Акторно-сетевая теория знания

В роли эксперта, с точки зрения STS, мог выступать и простой сантехник, поскольку последний выступал конечным и в этом смысле более компетентным пользователем знания (luser = local user). Программа STS представала своего рода вызовом в отношении традиционного представления о науке как исключительно автономной, специализированной (М. Вебер), операционно-замкнутой функциональной системе (Н. Луман), ориентированной на когнитивные реакции в случае нарушения той или нормы (нормативного ожидания), а значит, ее пересмотра.

В качестве своего рода ответа на этот «нормативный» пересмотр принципов научного наблюдения может быть рассмотрена Акторно- сетевая теория, словно защищающая знание от нормативного контроля со стороны внешних для науки общественных инстанций путем введения туда новых нечеловеческих игроков или агентов. Задача виделась в том, чтобы обосновать знание так, чтобы оно, во- первых, не зависело бы от индивидуальных (а значит, локальных, случайных, контингентных) перспектив наблюдателя, и, во-вторых, не зависело бы и от замкнутой в себе корпорации ученых, не способных и не желающих выставлять свои достижения на публичный и открытый нормативный суд. Но как это сделать, не прибегая к нормативным ожиданиям сантехников и водопроводчиков? С точки зрения ACT, следовало «дать слово» не только пациентам и «лю- зерам» (что ограничило бы когнитивный произвол в отношении всякой нормы со стороны ученых), но и шире — самим объектам исследования: микробам, лошадям, гравитации и т.д.

В статье Л Textbook Case RevisitedKnowledge as a Mode of Existence Бруно Латур рассматривает случай эволюции лошадей, как она представлена в научных реконструкциях (с точки зрения ученого, руководствующегося «последними данными»). Эта эволюция, с его точки зрения, имеет очевидное направление — увеличиваются размеры тела, утоньшаются ноги, удлиняются зубы. Между тем эволюция семейств и популяций лошадей, взятая сама по себе, и в каждый конкретный момент имела свой собственный конкретный (и однозначно никак не определенный!) вектор — и к уменьшению, и к увеличению, и к утоньшению, и к утолщению органов. Исследователи-де, как правило, имеют дело с последней стадией эволюции и лошадьми последнего типа. Но ведь это никак не определялось линией развития самих многочисленных семейств и популяций лошадей. В этом смысле: эволюции лошадей и эволюция знаний в отношении лошадей суть две разные и гетерогенные последовательности событий.

1

И действительно, эволюцию лошадей определяют случайные факторы развития: давление и разнообразие среды, случайные мутации. Между тем эволюция представлений о лошадях определяется собственными факторами, среди которых ошибки в интерпретации, коррекции коллег, давление времени и социального окружения, точность инструментов, поддержка институтов и финансирования и т.д. Но эти две истории в некоторые моменты словно способны сопрягаться: так, некоторые «архаические» лошади с конкретными векторами «случились» к конкретным исследованиям и конкретным исследователям, как в свое время Ньютон «случился» к гравитации, а Пастер «случился» к микробам.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >