/article_5a12b56071 f195.61122230 Получено: 02 июля 2017 г. / Одобрено: 05 июля 2017 г. / Опубликовано: 15 декабря 2017 г.

И.И. Просвиркина I.I. Prosvirkina

Д-р пед. наук, профессор, Doctor of Education, Professor of Philology,

Оренбургский государственный университет, Orenburg State University,

Россия, Оренбург, пр. Победы, 13, 13, Prospekt Pobedy, Orenburg, Russia,

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

М.И. Шаповалова МЛ. Shapovalova

Магистрант, Graduate Student,

Оренбургский государственный университет, Orenburg State University,

Россия, Оренбург, пр. Победы, 13, 13, Prospekt Pobedy, Orenburg, Russia,

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Аннотация

В данной статье дан анализ языковой личности русскоязычного ведущего политического ток-шоу. Авторами представлены результаты исследования языковой личности ведущего ток-шоу В. Соловьева, которые получены в результате анализа вербально-семантического уровня его речи. В рамках данного уровня проанализированы лексико-семантические и синтаксические составляющие, или подуровни.

В статье отмечается, что на когнитивно-ценностном уровне реализации языковая личность ведущего ток-шоу характеризуется высоким уровнем владения русским языком, культурная принадлежность которого для ведущего имеет статус ценности. Авторы отмечают, что ведущий ток-шоу использует тактики — «сохранение своего лица» и «несохранение лица партнера», что позволяет судить об общей стратегической направленности речи: разделение на «свои» и «чужие». Тем не менее авторы отмечают, что доминирование ведущего ток-шоу и резкость некоторых формулировок в определенной степени смягчаются неформальным стилем общения и шутливо-иронической тональностью речи.

Ключевые слова: языковая личность, политическое ток-шоу, когнитивно-ценностный уровень, телевизионный политический дискурс.

Abstract

In this paper the communicative personality of Russian-speaking talk-show host is analyzed. The authors present the results of study of communicative personality of talk show host V. Soloviev, which were derived as the result of verbal-semantic speech level analysis. Lexical-semantic components of this level are analyzed.

Moreover, in the process of this study was stated that on cognitive-value level of implementation the communicative personality of talk-show host is characterized by high level of language skills, professional competence; cultural and national identity is valued highly by the host of talk-show. It is noted, that the host of the talk-show uses different tactics, for example the tactic of taking care of his image and ignoring the image of the opponents to state a line between friends and foes.

Nevertheless it is underlined that the dominance of the talk-show host and the harshness of some statements is to some degree is toned down by usage of informal communication style and ironic tonality of speech.

Keywords: communicative personality, political talk-show, cognitive-value level, television political discourse.

Многогранность проявления человека в языке обусловливает нескончаемость все новых и новых ракурсов и аспектов исследования феномена языковой личности. Повернувшись от теоретической фундаментальности к прикладным и эмпирически значимым аспектам изучения, лингвистика и лингвокультурология приступили к исследованию языковой личности как человека говорящего (коммуниканта) [1].

Существует множество определений понятия «языковая личность», но в нашем исследовании мы вслед за Ю.Н. Карауловым используем данный научный термин в значении «личность, которая... способна создавать тексты...» [3J. Языковая личность ведущего ток-шоу — это личность, которая не просто создает текст, но и использует созданный текст в процессе общения как инструмент взаимодействия, т.е. становится «участником коммуникативного акта...» (коммуникантом) [6].

Данная статья — это исследование русскоязычной языковой личности ведущего ток-шоу в телевизионном политическом дискурсе, в частности, выявление особенности языка текстов телеведущего В. Соловьева, созданных им в процессе коммуникативного общения. Для анализа языковой личности ведущего ток- шоу нами была использована модель, сконструированная по моделям Ю.Н. Караулова и В.А. Масловой. Основой описания в данной модели стал анализ вербально-семантического наполнения речи ведущего, результаты которого дали возможность сделать выводы об особенностях когнитивного и мотивационно-прагматического уровней языковой личности русскоязычного ведущего политического ток-шоу, в частности В. Соловьева. В свою очередь, выявленные особенности когнитивного уровня позволяют говорить о ценностных концептах, значимых в структуре русскоязычной языковой личности ведущего политического ток-шоу. Ценностный и мотивационно-прагматический уровни позволили прийти к объяснению особенностей коммуникативного поведения телеведущего. Анализ и описание языковой личности ведущего российского телевидения позволил выявить характерные черты его коммуникативного поведения. Основными факторами, определяющими эти особенности, являются характеристики национального менталитета.

Итак, в рамках анализа вербально-семантического уровня нами проанализированы лексико-семантические и синтаксические составляющие, или подуровни.

Лексико-семантический подуровень понимается широко и включает лексические единицы любой сложности: от отдельных слов до устойчивых выражений, в том числе известные цитаты, крылатые выражения и другие известные в культуре народа выражения (словокомплексы). На данном уровне были описаны лексические единицы, используемые ведущим ток-шоу В. Соловьевым, которые позволяют говорить об особенности его речи, когда он выступает в качестве ведущего ток-шоу. Анализ лексикосемантического уровня позволяет нам отметить использование следующих лексических единиц:

  • • лексики литературного стиля в его книжно-разговорном варианте как основы общения, особенно в поясняющих репликах и комментариях («А удивительны ошибки, которые случаются среди якобы профессионалов. Удивительно, насколько все-таки устойчиво работает система американская избирательная. Что, несмотря на беспрецедентные нарушения, если бы они произошли на российских президентских выборах, нас бы просто похоронили с криком: “Их, эти выборы, надо отменять”». «Но что важно, американцам было совершенно наплевать, что говорит весь мир о том, легитимны их выборы или нет»);
  • • лексики профессиональной (политических терминов, политических сленгизмов и жаргонизмов, слов- реалий и т.п.): (популист, в Белом доме, аутсайдер гонки (выборной), в Белом доме, как один из аутсайдеров гонки, саудиты, ЛГБТ, журналисты Си-эн-эн, катарцы, политический истеблишмент, посол в Российской Федерации господин Макфол, санкции);
  • • экспрессивных единиц грубой окраски с отрицательной оценочностью по отношению к стороне «противника» (в данном случае к президенту Украины, бывшему президенту Америки, американскому истеблишменту) (Петро норыдал-норы- дал / Катар — полетели на деньги. Саудиты полетели на деньги / Демократы (Америки) его внутри себя сожрали / продавливаются в Европе американской стороной / метода мышления / нас бы просто похоронили / американцам было совершенно наплевать / ваши элиты перевелись и загнивают);
  • • экспрессивных единиц фамильярной окраски по отношению к представителям «своего лагеря»: (Он (Трамп) родился с серебряной ложкой во рту / простой сельский пацан (Трамп) / Мальчик взрослый (Трамп) / Ну, откройте глаза народу (Жириновскому) / Ну, вы добряк (Жириновскому);
  • • оценочной лексики (эксплицитная оценка), особенно со знаком «минус» в функции оценки (поведения представителей лагеря противников): ОСама идея пойти на встречу — это глупость / как при абсолютно грязных, нечестных, фантастически с нарушением всех технологических законов выборов / Мне кажется, это как раз показывает глубочайшие а) непрофессионализм, б) неспособность прогнозировать ситуацию / могут и наглее / Красиво./ Очень мудро / Жаль вас) ;
  • • использование иронии: (Человек, который бесспорно является провидцем, и не только современной российской политики, но который заставляет усомниться теперь в популярности и славе всех известных предсказателей от Нострадамуса до Ванги / ренессанс российско-американских экономических отношений / Агент Иван Трамп);
  • • использование имен (без отчеств) в качестве обращения к некоторым участникам дискуссии;
  • • наличие культурем;
  • • высокая частотность лексических единиц, принадлежащих тематическим рядам «правда», «справедливость», «нелюбовь к богатым», «борьба со злом», «мы — правы»;
  • • наличие юмора (анекдотов, шуток).

Анализ синтаксического уровня оформления речи ведущего позволил выявить:

  • • сочетание нормативного синтаксиса при высокой доле сложноподчиненных и сложносочиненных предложений строго логического построения в репликах, содержащих комментарий;
  • • сочетание экспрессивного синтаксиса с короткими одночленными предложениями, синсеманти- ческими репликами, эллиптическими конструкциями, повторами, восклицательными предложениями;
  • • высокую частность вопросительных предложений;
  • • преобладание изъявительного наклонения;
  • • использование повелительных конструкций в обращении к участникам дискуссии.

Анализ вербально-семантического уровня позволяет выйти, с одной стороны, на мотивационно-прагматический, а с другой, на когнитивный уровни говорящего.

Целостность интерпретации, к которой всегда стремится исследователь, осложняет, однако, задачу ее разделения на фрагменты, связанные с каждым из отдельных уровней. В силу этого в ходе описания мы будем лишь маркировать выводное знание об объекте исследования как принадлежащее когнитивному (Кг/у), мотивационно-прагматическому уровню (М-П/у), ценностному (Ц/у) или уровню коммуникативного поведения (Кп/у).

Наличие в речи ведущего широкого пласта книжно-разговорной лексики, относящейся к литературной речи, а также синтаксически правильная, логически выстроенная речь с обилием сложноподчиненных предложений, позволяющих объяснить причинно- следственные связи, свидетельствует о высоком уровне владения русским языком (Кг/у), а использование ее в репликах-комментариях — об осознании значимости (Ц/у) для говорящего следующих аспектов:

  • • быть правильно понятым, ясно донести до публики смысл сообщения (реализация стратегии объяснения, важной для роли модератора) (М-П/у);
  • • произвести на аудиторию впечатление высокообразованного человека (тактика сохранения своего лица — М-П/у). Обилие в речи ведущего профессионализмов, в данном случае — политических терминов, географических наименований и их сленговых / жаргонных вариантов — есть, с одной стороны, стилеобразующий фактор, свидетельствующий о принадлежности речи ведущего к публицистическому дискурсу (Кг/у), а с другой, о его профессиональной компетентности (К/у). Любовь к профессиональным жаргонизмам свидетельствует о желании говорящего позиционировать свою принадлежность к данной профессионально-социальной группе — группе политиков (реализация тактики обозначения «своего лагеря», своей групповой (социальной) принадлежности) (М-П/у). Это желание ярко выражено, что обусловлено ценностной значимостью для говорящего данного аспекта (Ц/у).

Особое значение имеет для интерпретации языковой личности ведущего ярко выраженная экспрессивность и оценочность его речи как на лексикосемантическом, так и на синтаксическом уровнях. Говорящий, во-первых, не считает необходимым скрывать свои чувства и эмоции, что в целом полностью соответствует свойственной русским особенности коммуникативного поведения, обозначаемой в научной литературе как «эмоционально выраженная коммуникативная реакция» (Кп/у) [5].

При этом следует отметить, что эмоциональность и оценка говорящего и, соответственно, эмотивные и оценочные характеристики употребляемой лексики, четко различаются в зависимости от объекта речи, а именно, от того, принадлежит ли собеседник или третье лицо к лагерю «врагов» или «своих».

В первом случае лексическая семантика отличается отрицательными коннотациями: это жаргонизмы грубой стилистической окраски, слова с явной (отрицательной) оценочной семантикой. Да и там, где говорящий прибегает к косвенной оценке — иронии и перифразам, — его отношение к сообщаемому, в силу прозрачности внутренней формы используемых выражений более чем понятно слушателям. В этом лексико-семантическом своеобразии речи ведущего реализуется его амплуа политика (Кг/у), бичующего своих противников. Можно сказать, что говорящий совершенно не заботится о «сохранении лица собеседника», что также является частой характеристикой коммуникативного поведения русских (Кп/у) — конфликтности. С другой стороны, такая агрессивность служит мотивированию противника к ответу (стратегия привлечения и удержания внимания, мотивирования к дискуссии) (М-П/у). Осознанная конфликтность (Кп/у) коммуникативного поведения проявляется на речевом уровне в признании бестактности своего вопроса и, тем не менее, в его формулировке.

Эмоциональность и оценочность лексики, употребляемой по отношению к «своим», имеет совершенно иную тональность, больше фамильярную, нежели грубую, что придает общению между «своими» непринужденность, атмосферу легкого подшучивания. Это разделение на «своих» и «чужих» и подчеркивание своей принадлежности демонстрирует одно из главных качеств русского менталитета, черту национального характера, обозначаемую как соборность (Кг/у). С другой стороны, фамильярность и непринужденность беседы даже на политическом уровне свидетельствуют о таком свойстве коммуникативного поведения русских, как приоритет неофициального общения перед официальным (Кп/у). Доказательством тому является обращение и называние участников встречи по имени (Яков, Сергей, Дмитрий и т.д.) и использование в речи анекдотов и шуток, которые в то же время служат и привлечению внимания аудитории (М-П/у).

Особый интерес представляют употребляемые ведущим выражения, которые классифицируются нами в работе как культуремы (логоэпистемы и ло- гоэпистемоиды). К культуремам относят все слова и выражения, имеющие в языковой культуре народа фиксированный, воспроизводимый смысл. Так, употребляемые говорящим выражения «(на западном фронте) — есть перемены или нет», «как Рим нанимал германские племен» /, «и сапоги в Индийский океан», безусловно свидетельствуют о его широкой эрудиции — знании литературы и древней истории. Другие: «Вы были таким плохишом» «Но вас, Жириновский, я попрошу остаться», «ну бедненько, но чисто» всецело служат знаками «своей культуры», знаками «посвященности» при большей (плохиш) или меньшей (Но вас, Жириновский, я попрошу остаться) смысловой нагруженное™ (Кг/у) и говорят об осознанном желании эту принадлежность демонстрировать

(Ц/у), а в силу их (выражений) «броскости» — о желании поддерживать интерес и внимание публики (М-П/у).

Несомненно, культуремы имеют особое значение как емкие смысловые единицы: за относительной краткостью формы скрывается, как правило, глубокий — культурный — смысл. Поэтому эти знаки очень интересны для интерпретации смысла. В отношении личности говорящего они свидетельствуют о национально-культурной и интеллектуальной принадлежности говорящего, степени его образованности и широты кругозора (Кг/у).

Выделяемая нами частотность лексики определенной тематической принадлежности достаточно условна, так как речь ведущего в рамках передачи недостаточно объемна, чтобы можно было провести контент-анализ и подсчитать частотность лексических единиц той или иной тематической / понятийной принадлежности, это можно было бы сделать, скорее, по отношению к участникам дискуссии, имеющим возможность более обстоятельно высказать свою точку зрения. Тем не менее поддерживание и симпатия ведущего к определенным темам и затрагивание таковых в своих репликах позволяет говорить нам о концептуально значимых понятиях, или концептах. Это «правда», «справедливость», «нелюбовь к богатым», «борьба со злом», «мы — правы» {Кг/у) — традиционно важные для русской ментальности темы и понятия.

Не менее интересны для идентификации языковой личности ведущего данные синтаксического уровня, которые мы уже частично проанализировали.

Вполне закономерным для речи ведущего является обилие вопросов, в которых реализуется еще одна его роль (роль интервьюера) и стратегия мотивирования к беседе (М-П/у). Эта особенность речевого поведения определяется, с одной стороны, стратегией ведущего-модератора неуклонно следовать теме (М-П/у), а с другой, — доминирующей позицией ведущего, «правящего балом» (М-П/у).

Литература

  • 1. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий. Варианты речевого поведения [Текст] / Т.Г. Винокур. — М., 2009. — 176 с.
  • 2. Гззизов Р.А. Русское коммуникативное поведение в сравнении с немецким в свете теории сохранения лица [Текст] / Р.А. Газизов // Вестник Башкирского университета. — 2009. — С. 414 — 417.
  • 3. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность [Текст] / Ю.Н. Караулов. — М., 2007. — 264 с.
  • 4. Маслова В.А. Лингвокультурология [Текст] / В.А. Маслова. — М., 2001. — 208 с.
  • 5. Прохоров Ю.Е. Русские: коммуникативное поведение [Текст] / Ю.Е. Прохоров, И.А. Стернин. — М., 2006. — 238 с.
  • 6. Стариченок В.Д. Большой лингвистический словарь [Текст] / В.Д. Стариченок. — Ростов н/Д, 2008. — С. 252.

Доминирование, следование роли («Я — главный») реализуется на вербально-семантическом уровне в частотности как кратких, однословных предложений, четко выражающих точку зрения, а именно: согласие — несогласие, симпатия — антипатия, так и в перебивании партнера. Все это свидетельствует о наличии в коммуникативном поведении говорящего такой черты, как высокая степень регулятивности поведения партнера (Кп/у), также являющейся общенациональной.

Риторические вопросы, обращенные большей частью не к собеседнику, а как реакция на его слова, не предполагающие, как известно, ответов, также свидетельствуют о бескомпромиссности говорящего: ему не нужны ответы, он убежден в своей правоте. В этом ведущий российского ток-шоу, безусловно, «сын своего народа», в коммуникативном поведении которого слабо выражена ориентация на собеседника и вежливость к нему (Кп/у). Об этом же свидетельствует и практически полное отсутствие извинений, слов благодарности, конвенциональных формул приглашения к беседе, преобладание изъявительного наклонения, использование повелительных предложений и перебивание собеседника.

Таким образом, при анализе языковой личности ведущего ток-шоу В. Соловьева было выяснено, что на когнитивно-ценностном уровне реализации исследуемая нами языковая личность характеризуется высоким уровнем владения языком, профессиональной компетентностью, значимость которых осознается самой личностью. Принадлежность к русской культуре для В. Соловьева имеет статус ценности.

На мотивационно-прагматическом уровне говорящий реализует стратегии, определяемые его ролью модератора, интервьюера и шоумена при четко выраженной доминирующей позиции, определяемой установкой на «сохранение своего лица» и «несохра- нение лица противника». Доминирование и резкость формулировок в определенной степени смягчаются неформальным стилем общения и шутливо-иронической тональностью речи.

References

  • 1. Vinokur T.G. Govoryashchiy i slushayushchiy. Varianty rechevogo povedeniya [Speaker and listener. Variants of speech behavior]. Moscow, 2009. 176 p.
  • 2. Gazizov R.A. Russkoe kommunikativnoe povedenie v sravnenii s nemetskim v svete teorii sokhraneniya litsa [Russian communicative behavior in comparison with the German in the light of the theory of preservation of the person], Vestnik Bashkirskogo universiteta [Bulletin of the Bashkir University]. 2009, pp. 414-417.
  • 3. Karaulov Yu.N. Russkiy yazyk i yazykovaya lichnost’ [Russian language and language], Moscow, 2007. 264 p.
  • 4. Maslova V.A. Lingvokul’turologiya [Linguistic and cultural studies], Moscow, 2001. 208 p.
  • 5. Prokhorov Yu.E. Russkie: kommunikativnoe povedenie [Russian: communicative behavior], Moscow, 2006. 238 p.
  • 6. Starichenok V.D. Bol’shoy lingvisticheskiy slovar’ [A large linguistic dictionary], Rostov-on-Don, 2008, p. 252.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >