ОБ АНОМАЛЬНОСТИ СОЦИАЛЬНОГО И КОНТРФАКТИЧНОСТИ НАУЧНЫХ ЗАКОНОВ

Идея К.Х. Момджяна, если представить ее в едином тезисе, сводится к следующему: общество, как бы его ни понимать, не может быть выведено из сферы, которая регулируется законами, не уступающими в своей универсальности, принудительности и объективности классическим физическим законам.

Этот тезис можно было бы назвать аномальным социомонизмом: монизмом в том смысле, что общество не представляет какой-то параллельный мир, существующий наряду с физическим и свободный от каузирующих импульсов, исходящих из физического мира. За связь с этим миром отвечают базовые потребности и коррелирующие с ними интересы[1].

Аномальность социомонизма связана с тем, что социальные законы (выражающие связь — причиняющая реальность/результи- рующее социальное действие) все-таки не являются жесткими настолько, чтобы на их основе (т.е. на основе контрфактической связи: если А, то В) можно было со стопроцентной достоверностью предсказывать и объяснять событие В, если известно событие/!. Или, как пишет К.Х. Момждян:

«Единичные и неповторимые события не могут быть редуцированы без остатка к стоящим за этими событиями структурам, — универсальным законам общественной жизни, но они не могут быть поняты без обращения к этим структурам». Это ключевое предложение указывает, что социальная теория не может редуцироваться к физике. В этом состоит аномальность социального. Но тем не менее социально значимые события должны быть включены в физическую онтологию необходимых причинно-следственных связей[2].

Преимущества такого подхода очевидны. Социальные события (социальные действия, коммуникации, формулирование идей, потребности и интересы) не выводятся за пределы физической, и значит — каузально-закрытой системы. Ведь в противном случае к не нуждающейся в дополнительных каузациях (т.е. закрытой) системе физических движений и изменений добавлялись бы какие-то избыточные причины — гипотетические социальные факторы. Но ведь все физические движения и изменения, не исключая фактические (т.е. материально выраженные) действия и сообщения, должны с достаточной убедительностью объясняться предшествующими физическими движениями и изменениями.

Несмотря на всю свою привлекательность, подход обнаруживает явную противоречивость. Как совместить социомонизм и аномалии? Или другими словами: как возможны причины и следствия, лишенные атрибута жесткой повторяемости и универсальной воспроизводимости, что и принято называть законами? Возникает классическая проблема: возможна ли причинно-следственная связь, не вписанная в объясняющий его универсальный закон[3]?

Принцип причинности, подразумевающий номологизм (номоте- тичность в терминологии К.Х. Момждяна и В. Виндельбанда), и возможность аномалий (желание и возможность пойти в театр не во всех случаях приводит к посещению театра, наличие революционной ситуации не во всех случаях приводит к революции)? Но как переубедить практикующего ученого и философа науки, убежденного в том, что везде там, где есть причинность и ничто не препятствует ее реализации, есть и универсальный закон, всегда выполняющийся при наличии такого рода причины и отсутствии помех?

  • [1] Речь идет социомонизме с целью отличить от более узкого ментального монизма в теории сознания (вариант теории тождества), который настаивает натом же тезисе каузального единства и причинной замкнутости мира применительно к человеческому сознанию. Как пример: Davidson D. Essays on Actionsand Events, Oxford: Clarendon Press. 1980.
  • [2] В этом аномальный социомонизм ничем не отличается от аномальногоментального монизма, признающего, что ментальные события вступаютв причинно-следственные интеракции с физическими событиями (желаниепойти в театр — причина физического посещения театра, посещение театра — причина переживания удовольствия от просмотра постановки), ноэти объективные причинно-следственные связи не «покрываются» жесткимуниверсально-повторяющимся законом.
  • [3] Дискуссия развернулась, как известно, вокруг т.н. covering law model ofexplanation К. Гемпеля. Сам Гемпель допускал иные — не причинные (индикационные, структурные) законы. Можно согласиться, что не все законыоснованы на регулярном воспроизводстве причин и следствий, но с тем, чтоне все причины и следствия есть выражения закономерности, согласитьсятруднее.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >