Привнесение новых ценностей в интернет умаляет его собственную ценность

Звучит коряво, но это правда. Если вы оптимизируете Сеть под один тип приложений, это будет означать, что другие приложения будут чувствовать себя хуже. Например, если вы установите приоритеты для трансляции голоса или видеопотоков на том основании, что они должны про





ходить быстрее, это значит, что вы говорите другим типам данных: «Придется подождать».

Ну а как только вы это проделываете, интернет превращается из чего-то простого для всех в нечто сложное — причем только ради чего-то одного. И тогда это уже не интернет.

Вся ценность интернета произрастает на его краях

Если бы интернет задумывался как умная сеть, его создатели непременно бы осознали сразу необходимость хорошей поисковой системы и внедрили возможности поиска в саму сеть. Но из-за того, что умными

Интернет

не принадлежит никому — ни звукозаписывающей отрасли...


были как раз создатели, они сделали Сеть слишком глупой для этого.

Таким образом, поиск— это сервис, который можно воздвигнуть на любом из миллионов концов интернета. Поскольку люди могут сами предложить любые услуги, которые им захочется получать на своем конце, поисковики стали конкурировать между собой, благодаря чему появились и право выбора для пользователей, и всякие удивительные новшества.

Поисковики — это только один пример. Поскольку все, что делает интернет — это перекидывает биты данных из одного конца в другой, разработчики могут создавать все, что только могут себе вообразить, точно зная, что интернет будет передавать нужные им данные.

Вам не придется получать разрешений у владельцев интернета или системных администраторов, или вице-президента по расстановке приоритетов.

У вас появилась какая-то идея? Претворяйте ее в жизнь, пожалуйста! И с каждой реализацией какой-нибудь подобной идеи ценность интернета возрастает.

Интернет создал свободный рынок инноваций. Это ключ к самой ценности интернета. И именно поэтому...

Деньги утекают на периферию

Если ценность интернета сосредоточена на его краях, сама его связность стремится стать предметом потребления. И людям необходимо обеспечить ей такую возможность.

Формирование товаров потребления — прекрасный бизнес, но все попытки добавить ценности непосредственно самому интернету надо пресекать. Конкретнее: те, кто обеспечивают связность интернета, неизбежно захотят формировать и контент, и предоставлять различные услуги, поскольку сама по себе связность стоит слишком недорого.

Если нам удастся добиться, чтобы эти функции оставались раздельными, рынок сам сможет устанавливать цены, и благодаря этому доступность и инновации в сфере контента и услуг достигнут наивысшего уровня.





Конец мира? Ничего поао6ного, мир концов

Когда Крейг Бертон (Craig Burton) представляет глупую архитектуру Сети в виде полой сферы, состоящей исключительно из одних концов, он рисует картину, которая в точности соответствует самой замечательной особенности этой архитектуры: удалите ценность из центра, и она будет цвести буйным цветом на соединенных между собой концах Сети. Естественно, потому что, когда каждый конец соединен с любым другим, концов, а вернее, тупиков как таковых просто нет.

А что мы делаем на концах? Все, что угодно. Все, что может понадобиться любому человеку, которому понадобилась передача данных.

Обратили внимание на гордость в нашем голосе, когда мы говорим «все, что угодно» и «любому человеку»? Эти «все, что и кому угодно» возможны именно вследствие простоты и глупой примитивности технической архитектуры интернета.

...ни правительствам «основных потребителей интернета»


Поскольку интернет — это соглашение, он не принадлежит никому— ни частному лицу, ни организации. Ни даже тем священным компаниям, которые обеспечивают работу основных магистралей. Ни даже провайдерам, которым мы обязаны возможностью выходить в интернет.

Ни даже хостинг-операторам, у которых мы арендуем серверы. Не принадлежит Сеть и отраслевым ассоциациям, которые считают, что их существование находится под угрозой из-за того, что большинство людей делает в интернете.

Не принадлежит она ни одному из правительств, как бы искренне те ни верили, что стараются обеспечить своему народу безопасность и нравственное благополучие.

Подключиться к интернету означает согласиться наращивать ценности на периферии Сети. И тогда происходит нечто крайне интересное. Мы все оказываемся подсоединенными в равной степени. Расстояние не имеет значения. Все преграды отпадают, и впервые за всю историю человеческая потребность в коммуникациях может быть удовлетворена, вопреки искусственным барьерам.

Интернет впервые предоставил нам средства для того, чтобы стать миром концов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >