Три попытки связать каузально уровни социального познания

Как же решить проблему связи ненаблюдаемого макроуровня и наглядного, эмпирически фиксируемого микроуровня — уровня конкретных действий и коммуникаций? На мой взгляд, были предприняты как минимум три систематические попытки установить связи теоретического знания и подтверждающих его наблюдений. Речь идет о неоутилитаристском (М. Вебер, Дж. Коулман), функционалистском (Т. Парсонс), коммуникативистском (Н. Луман) подходах к построению социальной теории.

Гипотеза Вебера состояла в том, что некое теоретическое понятие (в данном случае — протестантизма как системы религиозных действий, ожиданий, образцов поведения, религиозных предписаний и установок) описывало некоторый непосредственно ненаблюдаемый феномен, особенную конфессию как социальную макросистему, которая причинным образом порождает другой ненаблюдаемый макрофеномен — капитализм (как систему идеальных действий, образцов поведения, направленного на — оптимальное по времени — накопление капиталов и монетизацию собственности с целью дальнейшего приобретения собственности)[1].

Эти каузально-сопряженные феномены, очевидно, как таковые недоступны непосредственному наблюдению. Ведь наблюдаться (т.е. фиксироваться в пространстве и времени посредством органов чувств) могут лишь конкретные действия людей, где у каждого действия, как у конкретного события, наличествует собственная причина — некоторое непосредственно предшествующее микрособытие (например, предыдущее действие или психическое желание совершить действие), но не какая-то глобальная и комплексная макрос-система религиозных представлений и предписаний.

Как же в этом случае обосновать, что у некоторого конкретного действия (скажем, у конкретного акта накопления) есть и некоторая дополнительная, «высшая» причина? Например, протестантизм как социальная система религиозных установок и предписаний выступает причиной соответствующих аскети- чеких и накопительных действий (помимо, вне и наряду с конкретными мотивациями, порождающими проистекающие из них действия?). Но постулирование такой избыточной причины, как и в случае вышеозначенного подхода Дюркгейма, нарушает принцип закрытости физической картины, предполагает сверхдетерминизм? Ведь всякий конкретный акт накопления объясняется соответствующим мотивом как смыслом и причиной данного действия.

Для решения этой проблемы Дж. Коулман предложил свою схематическую интерпретацию Веберовской гипотезы1.

природе своей плодоносны и способны порождать новые деньги. Деньги могут родить деньги, их отпрыски могут породить еще больше... Тот, кто изводит одну монету в пять шиллингов, убивает (!)... целые колонны фунтов» (Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс. 1990).

Представленная ниже схема несколько модернизирует оригинальную схему Дж. Коулмана. Coulman J. Social Theory, Social Research, a Theory of Action // American journal of Sociology. 1986. № 91. R 1322.

Протестантизм как культурно-религиозный макрофеномен — ин- тернализуется (в свою очередь, каузально, т.е. посредством чтения религиозных трудов, школьного и семейного воспитания) в сознании или психике некоторого актора, превращаясь из абстрактной культурно-религиозной ценности в некоторую практическую интернализированную установку сознания (предрасположенность действовать определенным образом), психическую диспозицию, желание или потребность в аскетической жизнедеятельности, получившую название «внутримировая аскеза».

Эта психическая установка причинным образом вызывает к жизни экономическое действие: производство и продажу товара, с последующим накоплением денег, не растрачиваемых на внеэкономические нужды (поскольку это противоречило бы установке аскезы). Эти экономические действия ведут к аккумуляции некоторого массива аналогичных экономических действий, где одно экономическое действие (продажа), ориентированное на накопление капитала (и последующие покупки), предполагает другое экономическое действие покупки, сходным образом ориентированное на накопление капитала, т.е. денег, а не собственности.

В конечном счете причинно-следственные микросвязи мотиваций и действий (причинная связь аскетических психоустановок и накопительных действий) объясняют первоначально неявную (вспомним здесь макросвязь температуры и давления!) каузальную макросвязь: причинно-следственную связь протестантизма и ново- образующихся рынков товаров, капитала и труда (т.е. капитализм).

В подходе Дж. Коулмана действительно снимается дилемма эмер- джентизма/редукционизма. Ведь здесь эмпирически доступный наблюдению уровень действий и переживаний рождает макроэффекты. И напротив, недоступные непосредственному наблюдению макрофеномены (социальные макросистемы) причинным образом порождают микропроцессы. Причем эффекта порочного круга (как и двойной или сверхдетерминации) не возникает, поскольку имеет место цепь качественно различающихся разноуровневых, но каузально связанных феноменов и процессов. Эффект сверхдетерминации отсутствует, поскольку каждое конкретное следствие предполагает конкретную причину, а феномены макроуровня (протестантизм и капитализм) каузально связаны между собой тогда и только тогда, когда явления микромира (действия и переживания) в свою очередь образуют каузальные связи.

  • [1] Вебер, как известно, начинает определение капитализма «документально», цитируя соответствующий документ эпохи Б. Франклина: «Помни, что время — деньги; ... Помни, что кредит — деньги. ... Помни, что деньги по
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >