ЛИНГВОГЕОГРАФИЧЕСКИЕ И САКРАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА БАРГУЗИНСКОГО ПРИБАЙКАЛЬЯ

Отражение связи этноса и культурного ландшафта проявляется в языке. Лингвогеографические особенности территории заключаются в длительной этнической истории, смене различных в культурном и хозяйственном отношении слоев освоения. Следы этих слоев прослеживаются в ныне существующих топонимах, анализируя которые можно получить представление о способах осмысления этнокультурного ландшафта, наделении его ценностями и свойственными каждой эпохе и конкретной этнической культуре мировоззренческими особенностями.

Сакральная составляющая этнокультурного ландшафта тесно связана с линвогеографической гранью: также отражаясь в языке, она влияет на смысл деятельности человека — носителя этнической культуры, задает границы приемлемого поведения, соединяет в символической форме материальный и идеальный, религиозный, мифологический «слои» восприятия этнокультурного ландшафта.

ТОПОНИМЫ В ЭТНОКУЛЬТУРНОМ ЛАНДШАФТЕ БАРГУЗИНСКОГО ПРИБАЙКАЛЬЯ

Топонимия вносит вклад в познание природных, хозяйственных, ценностно-ориентированных и мировоззренческих особенностей этнокультурного ландшафта. Топонимия района исследования сформировалась под влиянием истории освоения и связанных с ней слоев топонимических субстратов. Особенно интересной чертой является практически синхронное заселение края бурятским скотоводческим и русским земледельческим населением, что означает такое же одновременное «называние» новых для обоих этносов ландшафтных объектов. При этом важно соотношение сохранившихся русских и бурятских топонимов, поскольку их жизнеспособность определяется соответствием условиям конкретного места, точной передачей его свойств и совпадением с менталитетом населения.

Отмеченные В.Н. Калуцковым особенности топонимии Русского Севера характерны и для Баргузинской котловины: «...Традиционное природопользование (охота, рыбная ловля, собирательство, дальние поля и сенокосы), фрагменты которого сохранились и в наши дни, требовало перемещений на значительные расстояния и тем самым способствовало формированию пространственного мышления у местных сообществ» [Калуцков, 20086]. Поскольку в районе исследования ландшафтная топонимия создавалась полиэтничным обществом, анализируя лингволандшафтные слои, можно проследить два, три и более местоназваний ландшафтных объектов.

Как правило, местоназвание отражает характер хозяйственного использования географического объекта на языке той этнической группы, которая занимается его освоением. Топонимическая структура района исследования выражена в нескольких лингволандшафтных слоях.

Б.Б. Дашибалов (1995) указал пункты нахождения временных стойбищ курумчинской культуры в Баргузинской долине и отметил специфические черты (керамика, погребальный обряд), которые позволяют характеризовать ее как принадлежащую единой археологической культуре. Названный автор выделяет хронологические рамки развития курумчинской культуры (с VI—VII вв. по XII—XIV вв.). Все это говорит в пользу выделения тюркского топонимического пласта в этнокультурном ландшафте Баргузинской котловины. Далее следует эвенкийский (тунгусоязычный), более трудно датируемый слой, однако с уверенностью можно говорить о присутствии эвенков в регионе в XV-XVI вв. [Василевич, 1969]. В течение XVII в. на него накладываются бурятский и русский топонимические страты.

Особенность топонимов каждого слоя состоит не столько в их частном смысловом значении, сколько в выделении общих, существенных для данного этноса черт картины мира.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >