Основной вопрос философии

Нетрудно заметить, что вопрос о природе исторического процесса есть вопрос о том, являются ли общественные взгляды людей, их общественное сознание первичными по отношению к социальной реальности или вторичным, производным, а если производным, то производным от чего, от некой духовной объективной субстанции или от существующего в самом обществе естественного (в смысле — не сверхъестественного) объективного начала, есть не что иное, как основной вопрос философии в применении к обществу.

Основной вопрос философии есть вопрос об отношении мира и сознания, вопрос о том, какой из этих двух видов существующего является первичным, а какой вторичным, производным. Но мир не сводится к одной только природе. С тех пор как возникли люди, он стал включать в себя и общество. И основной вопрос философии — это вопрос об отношении не только сознания и природы, но и сознания и общества. И в применении к обществу он значительно более сложен и труден, чем в применении к природе. Не один из философов никогда не отрицал бытия природы, а мыслители, отрицающие существование общества, и были, и есть. Но и признание существования общества само по себе не избавляет от трудностей.

Природа может существовать без сознания, а общество не может. Поэтому материалистическое решение основного вопроса философии применительно к природе существовало с самого начала бытия этой науки, а такого же решения этого вопроса применительно к обществу долгое время не было. Все это время материалисты были таковыми лишь во взглядах на природу. Как только они обращались к истории, они переходили на позиции социоистори- ческого волюнтаризма. Причины этого были подробно рассмотрены выше, и повторять сказанное нет смысла.

Вопрос об отношении мира и сознания во всех его аспектах всегда являлся и является предметом исследования философии и только философии. И вполне понятно, что это вопрос и применительно к обществу тоже является монопольным достоянием философии.

Философия общества и истории (социоисториософия)

Этим занимается тот раздел философии, который носит название и социальной философии, и философии истории. В литературе социальную философию и философию истории нередко понимают как разные дисциплины. Это связано с тем, что в истории философской мысли два эти момента нередко расходились. Были философы, которые занимались только обществом самим по себе, но не его историей, были и такие, что занимались лишь историческим процессом, не уделяя большого внимания структуре общества.

Но в идеале социальная философия и философии истории совпадают, являются одним и тем же. Нет отдельно философии истории и социальной философии. Есть только единая философия общества и истории. Для обозначения философии истории есть еще один термин — историософия. Потому для обозначения философии общества и истории можно использовать слово социоисторисофия.

Как видно из сказанного выше, применительно к обществу и истории существуют два основных решения основного вопроса философии. Первое — идеалистическое в двух видах: волюнтаристском (конструктивистском) и объективно-идеалистическом (с религиозно-философским вариантом — провиденциализмом). Второе основное решение — материалистическое. Последнее заключается не просто в утверждении о существовании объективного общественного бытия, а в выяснении того, что же именно этим объективным социальным бытием является.

Открыть это объективное общественное бытие на протяжении веков пыталось немалое число философов, социологов и историков. Но сделать это открытие им не удавалось. В результате они вынуждены были независимо от собственных намерений и желаний фактически становиться на позиции того или иного варианта либо исторического волюнтаризма, либо исторического объективного идеализма.

Это прежде всего относится тем мыслителям, которые пытались сделать исследование общества и истории настоящей наукой, что предполагало, по их убеждениям, объективных естественных (в смысле — не сверхъестественных) движущих сил и объективных законов. Жан Антуан Кондорсе (1743—1794) в работе «Эскиз исторической картины прогресса человеческого разума» (1794) считал такой объективной силой разум, но не отдельных людей, а человечества в целом, т.е. общественное сознание. Эту идею подхватили и развивали Анри Сен-Симон (1760—1825), Огюст Конт (1798—1857), Пи- тирим Александрович Сорокин (1889—1968) и многие другие. А в конечном результате тот же самый Сорокин приходил к выводу: О. Конт был прав, заявляя, что «идеи управляют миром и вертят им» и что «весь социальный механизм опирается в конце концов на мнения людей»1. Изгоняя социоисторический волюнтаризм с парадного подъезда, они впускали его с заднего входа. Точно так же обстоит у большого числа других, помимо П. Сорокина, видных западных социологов.

Впервые открыть объективное социальное бытие удалось только основоположникам марксизма Карлу Генриху Марксу (1818—1883) и Фридриху Энгельсу (1820-1895), что произошло в 40-е годы XIX в. Созданная ими философско-историческая система является не только первой в истории человеческой мысли материалистической концепцией общества и истории, но и единственной существующей. Другого материалистического понимания общества и истории, другого исторического материализма, другого материалистического понимания истории, кроме марксистского, не существует.

Марксистская философия истории и марксистская социальная философия полностью совпадают. Когда говорят о марксистской философии истории — материалистическом понимании истории, обязательно имеют в виду и материалистическое понимание общества.

Философия истории (социальная философия) в любом варианте есть область знания, отличная от исторической науки. Она не занимается ни описанием, ни объяснением конкретных исторических событий. Каждая конкретная система философии истории занимается только одним — обоснованием и более или менее детальной

Сорокин П. О так называемых факторах социальной эволюции // Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество М.,1992. С. 537.

разработкой предлагаемого ею решения основного вопроса философии в применении его к обществу и истории. А это предполагает создание и разработку определенного понятийного аппарата и более или менее стройной системы этих понятий — концепции.

Было время, когда философия истории выступала как единственная общая концепция истории. И тогда она нередко претендовала и на создание своей собственной общей картины истории.

Примерно так же обстояло тогда дело и в сфере взглядов на природу. Философы долгое время видели одну из своих важнейших задач в создании общей картины природного мира — философии природы, или натурфилософии (от лат. natura — природа). Когда естествознание было еще в пеленках, оно в силу фрагментарности научных знаний о природе не было в состоянии нарисовать целостную картину природы. Это делала за него натурфилософия, заполняя лакуны в знаниях полетом фантазии. С развитием естественных наук необходимость в натурфилософии пропала, и она исчезла, хотя попытки ее возродить предпринимаются и поныне.

Примерно так же обстояло в прошлом и с историей. Историо- логии первоначально была известна история лишь весьма ограниченного числа отдельных обществ. Об истории человеческого общества в целом она знать тогда не могла. И на помощь приходила философия истории, которая не только давала то или иное решение основного вопроса философии применительно к обществу, но и пыталась набросать общую картину истории человечества, заполняя пробелы в историческом знании различного рода догадками и домыслами. С развитием историологии нужда в специфически философской картине истории исчезла. Философии истории в таком смысле слова пришел конец. Она сохранилась лишь как предельно общий взгляд на историю, заключающийся в том или ином решении основного вопроса философии в применении к обществу и тем самым обосновывающий то или иное представление о природе исторического процесса.

Историология к настоящему моменту является не единственной наукой, которая рассматривает не какую-то одну сферу общества, а общество в целом. Знания об общественных порядках, которые первоначально накапливались в пределах историологии, в последующем обрели самостоятельность и оформились в самостоятельную науку, которая получила название социологии. Это окончательно произошло, когда эта область знания стала обзаводиться собственным эмпирическим базисом, отличным от эмпирического базиса историологии. Историология основывалась на фактах о прошлом общества, социология — на фактах о его настоящем. Так как социология

ззз возникла только во второй половине XIX в., то объектом ее исследования стало преимущественно современное ей капиталистическое общество. В отличие от историологии социология претендовала на то, что она, как и естествознание, занимается не описанием единичных явлений, а выявлением законов, т.е., выражаясь языком баденских неокантианцев, представляет собой науку не радиографическую, а номотетическую. Исключения среди социологов были, но очень немногочисленные. Эти претензии отчетливо проявлялись в подразделении этой науки на две части: социологию эмпирическую и социологию теоретическую. Но как бы ни рассматривать эту науку, она не в меньшей степени, чем историология, отличалась от философии общества и истории.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >