вторая СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩЕСТВА — ПОНЯТИЕ, СВОЕОБРАЗИЕ, ТИПОЛОГИЯ

(по материалам конференции «Современные общества — понятие, своеобразие, типология»)1

В современной социальной теории формулируются самые разнообразные принципы классификаций и типизаций современных обществ, и всякое притязание на создание социальной теории использует или создает свою собственную. При этом и само понятие современности требует прояснения, поскольку и оно выступает принципом классификации: деления на современные, традиционные, постсовременные общества.

В связи с этим организаторы конференции обратились к фундаментальной социально-онтологической проблеме. Как работают процедуры социальных классификаций и дефиниций в самой социальной реальности? Зависят ли они от реально существующих обществ, сообществ и институтов, так называемой субстанции социального (социальный реализм)? Или же таковые классификации и типизации являются всего лишь когнитивными инструментами, при использовании которых возникают некие теоретические фикции, не обнаруживающие своих коррелятов в социальной реальности самой по себе (социальный конструктивизм)? В рамках этого общефилософского контекста организаторы конференции ставят следующие общие вопросы.

Способны ли наблюдатели относительно свободно выбирать ведущие различения (этносов/наций, цивилизаций/культур, общества/ сообществ, интеракций/коммуникаций, действий/ожиданий, сис- темы/функций) как основания для собственных теорий? Создаются ли в рамках таких наблюдений идентичности, пусть и претендующие на роль реальных социальных институтов, но фактически выступающие всего лишь одной из сторон соответствующих дистинкций, используемых кабинетными теоретиками? Насколько велика свобода наблюдателя в выборе его оптики и глубины фокуса при определении современных обществ? Рождаются ли социальная реальность в ходе научных описаний, или в самой реальности должны быть обнаружены жесткие сцепления элементов (своего рода социальные атомы), которые уже невозможно свободно варьировать, комбинировать или попросту игнорировать в научных наблюдениях? И если такое «ядро социальной реальности» (А. Щюц) все-таки существует, то как возможно его фиксировать, определять, типизировать и систематизировать?

В связи с этой общей постановкой проблемы организаторы выносят на обсуждение следующие вопросы о принципах классификаций современных обществ. 1. Можем ли мы зафиксировать элементарные единицы современных обществ (своего рода «атомы» или «клетки»), ассоциирующихся по тем или иными основаниям (функциям, задачам) и этим создающие части социального целого (органы, организации, ассоциации индивидов, социальные системы)? Что может претендовать на роль таких элементов: индивиды, их действия, коммуникации, ожидания, нормы и ценности или что- то еще? 2. Есть ли в современном и очевидно дифференцированном обществе какая-то ведущая (доминирующая, интегративно более значимая или опережающая) сфера или подсистема (экономика? наука? политика? ), в рамках которой формируются базовые отношения так, что все остальные к ней подстраиваются, над ней надстраиваются или к ней приспосабливаются, т.е. выступают в виде догоняющих подсистем (Э. Дюркгейм) или надстройки (К. Маркс)? Или же все подсистемы следует признать равноправными и взаимноавтономными, вносящими собственный вклад в общественное разделение труда и функций? 3. Каковы действительно фундаментальные социальные демаркации, способные служить основой классификации современных обществ: структурно-функциональные? государственно-политические? цивилизационные или культурные? этно-национальные или религиозные? 4. Насколько глубоки границы между обособленными частями общества, будь это функциональные сферы (право, экономика, религия, образование и т.д.) или части мирового общества, отделенные государственно-политическими границами (страны или государства)? 5. Существует ли мировое (глобальное) общество как некая целостность, в рамках которой включенные общества могут рассматриваться лишь как интегрированные, подчиненные и субординированные образования? Или же онтологический приоритет следует отдать странам или государствам — независимым субъектам, свободно вступающим в международные отношения и кооперирующиеся на основании внутренним образом определяемых политик? 6. Каков статус временных и философско-исторических классификаций и типизаций? Могут ли в современном обществе присутствовать «примитивные», «традиционные» и в этом смысле — «отстающие» и «не приспособленные к современности» формы социальности, сообществ, политических режимов? Или же следует исходить из принципов общей теории эволюции и признавать все существующие «формы социальной жизни» равно приспособленными (ведь в мире «живых систем» не наблюдается «плохо приспособленных» организмов)? 7. Возможна ли социальная теория, способная воспринять и объяснить исходя из собственной логики все наличные формы социальных классификаций? Или же социальные теории обречены оставаться «несоизмеримыми» (Т. Кун), поскольку зависят от собственной оптики и наблюдательного инструментария, используют одни ведущие различения и оставляют без внимания другие.

Ю.И. Семенов

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >