Мультикультурализм как отсутствие двойной контингенции

Необходимая для коммуникации самодифференциация — добровольный процесс, и социальная интеграция это обоюдное самоограничение самодифференцированных, но сопряженных друг с другом

2

социальных подсистем. Однако коммуникация возможна лишь при успешной двойной контингенции, когда Alter и Ego обращаются к единым хорошо известным паттернам социальной памяти, чтобы предсказать действия друг друга в типовых ситуациях социального взаимодействия. Иное дело — сосуществование бессолидарной коммуникации, мультикультурализм в логике автономных «Обществ обществ» Ч. Кукатаса, когда каждая из социальных подсистем функционирует в собственной логике и не всегда ориентирована на коммуникацию даже в формате учета позиции «другого».

Для коммуникации действия и реакции ее участников должны быть предсказуемы друг для друга, их интеракции ожидаемы и ориентированы на единый результат — собственно, взаимную коммуникацию. При том, что конечные задачи такой коммуникации каждой стороне могут представляться своеобразными, общей целью должна быть собственно коммуникация как взаимодействие. Даже для несхожих своими атрибутами культурных традиций возможна коммуникация, если стороны окажутся едины в понимании целей взаимодействия. Если каждая или одна из сторон отказывается от коммуникации или реакция Alter на действия Ego становится для Ego непредсказуемой, двойная контингенция оказывается невозможной.

Т. Парсонс, определяя двойную контингенцию через взаимодействие взаимозависимых акторов1, отмечает, что Alter, который не реагирует на Ego, в том числе за неимением собственных ожиданий от действий Ego или коммуникации, не является участником взаимодействия. Термин «взаимодействие» Т. Парсонс употребляет для обозначения отношений действующих акторов, каждый из которых обладает собственными системами действия, подчеркивая, что такое взаимодействие не является взаимозависимостью. Группы меньшинств, не реагирующие на ожидания большинства, самоисключа- ются из коммуникации, тогда как большинство, не понимая конечных ориентаций меньшинств, места, которые они отводят себе в общей социальной структуре, возможного результата взаимодействия, сторонятся общения. Это справедливо и с «обратным знаком» для меньшинств, которые не видят для себя места в социальной структуре (причем, речь здесь идет не столько об этнокультурных меньшинствах, сколько о разнообразных социальных подгруппах, желающих определенности в своем месте в соц структуре).

Соответственно при коммуникации удовлетворение Ego от взаимодействия будет зависеть от выбранных альтернатив из числа име-

1

ющихся. А реакция Alter будет зависеть от осуществляемого Ego выбора и определяться выбором со стороны Alter. В итоге вследствие двойной зависимости коммуникация как условие воспроизводства культурных образцов не может существовать без 1) абстрактных обобщений Alter и Ego действий друг друга; 2) стабильных значений интерпретаций действий, которые могут быть гарантированы только «конвенциями», одинаково соблюдаемыми сторонами.

Успешная двойная контингенция должна опираться на общую символическую систему, так что внешние символы порождают у обоих один и тот же образец ориентации. Тогда как успех двойной контингенции в рамках мультикультурализма проистекает из понимания сторонами коммуникации общей итоговой цели из взаимного действия: если это построение мультикультурного сообщества, то необходимо солидарное согласие с необходимостью выстраивания обоюдного движения навстречу этой цели. Кроме того, взаимодействующие стороны должны достичь договоренности об атрибутах общей цели: если это многосоставное сообщество, должна быть принципиальная договоренность о положении религии, роли женщины и границах самоопределения. Несмотря на взаимодействие различных культурных традиций, они должны быть объединены общей культурой в социологическом смысле — как общими базовыми представлениями об атрибутах социальной системы, которую они составляют. Культура обеспечивает воспроизводство ценностных образцов, которые используются Alter и Ego в процессе оценивания действий партнеров по коммуникации, собственно без культуры как общего коммуникативного нарратива, как резюмирует Т. Паронс, социальные системы невозможны. Для успешной двойной контингенции Alter и Ego должны совпадать в симпатиях эталонным переменным ориентаций социального действия: эффективность — аффективная нейтральность; универсализм — партикуляризм; ориентация на себя — ориентация на коллектив, качество — результативность; диффуз- ность — специфичность1.

Солидарность с теми или иными ориентациями социального действия, по Т. Парсонсу, заложена в культуре: для традиционных обществ характерны ориентация на эффективность, партикуляризм, ориентация на коллектив и качества, диффузность. Для современных, напротив — аффективная нейтральность, универсальность, ориентация на себя, результативность, специфичность. Для успешной двойной контингенции стороны коммуникации должны совпадать в ориентациях социального действия. Это происходит, с одной стороны, при установках на востребованный всеми сторонами коммуникации межкультурных диалог. С другой стороны, коммуникация возможна, когда Alter и Ego — современные системы, ориентированные на ценности рациональности, универсализма и результативность своего взаимодействия. Однако, даже если одна из сторон коммуникации ориентирована на сохранение традиционного для себя образа жизни, двойная контингенция невозможна. Т. Парсонс, как уже отмечалось, находит решение проблемы двойной кон- тингенции в культуре, которая регламентирует признание и принятие общих ценностей и норм. Сомнительна мультикультурная коммуникация и когда узкие локальные интересы преобладают над гражданским универсализмом, а традиционализм и аффективность над рациональностью. В рамках данной логики мультикультурализм обречен на неудачу до тех пор, пока стороны коммуникации не солидаризируются в признании норм публичной сферы, оставив для выражения своих «особенностей» частное пространство. Наконец, прежде коммуникации необходимо достичь общего соглашения с нормами гражданской культуры.

Иное видение решения проблемы двойной контингенции предлагает Н. Луман: оно не в социальном, но во временном измерении, когда контингенция складывается в отсутствии универсальной ценностной системы, но в процессе длительного общения методом проб и ошибок. Двойная контингенция у Н. Лумана интерпретируется как взаимность, используемая для легитимации обязывающей силы отношений обмена. Так что именно двойная контингенция наилучшим образом пригодна для формирования социального доверия и взаимности, которая «служит важнейшим средством связи со временем». Важно и то, что в отличие от Т. Парсонса, который рассматривает двойную контингенцию как условие социального действия, Н. Луман видит в двойной контингенции основание воспроизводства социального порядка. Социальный порядок, по Н. Луману, образуется когда кто-то задает время, запускает действие, делает предложение или самопрезентацию и тем самым ставит других перед необходимостью реагировать. Какие-то из подобных моментов коммуникации закрепляются, становясь отправными точками для совместного будущего.

Однако в логике временного решения проблемы двойной контингенции у Н. Лумана не очень понятно, как будет определяться

Луман Н. Общество общества. Дифференциация. Самоописания. В 2 т. (пер. с нем.) Gesellschaft der Gesellschaft. Т. 2. 2011. С. 63.

Там же.

корректность/некорректность, допустимость/недопустимость действий участников коммуникации. Как пишет Дирк Беккер, культура выступает памятью и контрольным механизмом сообщества, которая может проводить черту между корректным и некорректным поведением[1]. Поэтому можно согласиться с тезисом Н. Лумана о растянутом во времени длительном процессе коммуникативной подстройки Alter и Ego. Но одновременно необходимо принять идею Т. Парсонса, что культура и ориентация на социальное действие, характерные для современных обществ, необходимы в качестве контрольного механизма двойной контингенции. Разнообразные культурные традиции сколь угодно долго могут пытаться приспособиться друг другу, но залогом их успешной коммуникации может быть только сознательная самодифференциация (готовность отказаться о части свободы самовыражения ради социального порядка) и солидарное видение общей рамочной социальной системы, и солидарное действование в рамках совместной коммуникации.

Рассуждая об условиях социального согласия в лумановской парадигме, А. Антоновский указывает на интерпретацию Луманом социальной интеграции безотносительно к солидарному поведению индивидов[2]. Для успешной двойной контингенции вовсе не обязательно солидарное действие, достаточно не вступать в конфликтное противоречие или даже участвовать в конкурентных отношениях по поводу совместного медиума коммуникации — к примеру денег или власти. А. Антоновский интерпретирует социальную интеграцию, по Н. Луману, как в первую очередь ограничение степеней свободы и взаимной координации систем и их подстройки друг к другу хотя бы в формате взаимного учета целей друг друга[3]. Речь идет либо о минимально неконфликтном сосуществовании в рамках общей социальной системы, либо о структурном сопряжении отдифферинциро- вавшихся систем, когда один и тот же социальный процесс или составляющая социальной системы одновременно становится элементом многих систем. Наличие культурных различий в узком смысле не помеха для успешной двойной контингенции, тем более, что в обыденной жизни внимание к ним часто преувеличено (это показали события 2015 г., когда La Fete Nationale (День взятия Бастилии) не мигранты, а вполне французская молодежь «отметила» поджогом машин в парижских пригородах). Важным является взаимно разделяемая цель воспроизводства общей социальной системы (конкретного общественного порядка, обеспечивающего, к примеру, социальные гарантии и широкие возможности самореализации всем своим участникам), либо когда солидарно признаются нормы и требования экономической или политической подсистем[4].

В работе «К общей теории действий» Т. Парсонс выдвигает схожую идею, что широкая интерпретационная «вариативность» культуры не является помехой для социальной интеграции, но, напротив, при общей (отнюдь не строгой) ориентации на конкретные эталоны ценностей интерпретационная вариативность культур является залогом эффективного воспроизводства социальной системы. Приверженность культурным образцам детерминирует социальное действие, ориентированное на конкретную систему эталонов ценностных ориентаций, а последние определяют образцы взаимных пар и обязанностей, формирующих ролевые ожидания и санкции, стандарты когнитивных и оценочных суждений. Интересно, что Т. Парсонс, избегая «закрепления» за культурой узкого понимания, указывая, что культура представляет собою «сложную констелляцию элементов», подчеркивает, что культура как в широком смысле мотивационная ориентация — катектическая (объясняющей/детерми- нирующей значимость для субъекта тех или иных объектов) или символическая — ценна тем, что содержит эталонный набор решения некоторого типа ориентационных проблем. Если культура понимается как система идей, это набор когнитивных решений, культура как символическая система детерминирует поведенческую матрицу, культура как система ценностных ориентаций служит решению проблем оценивания[5].

И мультикурализм как культурное многообразие «работает» при ориентации на общий знаменатель взаимно разделяемой цели воспроизводства общей социальной системы или парсоновской «соци- ентальной системы», обладающей усредненной рамкой «гражданской культуры». В этом смысле ориентация мультикультурализма на «общий знаменатель» гражданской культуры позволяет сохранить и внутреннюю свободу, и внутреннее многообразие, избежав пустой политической риторики о единстве народа (что Ч. Кукатас называл залогом успеха многосоставных сообществ). И кроме того мультикульутрализм делает возможным множественные идентичности и понимание независимых систем самоописания[6].

Задачей мультикультурного сообщества является не нивелирование несхожести культурных образцов, но условие ориентации на условную Leitkultur (в классическом ее понимании, как системы воспроизводства просвещенческих ценностей демократии, секуляризма, прав человек и гражданского общества), а не на локальную культуру группы или общины.

Вторя парсоновской идее ориентации не на примирение различий, а на поиск общей логики коммуникации, П. Донати обращается к теории дифференциации для анализа проблематики мульти- культурализма. Применительно к мультикультурализму П. Донати отмечет, что проблема культурного многообразия в отсутствии как четко оговоренных причин уважения к инаковости другого, так и конкретного механизма шагов навстречу друг другу Alter и Ego. Поэтому, как пишет П. Донати, в рамках мультикультурных сообществ культура должна пониматься не в узком смысле, а как производное от коммуникации. В рамках такого понимания культуры не требуется единое понимание мира, но общей является его солидарная проблематизация (симметричная актуализация проблем в той или иной сфере) и поиск противодействия вызовам, генерируемым функциональной рациональностью систем. Признание «другого» не означает признания его тотальной чуждости, поскольку отношения оговаривают дистанцию, но предполагает принятие существования уникальных сущностей.

Интерпретируя мультикультурализм через призму системной теории, можно ожидать, что успешной окажется межкультурная коммуникация самодифференцировашихся социальных подсистем при условии, что их представители придерживаются примерно общей логики самоописания единой социальной системы. Успех межкультурной коммуникации связан с задачей воспроизводства коммуникации в рамках самореферентной социальной системы, осознающей свои культурные границы. Предложение же признать мультикульту- рализмом легитимацию сложившегося «параллельного» сосуществования ограниченных в своем публичном своеобразии повседневных практик мало соответствует идее свободной коммуникации самодифференцировавшихся социальных систем.

2

  • [1] BaeckerD. The Meaning of Culture. Thesis Eleven. 1997. № 51. P. 37.
  • [2] Антоновский А. Ю. Эволюция: системно-конструктивистский подход / Луман.Эволюция. М„ 2005. С. 215-255.
  • [3] Антоновский А.Ю. Социальные системы Никласа Лумана / Луман Н. Власть.М. 2001.
  • [4] Антоновский А.Ю. Начало социоэпистемологии: Эмиль Дюркгейм // Эпистемология и философия науки. 2007. № 4. С. 142—161.
  • [5] Парсонс Т. К общей теории действия. Теоретические основания социальныхнаук / О структуре социального действия. М.: Академический Проект, 2000.С. 445.
  • [6] Kittel В. (1993). Die Selbstbeschreibung der Gesellschaft. Der Begriff derNation als missing link der Systemtheorie? IHS-Forschungsberichte, ReihePolitikwissenschaft, Nr. 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >