Заключение

Ю.И. Семенов

О СПЕЦИФИКЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ, ОБ ОТНОШЕНИЯХ КОНКРЕТНЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК, СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ И СОЦИОЛОГИИ

[1]

Проблема специфики исторического познания

История (везде, где это специально не оговорено, имеется в виду история лишь цивилизованного, классового общества) внешне выглядит как поток и происходящих одновременных, и следующих друг за другом единичных событий, которые именуются историческими. И когда возникла историология (=историческая наука), историки начали заниматься их более или менее детальным описанием.

Историки всегда прежде всего занимались сбором единичных фактов. В этом отношении они не отличались от естествоиспытателей. Любая естественная наука тоже начинает со сбора единичных фактов. А дальше начинаются различия. В естествознании на основе фактов создаются теории, в состав которых никакие факты не входят. Изложение естественнонаучных построений есть изложение теорий. Построения же историков всегда включают в себя изложение единичных фактов, более или менее детальный рассказ о единичных событиях, или нарратив (от лат. narratio — рассказывать, повествовать). Историология всегда нарративна.

Эта особенность историологии была в свое время абсолютизирована представителями баденской школы неокантианства — Вильгельмом Виндельбандом (1848—1915) и Генрихом Риккертом (1863— 1936).

В своей речи «История и естествознание», произнесенной 1 мая 1894 г. В. Виндельбанд разделил все науки на два вида. Первые из них ищут в мире общее, законы. Это науки номотетические (от греч. номос — закон, тетос — установление). К ним относится прежде всего естествознание. Вторые изучают единичное в его исторически обусловленной форме, изучают отдельные явления, то, что было только однажды.

Если номотетические науки стремятся перейти от установления частного к пониманию общей связи, то вторые — останавливаются на тщательном описании частного. «Одни из них, — писал В. Вин- дельбанд, — суть науки о законах, другие — науки о событиях»[2]. Науки второго рода он именует идиографическими (от греч. идиос — частное, особенное и графо — писать) и прежде всего относит к их числу историологию.

В дальнейшем эта идея была обстоятельно разработана в трудах Г. Риккерта «Границы естественнонаучного образования понятий. Логическое введение в исторические науки» (Ч. 1. 1896; Ч. 2. 1902; русск. перевод: СПб., 1903; 1997), «Науки о природе и науки о культуре» (1899; русск. перевод: СПб., 1911; послед, изд.: Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998) и «Философия истории» (русск. перевод: СПб., 1908; послед, изд.: Риккерт Г. Философия жизни. Киев, 1998; Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. М., 1998).

Г. Риккерт пишет о двух качественно отличных методах научного познания: генерализирующем и индивидуализирующем. Первый из них характерен для естествознания, которое является генерализирующей наукой, второй — для исторической науки. Правда, Г. Риккерт отмечает, что и историческая наука пользуется общими понятиями и может применять наряду со своим главным, индивидуализирующим методом и метод генерализирующий. Но в целом она по сущности своей является наукой индивидуализирующей.

По существу неокантианцы баденского толка сводили историологию к описанию единичных исторических явлений. Но на деле историки обычно не только описывали исторические факты, но и объясняли их. Для большинства их было важно не только описание фактов, но и их понимание. Другие слова для обозначения объяснения и понимания фактов — интерпретация, истолкование фактов.

Интерпретацией, объяснением фактов занимается и естествознание. Но между естественнонаучной и исторической интерпретациями существует качественное различие. Оно давно уже осознавалось историками, в частности крупнейшим немецким исследователем античности Иоганном Густавом Дройзеном (1808—1884), который считал, что естествознание дает объяснение фактов, но не понимание их, а историология — понимание, но не объяснение фактов[3]. На самом деле абсолютное противопоставление объяснения и понимания лишено основания. Только на основе понимания фактов возможно их объяснение, объяснению поддаются только те факты, которые поняты.

  • [1] Статья написана при поддержке фонда РГНФ, проект № 15-03-00868, а также проект № 14-03-00796.
  • [2] Виндельбанд В. История и естествознание // Виндельбанд В. Прелюдии. СПб., 1904. С. 320.
  • [3] Дройзен И.Г. Историка. СПб., 2004. С. 70, 72,414.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >