Системно-коммуникативный подход в иерархизации уровней социальной теории

Своеобразный способ связать уровень теоретический описания коммуникативных макросистем и эмпирический микросоциологии предложил Н. Луман1. Базисное утверждение состояло в том, что на уровне анализа конкретного действия практически любая ситуация может описываться всего лишь двумя переменными-дистинкциями: дистинкцией действия/переживания и дистинкцией Эго/Другого. Очевидно, что социальное действие (как самостоятельный и абстрактный объект анализа, рассматриваемый как бы безотносительно к тому, кто его совершает) само по себе лишено способности воспринимать окружающий мир. Но для того, чтобы оно состоялось, должно как-то «учитываться» состояние внешнего по отношению к действию предметного мира. За эту функцию отвечает (дополнительная и внешняя по отношению к действию) способность сознания воспринимать, переживать и желать. Поэтому переменная переживание должна быть отлична от переменной действие. Переживание (= ментальный акт), безусловно, является следствием и причиной действий, но тем не менее (по крайней мере в современных обществах) должно пониматься как элемент некой автономной (субъективной) реальности или автономной истории переживаний.

С другой стороны, любое социальное действие не осуществляется вне наличия хотя бы двух коммуницирующих друг с другом людей, один из которых (Ego) своими действиями (и переживаниями сознания) специфическим образом реагирует на действия (и переживания сознания) некоторого Другого.

Две вышеуказанных теоретических переменных любого общения (Эго/Другой и действие/переживание), описывающие воз-

Luhmann N. Die Gesellschaft der Gesellschaft. Suhrkamp. 1996.

можности коммуникации на микроуровне анализа, задают номенклатуру ключевых типов коммуникации, средств — символов и мотиваций, и, как следствие, типов макросистем коммуникаций — на ненаблюдаемом теоретическом уровне описания макросистем коммуникаций1.

Эта схема позволяет вернуться к классическому пониманию организации научного знания, свойственному для развитых (физических) теорий. На микроуровне (уровне переживания Другого) постулируются ненаблюдаемая, но лишь теоретически полагаемая реальность — скрытое от наблюдателей человеческое сознание, которому вменяются набор гипотетических установок и мотиваций. Комбинации переменной переживание/действие с другой теоретической переменной Эго/Другого позволяет сконструировать все возможные и фактически наблюдаемые коммуникации современного общества. Связь теории и подтверждающих теорию наблюдений является наиболее экономичной (малое число переменных делает возможным широкий наблюдательный обзор). Ниже мы, опираясь именно на эту схему наблюдения социальной реальности, предложим эпистемологические выводы, которые вытекают из такого рода схематизации.

Итак, опираясь на системно-коммуникативный и социоэписте- мологический подход (предполагающий две референции в теории коммуникации: знание и общество), мы рассматриваем общее и различное в теоретических формах естественно-научного и социального типов знания. Была поставлена и рассмотрена проблема: способна ли социальная или коммуникативная теория выказывать инвариантные или универсальные формы (свойственные также и естествознанию), или же она обладает неким неустранимым своеобразием как в отношении предмета исследований, так и в отношении методов? В этой связи обосновано, что структура естествознания предполагает методологический редукционизм, в самых общих чертах утверждающий, что внутренняя структура того или иного объекта или явления, описываемая теоретически, конституирует и дает причинное объяснение наблюдаемым макрофеноменам, определяет макрохарактеристики этих объектов. Между тем социальная теория, напротив, связывает с базисным (причинным и объяснительным) уровнем утверждений некоторые макроструктуры (социальные системы политики, экономики, религии).

Соответствующую перекрестную таблицу см. в статье в этой книги: Антоновский А.Ю. От эволюции коммуникативной структуры к исторической типизации обществ.

В связи с этим формулируется утверждение о том, что наблюдать общество приходится исключительно по его наблюдаемым следствиям или эффектам, в то время как само оно, как конкретный пространственно-временной объект, ускользает от наблюдения. В связи с этой гипотезой ставится и рассматривается проблема социальной каузации и их обобщений в социальных законах. В качестве решения был обоснован вывод, что в мире самом по себе нет однозначно определенного разделения на внутренние и внешние детерминации или каузации без учета наблюдательных перспектив того или иного наблюдателя. Утвеждается, что закономерности поэтому следует искать не в самих каузациях, а в типичном приписывании (или распределении) причин; показано, что общество не может быть рассмотрено как закрытая физическая система с однонаправленными детерминациями от причины к следствию, поскольку общество устроено кибернетически, т.е. некоторым круговым образом, на основе позитивных и негативных обратных связей.

Невозможность явного различения уровня теоретических (номо- тетических) законов общества и фактических эмпирико-феноменальных описаний социальных процессов ставит проблему установления связи ненаблюдаемого макроуровня и наглядного, эмпирически фиксируемого микроуровня (уровня конкретных действий и коммуникаций). В связи с этим обосновывается вывод о необходимости использования системно-коммуникативистского подхода к формулированию социальных законов, предполагающего классическое понимание организации научного знания, свойственного развитым (физическим) теориям. На микроуровне (уровне переживания Другого) постулируются ненаблюдаемая, но лишь теоретически полагаемая реальность — скрытое от наблюдателей человеческое сознание, которому вменяются набор гипотетических установок и мотиваций. Комбинации переменной переживание/ действие с другой теоретической переменной Эго/Другого позволяет сконструировать все возможные и фактически наблюдаемые коммуникации современного общества.

Е.В. Брызгалина

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >