ИЗМЕНЕНИЯ В РАССЕЛЕНИИ И ЭТНИЧЕСКОМ СОСТАВЕ НАСЕЛЕНИЯ

Комплексная трансформация образа жизни и систем природопользования вызвала изменения в расселенческой структуре населения. Значительно изменилось распределение различных этнических групп по населенным пунктам, появился ряд новых поселений, в широких пределах в течение исследуемого периода колебалась людность старых и новых сел и деревень. Расселен- ческая структура, являясь каркасом этнокультурного ландшафта, оказывающим влияние на все социально-географические аспекты развития территории, реконструирована в сравнении с концом XIX в.

До начала социалистических преобразований сохранялось обусловленное традиционным хозяйством разнообразие форм поселений этнических групп, включая кочевые, полукочевые и оседлые. Среди переселенцев-старожилов преобладали земледельческие села. Разнообразие поселений формировалось согласно природным условиям и хозяйственным традициям этнических групп.

Как уже отмечалось в главе 2 — земледельческое освоение региона связано с организацией поселений, приуроченных к трем основным видам земельных ресурсов для ведения комплексного хозяйства — ареалам пашен, выгонов и сенокосных лугов. Значительное увеличение числа населенных пунктов связано с повышением численности земледельческого населения. Закладка поселений происходит вблизи ранее существовавших стоянок кочевых групп (Суво и др.), административных центров (Баргузин), деревень первопоселенцев-старожилов (Читкан). Помимо этого, осваиваются новые места (рис. 3.4). Новые поселения (деревни и села Недоросково, Нестериха, Адамово и др.) приурочены к притокам рек Бодон, Читкан, Баргузин. Они преимущественно расположены в широкой части котловины, где наиболее благоприятные природные условия для земледелия. С ростом селений происходило выделение из них более мелких заимок и выселков, поэтому в Бар- гузинской котловине также можно отметить модель русского расселения «виноградная гроздь», выделенную Е. Пуляевской [2008J для Иркутской губернии. В этническом плане преобладает русское население, в г. Баргузин и Читканской волости значительна доля евреев. Бурятское население немногочисленно, проживая в непосредственном контакте с русскими и евреями, буряты заимствуют навыки земледелия и культурные традиции, скорость ассимиляционных процессов в этой группе высока. К концу XIX в. по всей Баргузинской котловине насчитывалось 156 поселений, в том числе — около 50 оседлых, к 1924 г. — число оседлых поселений возросло до 120, а кочевых, благодаря курсу на коллективизацию, стало стремительно уменьшаться и к 1934 г. почти исчезло.

Основная часть поселений оседлого типа разместилась в устье реки Баргузин, на высоте 480—500 м над уровнем моря, занимая места со степной растительностью, плодородными почвами и благоприятными микроклиматическими условиями. В них проживало около 70% оседлых жителей исследуемой территории. Села были застроены избами русского типа с печным отоплением, для содержания домашнего скота имелись дворовые постройки, огороженные изгородью.

К северу территории сеть поселений становится реже, доходя до очень редконаселенных мест, расположенных на большом расстоянии друг от друга в горно-таежной части ареала. Их заселение происходило в заимочно-захватной форме. В них постепенно наряду с русскими-переселенцами оседали буряты и эвенки. В основном это были сезонные поселения полукочевого типа, обособленные естественными природными границами. Вначале возникло три крупных селения Барагхан, Элысун, Харамодун, затем от них отпочковался ряд более мелких. Далее последние разрастались, привлекая новых жителей и впоследствии образуя центры сельсоветов и колхозов. В северо-восточной части котловины на месте бывших мелких населенных пунктов и сезонных стоянок образовались стационарные поселения (Алла, Ягдыг, Самахай и др.). Особое место в формировании с. Курумкан сыграла школа церковно-приходского училища г. Баргузин, село стало центром притяжения.

Населенные пункты Баргузинского Прибайкалья в конце XIX — начале XX в

Рис. 3.4. Населенные пункты Баргузинского Прибайкалья в конце XIX — начале XX в.

Таким образом, в начале XX в. формируется и усиливается тенденция к преобладанию стационарных населенных пунктов для оседлого населения. Этому способствуют меры царского правительства по распространению хлебопашества среди инородцев, волостная реформа 1916 г., но наибольший и кардинальный вклад оказала политика коллективизации аборигенного кочевого населения. Тем не менее природные условия и этнокультурная специфика повлияли на внутрирайонные различия в расселении: в северо-восточной, узкой и высокой части котловины, где проживали эвенки и близкие им по типу хозяйства локальные группы бурят и было велико значение таежных промыслов, а возможности для земледелия — намного хуже, людность населенных пунктов снижалась пропорционально росту традиционных промыслов — охоты, скотоводства, собирательства (рис. 3.4).

За 1897—1924 гг. численность населения исследуемой территории возросла на 50%, в основном за счет миграционного притока. Последовавшая в 1929 г. — начале 1930-х гг. сплошная коллективизация послужила главным рычагом оседания кочевых групп населения.

В конце 1920-х — 1950-х гг. было начато планомерное заселение Баргузинского Прибайкалья, продолжился рост числа стационарных поселений, а средняя людность населенного пункта составила 207 чел.

Во всех поселениях, приуроченных к днищу речных долин, наряду со скотоводством, оседающее полукочевое население включается в земледелие. Среди бурят и эвенков предпринимаются попытки огородничества. Большую роль в освоении котловины сыграло строительство автомобильной магистрали, было улучшено снабжение населения, связь центра с окраинами, что также послужило активному оседанию населения. Значительная часть мелких поселений, актуальных в 1920-е гг., после коллективизации либо исчезла вовсе, либо превратилась в места временного обитания вокруг «главных/целевых» сел, центральных усадеб созданных колхозов. Появились несельскохозяйственные поселения (Майский, Сахули, Могойто (1960—1970-е гг.)) лесопромыслового типа. На месте покинутых селений возникали новые в связи с колхозным строительством и созданием специализированных животноводческих совхозов. Первый этап советского периода — от начала коллективизации до конца второй послевоенной пятилетки — характеризовался, главным образом, ростом поселений по числу дворов. К началу этого периода, когда местное сообщество состояло в основном из крестьян-единоличников, ведущих свое кочевое и полукочевое скотоводческое хозяйство, преобладающим типом поселений были улусы, представлявшие собой 20—25 беспорядочно расположенных на значительной площади домов и юрт.

С проведением административных реформ, коллективизации происходит окончательный переход к оседлости, территория приобретает четкие границы, появляются частные сенокосные угодья, которые теперь ограждаются. Произошло плановое объединение мелких населенных пунктов. Планировка расселения коренным образом изменилась.

На территории Баргузинского Прибайкалья образовались колхозные улусы, которые имели вид небольших поселков с 1—2 улицами. Имена улиц были даны в честь Великой Октябрьской революции, в честь В.И. Ленина, К. Маркса, а также знаменитых деятелей революции. На самой большой и широкой улице, как правило, располагались общественные здания: правление колхоза, сельсовет, клуб, школа, ясли, магазин, которые составляли центр улуса. В среднем в селении имелось более ста дворов. Эти новые поселения, появившиеся в связи с созданием и укреплением колхозного строя, постепенно становились центрами общественной и культурной жизни. Но все же до середины 1950-х годов еще недостаточно сильные экономически бурятские колхозы не могли вести целенаправленную работу по застройке и благоустройству своих поселков. Строительство ограничивалось возведением минимального количества объектов культурно-бытового назначения; они располагались в деревянных строениях, большую часть которых колхозы возводили своими силами с привлечением, иногда на подрядных условиях, строителей со стороны. Этим объяснялось отсутствие новых типовых производственно-хозяйственных, животноводческих, жилых и других помещений, а также разнотипность зданий и сооружений [Зориктуев, 1982].

Конкретная планировка застройки отсутствовала. Часто села имели разбросанный вид, это объяснялось к тому же особенностями кочевого хозяйственного уклада. Тем не менее население старалось строить поселки по типу русских.

С середины 1950-х гг. XX в. рост доходности колхозов и совхозов, материальной обеспеченности населения приводят к значительному увеличению строительства как общественно-хозяйственных, так и индивидуальных жилых домов. На этот же период приходится новое укрупнение колхозов, в результате которых происходит слияние мелких селений и появляются крупные. Следовательно, возросла потребность в улучшении планировки поселений.

Поселения стали обретать вытянутую прямоугольную планировку и состояли из длинных, параллельно идущих улиц, пересекающихся переходами-переулками (Баргузин, Курумкан). Часть сел с уличной планировкой застроена по линейному плану, дома стали располагаться вдоль улицы (Майский, Сахули, Шаманка и др.).

Таким образом, тотальный контроль над практикой организации труда, распорядка дня (жизнедеятельности) обеспечил новые формы социального устройства в ландшафте исследуемой территории.

Со второй половины XX в. тенденции формирования расселения меняются: по данным на 1960 год на территории котловины насчитывалось 147 населенных пунктов со средней численностью 190 человек. Курс правительства Н.С. Хрущева на укрупнение поселений и закрытие неперспективных деревень оказал негативное влияние на этнокультурный ландшафт региона. Была во многом утрачена сеть мелких поселений, обеспечивавшая целостное восприятие социальной среды, обжитость территории и важная для традиционного природопользования.

Предполагалось, что укрупнение поможет совершить постепенный отбор, выдвижение на первый план и создание условий, обеспечивающих быстрый рост поселений, оптимальных по географическому и транспортному положению, по значению в производственной и культурной жизни территории. Отрицательное воздействие на судьбу малых сел оказали изменения в административном делении 1970 года, при которых они потеряли свои функции, перестав быть центрами сельсоветов. Основными причинами ликвидации мелких поселений формально назывались значительная удаленность их от центральных усадеб совхозов, правлений колхозов, сложность при оперативном управлении и развитии хозяйства, организации производственного и жилищного строительства, медицинском и культурном обслуживании населения. При этом совершенно не была учтена важнейшая функция мелких поселений как поддерживающего каркаса освоения территории, который обеспечивает воспроизводство этнических традиций и природопользования эвенков и бурят. Приоритет был отдан развитию крупных сел, особенно выполняющих длительное время административные функции. При общем сокращении количества поселений с числом жителей менее 100 человек, в их составе стало гораздо больше населенных пунктов с населением свыше 300 чел., они составили основу современной сети сельского расселения, образуя обширную группу средних и крупных сел (таблица 3.5).

На постсоветском этапе в регионе насчитывается всего 60 населенных пунктов (рис. 3.5).

В конце XX века в перестройке сети сельских поселений постепенно возрастала роль политической нестабильности. В условиях экономического и политического кризиса конца 1980—1990-х гг. ситуация в аграрном секторе еще более ухудшилась. Многие «неперспективные» села обезлюдели и были покинуты. К началу XXI в., с ростом позитивных тенденций в экономике страны отмечены случаи возрождения части ранее заброшенных поселений в связи с развитием фермерских хозяйств.

Таблица 3.5

Динамика количества населенных пунктов в границах Баргузинского Прибайкалья

Годы

Кол-во

насел.

п-тов

Сред, люди. 1 нас. п-та

Населенные пункты с численностью населения (чел.)

до 30

31-50

51-100

101-300

301-500

  • 501—
  • 1000
  • 1001—
  • 1500
  • 1501—
  • 2000

2001 — 3000

3001 — 5000

1912

156

144

35

25

44

33

9

6

3

1

-

-

1924

120

207

36

26

43

35

8

6

3

1

1

1945

130

215

28

22

47

25

11

5

2

1

1

1960

147

190

25

19

23

29

15

8

1

1

2

1970*

125

357

48

7

16

20

14

11

4

4

2

2014

61

608

11

6

2

18

9

6

5

2

Населенные пункты Баргузинского Прибайкалья в конце XX — начале XXI в

Рис. 3.5. Населенные пункты Баргузинского Прибайкалья в конце XX — начале XXI в.

В области среднегорья расположены поселения с невысокой численностью населения (эвенкийские поселения Алла/Дырен, Улюнхан). В структуре хозяйства их населения преобладает скотоводство (разведение крупного и мелкого рогатого скота), коневодство, а также охота, собирательство и огородничество. Характерно наличие скотоводческих заимок также в степной зоне (Элысун, Суво, Баянгол). По этническому признаку в них преобладают буряты и эвенки. Наиболее плотно заселенными остаются степные и лесостепные районы котловины, особенно речные долины, где расположились наиболее крупные поселения старожильческих групп населения. Хозяйства низкогорных лесостепных и среднегорных ландшафтов специализируются на мясомолочном животноводстве, лесозаготовительной, зерновой промышленности, а также овощеводстве.

Этническая структура населения, отраженная на рис. 3.4 и 3.5 и более подробно представленная в таблице 3.6, претерпела значительную трансформацию.

Обращает на себя внимание диспропорция соотношения бурят и русских на территориях, соответствующих современным Баргу- зинскому и Курумканскому районам. Первый из них — преимущественно «русский» с относительно высокой (для их общей численности) долей эвенков в 1912—1924 гг., второй — традиционно «бурятский», доля эвенков в нем на протяжении 1912—1924 гг. удваивается, а впоследствии в относительном выражении снижается. Причины колебаний численности еврейского населения рассматриваются в следующем разделе. В послевоенные годы в этнической палитре территории появляются татары и китайцы, которые также внесли вклад в формирование полиэтничной среды.

Таблица 3.6

Динамика соотношения этнического состава населения Баргузинского Прибайкалья

Этнический состав

Годы

русские

буряты

эвенки

евреи

татары

китайцы

прочие

  • 1912
  • *

78,2

15,2

3

3

0,1

**

0,5

97

1,8

0,1

0,2

  • 1924
  • *

84,2

10,1

2

3

0,2

**

0,8

95

3

0,3

0,2

  • 1945
  • *

86,1

11

0,5

1,4

0,5

0,6

0,1

**

20,2

71,3

3,7

0,5

1,7

1,1

0,1

  • 1960
  • *

85,2

10,1

0,5

1,2

0,7

0,5

0,2

**

22,8

71,1

2,9

0,4

2

1,5

0,1

  • 1980
  • *

84,2

10,8

0,1

0,8

0,8

0,7

0,2

**

28,1

67,1

2,3

0,2

3,8

1,7

0,2

  • 2014
  • *

86

9,1

0,3

0,6

од

0,3

**

25,2

67,2

1,5

0,1

4,1

1,8

0,4

Таким образом, на формирование современной расселенческой структуры Баргузинского Прибайкалья повлияли многие факторы: природные условия, хозяйственные традиции, наличие опорных пунктов, транспортная доступность, политико-административные реформы. При этом ведущая роль отводится комплексным трансформационным процессам, сформировавшим облик современного этнокультурного ландшафта. Традиционное природопользование остается приуроченным к периферийным, средне- и высокогорным ландшафтам территории, где географическая, информационная изоляция и относительная труднодоступность способствуют его сохранению.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >