Коммуникация — это понимание информации сообщения!

Типология современных коммуникаций как типология функциональных систем

Но что нам дает такое понимание структуры коммуникации?

Проблема

Можем ли мы выделить ее специфические типы, характерные для исторического прошлого и современности, и зафиксировать изменения в структуре коммуникации, которые бы были одновременно изменениями в типах общества?

Мы различили в коммуникации сообщение и информацию. Но ведь это различение действия и переживания (мотива) данного явно и скрытого в глубине сознания ментального акта.

Ведь именно второй момент коммуникации — полюс информации, составляет проблему любой коммуникации, возможный конфликт интерпретаций, противостоящий консенсусному полюсу сообщений. Но именно эта проблематичность любой информации мотивирует и провоцирует коммуникацию, выступает ее мотором, требует продолжать, уточнять, задавать вопросы. Но полного понимания о смысле сообщения нам не достигнуть никогда.

Именно это различение некоторой независимой переменной — действия-сообщения и зависимой переменной — информации (переживаемого в недоступном для участников мотива, цели) позволяет ввести две другие базальные переменные — Эго и Другого.

Другого как инициатора общения, того, кто делает это сообщение и закладывает в него информацию.

Эго — реагирующего своими переживаниями или ответными действиями на переживания и действия Другого.

Теперь базальная структура переменных, задающих все типы общения, сформирована.

Достаточно лишь посмотреть на то, какие комбинации эти четыре переменные образуют, чтобы зафиксировать возможные типы общения или, что то же самое, общества. Метод, который это делает возможным, называется метод перекрестного табелирования. Им пользовался Парсонс, когда создавал свою AGIL схему. И Витгенштейн в знаменитых таблицах истинности.

Четыре возможные комбинации действий, переживаний Эго и Другого:

Эго переживает, реагируя на переживания Другого.

Эго действует, реагируя на переживания Другого.

Эго (не действуя) переживает, реагируя на действия Другого.

Эго (не переживая) действует, реагируя на действия Другого.

Эти четыре возможных констелляции задают своего рода связи внутри атомов общества, или коммуникаций. Это энергетические уровни или электронные орбитали. Это квантовая физика общества. На более уровне коммуникативных систем действует химические — межатомные связи, между самими коммуникациями. Но базовый уровень сохраняет это значение.

Итак, мы зафиксировали внутриатомную структуру из четырех комбинирующихся переменных.

Те или иные комбинации образуют межатомные связи. В этой функции выступают символические медиакоммуникации — истина, власть, деньги, любовь.

Медиакоммуникации — химическое сродство коммуникаций

Медиакоммуникации, как средства, сцепляющие или склеивающие родственные коммуникации в системы (химическое сродство), — обладают рядом сходных признаков. Мы с ними хорошо знакомы по деньгам — например, они представляют всего лишь символы, это значит, что у них как бы нет собственной субстанциальной основы, они приобретают собственное значение, если реферируют к чему-то, к какой-то более глубинной ценной реальности — материальной основе символа.

Так, истина, конечно, символизирует научную деятельность в том смысле, что распределяет все пропозиции на истинные и ложные, обеспечивает закрытость системы, поскольку третьего значения не дано и ничего не может быть добавлено извне. Но если мы спросим практикующего ученого, ищет ли он истину, или задумывается на тем, что значит быть истинным, то сомневаюсь, что он ответит. Если спросить практика, он скажет, что он ищет или создает новуюреальность с новым свойствами. Если спросить теоретика, он ответит, что он находит или создает новое знание, желательно полное и непротиворечивым образом выстроенное. То, что знание еще должно быть снабжено дополнительным индексом истинности, далеко не очевидно.

В этом смысле обобщающие системные символы просто указывают на общность активности некоторого множества коммунициру- ющих людей. Сама же это общность должна иметь реальную (физическую), а не символическую природу.

Соответственно, у каждого символа, чтобы обеспечить прочность и устойчивость системы, должен быть коррелят в реальности, с которым ему приходится вступать в симбиоз. Иначе символ инфляци- онирует так, же как инфляционируют деньги. С инфляцией символов мы встречаемся, когда истинные предложения не могут быть обоснованы; распоряжения власти не выполняются. Любовь остается платонической и утрачивает мотивирующее значение, не может подтверждать сексуальными отношениями; деньги теряют в стоимости.

Чтобы символы функционировали, они должны в критических случаях уметь реферировать к реальности; к телесным процессам, которые лежат в основании той активности, которую они символизируют.

Так, наука может опереться на общие механизмы восприятия всех исследователей; политика на процессы насилия, обеспечивающие власть; телесные сексуальные связи служат подкреплением и удостоверением любви. И возможно фактическое потребление (насыщение тела), обеспечивающее ценность денег, на которые это можно купить.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >