Общая теория общества и истории и ее отношение к историологии и социологии

В литературе любую концепцию, так или иначе связанную с наукой, принято называть теорией. С этим приходится считаться. Поэтому с целью простоты изложения я буду говорить об общей теории общества и истории применительно и к немарксистской социальной науке, хотя это и не совсем точно.

Начну с ее отношения к историологии. Подавляющее большинство историков полностью сводили историческую науку к нарративной историологии. В этом смысле их точка зрения была близка к взглядам В. Виндельбанда и Г. Риккерта. Теория их мало интересовала. Когда же они сталкивались с отвлеченными рассуждениями, относившимися к их области знания, то причисляли их или к философии истории, или к теоретической социологии. Во всяком случае попытки создать наряду с нарративной историологией историологию теоретическую были редким, исключительным явлением. Примером такой попытки может послужить работа крупного отечественного историка Николая Ивановича Кареева (1851—1931) «Историология. Теория исторического процесса» (Пг., 1915; М., 2011), в которой автор отличает теорию истории от философии истории и присваивает ей особое название — «историология».

Чаще всего историки, которые чувствовали необходимость в теории, считали, что такую теорию должна создавать не историческая наука, а социология. Такой точки зрения придерживался другой известный отечественный историк-медиевист Дмитрий Моисеевич Петрушевский (1863-1942)'. Не нуждающийся в представлении Евгений Викторович Тарле (1874—1955) считал, что и историк может заниматься разработкой теоретических проблем в своей области знания, но в таком случае он выступает в роли не историка, а социолога[1] . Историк и этнолог Лев Павлович Лашук (1925-1990)

2

назвал свою книгу, посвященную теоретическим проблемам истории, «Введением в историческую социологию» (Вып. 1—2. М., 1977).

Действительно, как уже указывалось, большинство социологов не только не чуждалось теории, но, наоборот, видело в ее разработке свою важнейшую задачу. И создавали они ее не только на собственном эмпирическом материале. Они обычно широко привлекали факты, добытые другими общественными науками, прежде всего историологией, а также этнологией (этнографией, социокультурной антропологией). Потому социологические концепции очень часто выступали как теории не только и даже не столько данной конкретной социальной науки, сколько как общие теории общества и истории. Теории, в фактологической основе которых преобладал исторический или этнологический материал, нередко получали особые названия: «социология истории», «историческая социология», «генетическая социология», «социология социальных изменений», «макросоциология» ит.п.1

Все это довольно резко отделяло общесоциологические теории от собственно социологии как науки о современном обществе и по существу делало особой научной дисциплиной. Осознание этого отличия и легло в основу выделения теоретической социологии как особой области исследования общества в целом, отличной не только от эмпирической социологии, но и области знания о социологических «теориях среднего уровня».

Приведенный выше материал наглядно свидетельствует о том, что создание полноценной общей теории истории с неизбежностью является одновременно и созданием общей теории общества, что невозможно создать полноценную теорию общества, не творя одновременно общей теории истории. Нет и не может разных отдельных общих теорий истории и общества. Должна существовать одна единая общая теории общества и истории, которая выше была уже названа социоисториономией. Основы для нее были заложены не только историками и социологами, но и философами и представителями других общественных наук. Так, например, унитарно-стадиальную концепцию мирового исторического процесса, в которой в качестве последовательно сменившихся стадий восходящего развития выступают охотничье-собирательское, скотоводческое, земледельческое и торгово-промышленное общества, создали экономисты Анн Робер Жак Тюрго (1727—1781) и Адам Смит (1723—1790).

На совпадение общей теории общества и общей теории истории давно уже обращали внимание отдельные исследователи, в частности немецкий социолог Пауль Барт (1858-1922) в книге «Философия истории как социология» (русск. пер.: СПБ., 1902; М., 2000).

  • [1] См.: Петрушевский Д.М. Очерки из истории средневекового общества и государства. М., 1922: Он же. Очерки из экономической истории ЗападнойЕвропы. М.; Л., 1928.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >