ПОЛИМЕРЫ В СТРОИТЕЛЬНОЙ РЕСТАВРАЦИИ

Все то, что видишь, будет всемогущей Природой изменено, и из каждого вещества будет создано новое, а из нового снова новое так, чтобы мир оставался всегда живым.

Марк Аврелии

Состояние проблемы

В умах даже образованной части общества все еще бытует путаница в отношении к, казалось бы, известным понятиям и, например, полимеры относят к новым строительным материалам.

Вспомним о том, что полимеры — это скорее старинные, а не то, что традиционные материалы, которые с рождения окружают каждого человека (джут, кожа, шерсть, хлопок, шелк, асбест, графит, сок каучуконосов, овощи и фрукты).

Древесина — это ведь не что иное, как полимер — высокомолекулярное соединение углерода, водорода и кислорода. Значит полимеры — большие молекулы, образованные соединением одинаковых групп атомов.

Полимеры искусственного происхождения получают «перешивкой» природных (искусственные волокна из белка, древесины, казеина, пшеницы, сои), а синтетические — получают синтезом из простейших молекул; их более трех миллионов.

Природа, имея в распоряжении 88 химических элементов, создала большое разнообразие веществ, но «забыла» многое, нужное человеку, без чего сегодня не обходится ни одна отрасль хозяйства. Некогда человек, неудовлетворенный свойствами природного железа, создал искусственные металлы — сплавы и только через многие века, познав их строение, стал творить металлы с заранее заданными свойствами. Так и в химии, познав тайны больших молекул, создают полимеры с регулируемыми свойствами. Так, более 40 видов каучука получают из каменного угля, извести, нефти, попутных и природных газов, торфа, древесины, очисток картофеля и кукурузы. Из древесины, водорода, песка и воздуха получают вискозу и десятки видов стекловолокна. Из извести, каменного угля, нефти, соломы получается более 100 видов синтетического волокна.

Пластмассы (текстолит, оргстекло, бакелит — более 1000 видов) получают из песка, дыма, пека, шелухи семян, отходов древесин, угля и нефти. А мы по-прежнему «семечки лущим, а шелуху бросаем», а зря, ведь из 1 т шелухи получают 70 кг фурфурола и 70 кг винного спирта. Еще наш великий Д.И. Менделеев сокрушался о том, что жгут опилки (до 20% обработки леса).

В народе шутя говорят: «Чтоб ты укрывался шубой из дыма». Поистине, в каждой шутке есть доля правды, а в данном случае — 100%, ибо из попутных газов делают лаки, меха, каучук, ткани. Из дыма угольных топок извлекают германий, совершивший революцию в радиоэлектронике. Пора всем поверить, что сокровища материального мира можно получать из ... отбросов. Сотни тысяч веществ можно получать из отходов, а сколько из них материалов, способных заменить традиционные, например, лигированные стали с успехом заменяет стеклопластик, фторопласты стойки даже в «царской водке».

Полимеры буквально окружают нас: мы из них едим, по ним и в них ходим. Химия — самая быстро развивающаяся отрасль. Например, из 1 м3 древесины получают 200 кг целлюлозы, или 150 м ткани (600 костюмов), а с одной овцы — только 7 кг шерсти. Однако есть еще консерваторы, по-прежнему считающие, что лучше с паршивой овцы хоть клок шерсти. Прирост производства натуральных волокон в мире увеличился в 3 раза, а химических — в 500 раз!

Такой вопрос: можно ли использовать новые материалы при реставрации памятников истории и культуры? И если можно, то сравнимы ли они со старыми?

Бытует два крайних мнения: одни впадают в не всегда осмысленный восторг от синтетики, другие — пуританствующие — болезненно тяготеют к ветхозаветной натуральной старине. Именно поэтому необходим объективный научный подход к решению этой наболевшей проблемы. Старинные материалы оказались беззащитными перед «кислотными дождями», выхлопными газами, жирной копотью и агрессивными грунтовыми водами городской среды. Ведь в стародавние времена этих вредных факторов и в помине не было. Надо полагать, никому не придет в голову выполнять в наше время гидроизоляцию из бересты по примеру наших предков.

Сегодня более 90% стройматериалов содержат полимеры, в основном синтетические. Не обязательно быть Кассандрой, чтобы предсказать диверсификацию синтетических полимерных материалов.

Сколько существует реставрация как наука, столько не затихают споры между эстетствующими архитекторами-«творцами», с одной стороны, и химиками и инженерами, олицетворяющими «технократию», — с другой. Зачастую это не поиск истины и даже не противоборство методологий на почве сложившихся мировоззрений, а борьба воинствующей некомпетентности с новаторством, с наукой. Казалось бы, ну чего проще заменить, если есть реальная возможность, пострадавший от времени, экологических изменений или земных катаклизмов камень идентичным и, по возможности, подобрать раствор, на котором он был изначально установлен. Тем более что старый мастер, а он, как правило, был и архитектором, и инженером, и организатором строительства, не всегда мог воспользоваться нужным материалом и брал то, что проверено, а не то, что хотел или чего требовала его фантазия.

Что же мешает перестройке мышления? Психологический барьер или пробел в образовании некоторых архитекторов и инженеров тормозит применение прогрессивных технологий и материалов? Скорее в силу инерционного мышления некоторых реставраторов «гора не идет к Магомету». Но тогда логично было бы специалистам на стыках наук, например, архитектуры и химии, сподобиться Магометам, идущим к горе, чтобы помочь ее сохранности. Именно сейчас назрела реальная необходимость отбросить предубеждение одних и амбицию других и найти в себе мужество заполнить пробелы в образовании. С другой стороны, и химики должны пойти навстречу, сняв маску напускной таинственности, и отречься от привычки, доставшейся в наследство от алхимиков, — творить за закрытыми дверями. Что как не естественная общенародная любовь и почитание культурного достояния — памятников старины положит конец антагонистическим предрассудкам? Сейчас бытуют две крайности: одни впадают в восторг от синтетических материалов, другие болезненно тяготеют к ветхозаветной, набившей оскомину, натуральной старине.

Именно поэтому так нужен сейчас объективный научный подход, учитывающий неизбежные экологические изменения и незапланированные нагрузки при решении этой проблемы.

Например, некоторые дома (дворцы, усадьбы) полезно и по праву используют как дома отдыха (санатории, пансионаты) или мемориальные дома (квартиры) — как музеи. Такие памятники посещают сотни и тысячи людей, а они предназначались единицам, и поэтому старинные материалы и конструкции далеко не всегда могут противостоять новым нагрузкам и неожиданным агрессивным воздействиям, о которых и не помышлял создатель здания. Мы знаем — и «кислотные дожди», и выхлопные газы, и жирная копоть агрессивны ко всем строительным материалам. Изменился, к сожалению, и гидрологический режим, сопровождающийся повышением уровня грунтовых вод. Вода же — первоисточник всех механических и химических процессов — разрушает любой материал.

Вот на примерах борьбы с опасными для зданий, в частности, памятников архитектуры, воздействиями влаги и рассмотрим возможности и целесообразность использования достижений химии полимеров. Коснемся самого узкого места реставрации архитектурных памятников — гидроизоляции, герметизации и антикоррозионной защиты. Анализ поведения в натурных условиях, в частности на памятниках архитектуры, гидроизоляции и герметиков из свинца убедительно показал весьма ограниченную рациональную область применения этого, казалось бы, бесспорного металла, особенно при реставрационных (ремонтных) работах.

Как это ни парадоксально, но глубокие корни в реставрации пустили битуминозные материалы (толь, рубероид, битум, гудрон), от которых давно обоснованно отвернулись прогрессивно мыслящие строители и ремонтники. Без синтетических добавок традиционные битуминозные материалы не технологичны, а главное — не долговечны. И обратимость битуминозной гидроизоляции мнимая, ибо ее так же, как синтетические мастики, нельзя удалять без разрушения защищаемой поверхности памятника. Альтернативы нет. Где есть камень, кирпич, стекло и бетон, там всегда должны быть и герметизация, и гидроизоляция, а следовательно, полимерные синтетические материалы!

Итак, для оперативной консервации или в начале реставрационных работ наряду с поверхностным водоотводом необходимо защитить от влаги конструкции крыши и в первую очередь венец здания — кровлю. Подавляющее большинство кровельных покрытий архитектурных памятников выполняется из оцинкованной стали, реже — из меди, но общее для них, как это ни странно, — наличие многочисленных протечек со всеми нежелательными последствиями, связанными с прониканием влаги в чердачные помещения. Почему это стало массовым явлением? Потому что большинство реставрационных организаций устраивает металлические кровли с фальцевыми соединениями насухо. Но эта практика порочна, так как за таким устройством кровли следует ремонт поверхностной обмазочной герметизацией, весьма недолговечной в сравнении с материалом кровли. Так произошло с медной кровлей старого здания МХАТ им. А.П. Чехова. Нам полезно обратиться к Уложению петровского времени, в котором указано: «Кто отступит от сих уложений — будет сечен кнутом на площади публично независимо от чинов и званий».

Если кровля течет, значит, гниет стропильная система и элементы деревянных перекрытий, утеплитель утрачивает теплозащитные свойства и превращается в «мостик холода», повреждаются и перекрытие, и штукатурка, и лепнина, и роспись. И ведь многие утраты невосполнимы! Помогло бы забытое старинное правило герметизации кровельных листов- картин суриковой замазкой на натуральной олифе. Но дороговизна натуральной олифы, а отчасти и «тяп-ляповщина» последних десятилетий породили «технологию» устройства кровельных металлических покрытий без герметизации. Результат не замедлил сказаться: большая часть кровель памятников протекает.

Исследования убедительно доказывают, что наши предки не только тщательно проолифоливали кровельные листы с обеих сторон перед укладкой в дело, но и дополнительно прокрашивали кромки, подлежащие отгибу, натуральной горячей олифой. Это и есть секрет повышенной герметичности старых кровель, конечно, наряду с характерным для того времени добросовестным выполнением каждой технологической операции, детально разработанной автором проекта.

И хотя это раньше других осознали питерские реставраторы, рекомендованные ими общестроительные тиоколовые мастики типа АМ-0,5 непригодны для медных и цинковых кровельных покрытий, так как вызывают коррозию цветных металлов. А часто используемые силиконовые мастики типа Эластосил 11-06 недостаточно надежны из-за интенсивного снижения адгезии к кирпичу, камню и штукатуркам при многократно сменяющихся атмосферных воздействиях (увлажнение-высыхание, замораживание-оттаивание).

Недостатки применяемых герметиков послужили толчком для разработки новых составов защитных покрытий — полимерных слоистых материалов — армогерметиков на основе сульфохлорированного полиэтилена и уретановых мастик, и самоклеящихся лент серии Абрис на основе бу- тилкаучука. Применение этих универсальных материалов, надежно ад- гезирующих ко всем крышным материалам, позволило успешно решать все вопросы герметизации разнородных материалов, выполнения диэлектрических разделительных прокладок и антикоррозионных покрытий, а также предреставрационную консервацию металлических кровель. Эти материалы, защищенные авторскими свидетельствами, и технология их нанесения удостоены медалей ВДНХ СССР в 1971, 1976 и 1986 гг.

Автором в содружестве с ВНИИстройполимер и ВНИИкоррозии разработаны принципиально новые хлорсульфополиэтиленовый состав и слоистый материал, основой его является лавсано-вискозный нетканый материал, с использованием которых герметизируют металлические кровельные покрытия как при возведении, так и при реставрации (а.с. СССР № 1085999 и № 1130499). По этой технологии реставрированы кровли зданий Министерства культуры, Дома Пашкова, МХТ им. Чехова и многие другие. Эти новые материалы и технологии обеспечивают высокую надежность при простоте исполнения.

Для выполнения оперативной предреставрационной герметизации соединений и швов в сопряжении элементов из различных строительных материалов рекомендуется самоклеящаяся лента с хлорсульфированным защитным покрытием (а.с. СССР № 1201450). Адгезионные показатели этого состава:

  • • к меди — 4,6 кгс/см2, а с прослойкой лавсано-вискозного нетканого материала плотностью около 70 г/м2 — 5,5 кгс/см2;
  • • к оцинкованной стали — 4,8 кгс/см2, с нетканой прослойкой — 5,6 кгс/см2;
  • • к цинку — 4,2 кгс/см2, с нетканой прослойкой — 5,0 кгс/см2;
  • • к белому камню — 10—12,5 кгс/см2;
  • • к реставрационному кирпичу и черепице — 9 кгс/см2.

Используя такую ленту, можно в любое время года быстро и просто устранить дефекты в кровельных покрытиях из цинка, меди и черепицы. Использование этих универсальных материалов, надежно адгезирующих ко всем крышным конструкциям и элементам, позволило успешно решать вопросы герметизации разнородных материалов, выполнения диэлектрических разделительных прокладок, а также консервацию стыковых соединений.

Как защитить фундаменты и подвальные помещения от влаги? Борьба с восходящей влажностью (капиллярным подсосом жидкостей стеновыми материалами) ведется химическим, электроосмотическим, инъекционным, электрохимическим методами и методом зарядной компенсации. Однако при активном водопритоке приходится выполнять противонапорную внутреннюю гидроизоляцию подвальных помещений. Традиционная мастично-рулонная битуминозная изоляция с «прижимной стенкой» не только уменьшает объем подвального помещения, но и не обеспечивает надежности при «работе на отрыв». Поэтому в тех случаях, когда полы и стены подвалов не представляют историко-эстетической ценности, целесообразно выполнять пропиточно-окрасочное покрытие на основе синтетических олигомеров (полиизоцианатных, эпоксидных, полиуретановых, фурановых, полиэфирных и аналогичных по свойствам смол и их комбинаций). Опыт устройства внутренней гидроизоляции есть у московских метростроителей, а также в системе жилищно-коммунального хозяйства. Если же фундаменты и стены сами по себе являются ценностью, приходится создавать, непроницаемую завесу вокруг памятника, многократно инъецируя в тело проницаемых грунтов опять же синтетические смолы, например, карбамидные. Автором накоплен значительный положительный опыт по использованию карбамидных смол для инъектирования протекающих тоннелей Бакинского и Московского метро.

Утверждаю, что строительные материалы идентичны по многим свойствам людям. Они и рождаются, и существуют-живут, и умирают. Это из разряда очевидного. А вот и, на первый взгляд, невероятное.

Некоторые материалы обладают эгоистическими чертами, грубо говоря, любят только себя. Например, всем известные силиконовые герметики терпеть не могут всех прочих герметиков, а эти прочие платят им взаимностью. Это выражается в том, что ни один герметик (тиоколовый, акриловый, уретановый, бутил каучуковый, фторопластовый) не приклеится к силиконовому. Нет у них любви, что на языке материалов называется адгезией (сцеплением). Спросите, а нужно ли это знать? Увы, архиважно. Например, на дефектный деформационный шов, ранее загерметизированный силиконовой мастикой-герметиком, не подозревающий об адгезионных свойствах реставратор наносит тиоколовый герметик. Результат всегда одинаковый: тиоколовый герметик самопроизвольно отслоится от силиконового. Другой характерный пример. Потребовался ремонт старого битуминозного покрытия, и горе-ремонтник пытается наклеить на него современный рулонный материал на основе поливинилхлорида (ПВХ). Результат предсказуем — адгезия отсутствует. Примеров можно приводить бесчисленное множество и чем больше появляется новых материалов, тем больше неизбежных ошибок при строительстве, ремонте и реставрации зданий и сооружений. В сопроводительных документах (паспорт, этикетка, проспект, ТУ или сертификат) любого материала приведено множество сведений, но ни в одном нет конкретных указаний — на какой материал его можно наносить, а на какой нельзя (табл. IX. 1).

С 1980 г. автор начал исследования совместимости различных гидроизоляционных и герметизирующих материалов между собой, и теперь тот, кто строит, ремонтирует или реставрирует строительные конструкции, вооружен теорией совместимости. В упрощенном виде в нормативных документах, выпущенных ГАСИС и утвержденных Госжилинспекцией, имеются простые таблицы, которыми может воспользоваться и руководитель производства, и любой работник, и просто покупатель материалов.

Исследованы были не только гидрозащитные материалы, но и многие другие, часто применяемые в ремстройпроизводстве. Например, для упрочения цементно-песчаного раствора в стяжках и штукатурках используют стеклохолсты, стеклоткани и стеклосетки. И зачастую результат отрицательный: вместо прочного материала в скором времени получают труху. Дело в том, что большая часть стеклосодержащих материалов интенсивно разрушается в щелочной цементной среде.

Таблица IX. 1

Совместимость гидроизоляционных и герметизирующих материалов между собой и сопутствующими строительными материалами

Наименование

материалов

Ц.-п. бетон (раствор)

Кирпич

Дерево

Стекло

Металлы

Мастики бит.-кауч.

Эпоксидные и эпоксика- учуковые мастики

Тиольные мастики

Силиконовые мастики

Уретановые мастики

Самоклеящиеся герметики типа Абрис

Полиизоцианатные составы Лукары

Ц.-п. бетон (раствор)

С

С

НС

НС

С

С

С

С

С

С

С

С

Кирпич

С

СП

СП

НС

НС

с

С

С

С

С

С

С

Дерево

НС

СП

СП

НС

НС

с

С

с

С

С

С

С

Стекло

НС

НС

НС

СП

НС

НС

с

с

С

с

с

С

Металлы:

сталь

с

НС

НС

НС

СП

с

с

с

С

с

с

С

медь

НС

НС

НС

НС

НС

с

с

НС

СА

СА

СА

С

оцинковка

НС

НС

НС

НС

СП

с

с

НС

СА

СА

СА

С

алюминий

НС

НС

НС

НС

СП

с

с

с

С

С

С

С

Мастики битумно-каучуковые

с

с

с

НС

с

СА

НС

НС

НС

С

С

С

Эпоксидные и эпоксикау- чуковые мастики

с

с

с

с

с

НС

СА

НС

НС

НС

С

СА

Тиольные

мастики

с

с

с

с

с

НС

НС

СА

НС

НС

С

С

Силиконовые

мастики

с

с

с

с

с

НС

НС

НС

СА

НС

НС

НС

Уретановые

мастики

с

с

с

с

с

с

НС

НС

НС

СА

С

СА

Самоклеящиеся герметики типа Абрис

с

с

с

с

с

с

с

с

НС

С

СА

СА

Окончание табл. IX. 7

Наименование

материалов

Ц.-п. бетон (раствор)

Кирпич

Дерево

Стекло

Металлы

Мастики бит.-кауч.

Эпоксидные и эпоксика- учуковые мастики

Тиольные мастики

Силиконовые мастики

Уретановые мастики

Самоклеящиеся герметики типа Абрис

Полиизоцианатные составы Лукары

Полиизоциа- натные составы Лу- кары

С

С

С

С

С

С

СА

С

НС

СА

СА

СА

Примечания: С — совместимы; СА — адгезионно совместимы; НС — несовместимы СП — совместимы с подслоем.

Под совместимостью (С) подразумевается механическое сцепление за счет диффузионного проникания одного материала в другой, в результате которого не происходит отторжения в процессе эксплуатации. Несовместимы (НС) те материалы, которые не прилипают друг к другу из-за химической несовместимости. Адгезионно совместимы (СА) те материалы, у которых совпадают или близки химические составы и у них при соединении происходит не только диффузионное проникание одних в другие, но и срастание на молекулярном уровне. Совместимы с подслоем (СП) те по существу разнородные материалы (например, металлы и герметики), для склейки которых необходимы дополнительные адгезионные присадки (праймеры, подслои), обеспечивающие диффузионную адгезию к пористым субстратам (бетон, кирпич, дерево) или электрическую к плотным (металлы).

Основная часть мирового производства цемента приходится на сильно щелочной портландцемент: при его гидратации образуется гидрат окиси кальция — главная причина коррозии и химической деструкции стекловолокна. Высокая щелочность в бетоне (рН=12,5—13) сохраняется долгие годы, поэтому возникла необходимость использования щелочестойкого стекловолокна, например, состоящего из (% по массе): Si02 — 60,8—61,1; СаО-4,2-5, l;Na20- 14,3-14,4; К20 - 2,6; Zr02 - 10,4; ТЮ2 - 6,0-7,3; А1203 — 0,3; Fe203 — 0,2.

Повышение стойкости стекловолокна в водной и щелочной средах достигается либо применением прямых замасливателей, либо обработкой, например, диановыми эпоксидными смолами типа ЭД-16. Поэтому для упрочения цементных бетонов (растворов) следует использовать стекло- материалы из алюмоборосиликатного стекла или базальтовые материалы. Непрерывное базальтовое волокно не только термостойко и высокопрочно, но, главное, химстойко, в частности, в щелочной среде.

Для упрочения гидроизоляционных материалов (покрытий, герметиков) обычно используют стеклосетки (стеклоткани, стеклорогожи), не подозревая, что при их прядении, как правило, используют парафиновые смазочные материалы — замасливатели. А ведь к парафину невозможно что-либо приклеить! И об этом большинство не подозревают, а результат опять же плачевный. А ведь более 30 лет назад разработаны тканые стекломатериалы на так называемых прямых замасливателях, которые способствуют повышению адгезии практически всех гидрозащитных материалов к стеклотканям. Такие стеклоткани и сетки выпускают отечественные предприятия, но далеко не все. Поэтому, приобретая, например, стеклоткань следует обратить внимание на паспорт (этикетку), где указан замасливатель.

Полезно помнить, что все синтетические строительные смолы и клеи на их основе не адгезируют к полиолефинам (полиэтилен, полипропилен) и ПВХ.

Медные кровельные материалы нельзя укладывать по обрешетке, обработанной антипиреном на основе фтористых соединений.

Полезно знать, что битуминозные материалы особенно в нагретом состоянии адгезируют практически ко всем строительным материалам, но адгезия эта нестабильна и интенсивно снижается, особенно при похолодании.

Нужно учитывать, что антисептики разрушают цементные составы (раствор, бетон), так как фтористый калий при разложении образует плавиковую кислоту.

Применяя новые материалы, целесообразно посоветоваться с профессионалом о рациональной области их использования.

Многоликие синтетические полимеры с легко управляемыми и заблаговременно планируемыми эстетическими, механо-технологическими и физико-химическими свойствами должны найти научно обоснованное применение при воссоздании, реставрации, ремонте и консервации памятников зодчества, а именно:

  • • консервация руин и зданий в предреставрационный период;
  • • антикоррозионная защита, гидроизоляция и герметизация кровельных покрытий;
  • • закрепление оснований, фундаментов и кладок инъецированием;
  • • гидроизолирование фундаментов, стен, балконов, лестниц, боевых ходов;
  • • устройство дренажей всех видов;
  • • гидрофобизация каменных и кирпичных кладок и штукатурных покрытий;
  • • консервация, антисептирование и антипирирование, ремонт и протезирование древесины;
  • • борьба с биопоражениями — антисептирование стеновых и штукатурных материалов;
  • • модификация и облагораживание реставрационных растворов и бетонов введением добавок;
  • • утепление чердачных перекрытий и ограждающих конструкций;
  • • все виды отделок снаружи и внутри зданий;
  • • герметизация оконных и дверных проемов и всевозможных узлов и примыканий;
  • • восстановление лепнины, ремонт мебели и предметов декоративно-прикладного искусства и изготовление элементов декора, имитирующих подлинные.

При этом надо отдавать себе отчет в том, что на современном этапе развития реставрационной науки полимеры дополняют ассортимент традиционных строительных материалов. О преимуществах и недостатках тех или других нельзя рассуждать безотносительно к их целевому назначению, а для того чтобы избежать ошибок, нужна головная специализированная организация, задающая тон, разрабатывающая технические требования для синтезирующих полимеры и поставщиков. Пора обеспечить принцип «брать то, что нужно, а не то, что дают». Пока же нет не только единых, но и никаких технических требований к реставрационным материалам, даже традиционным. Нет и единого подхода к оценке свойств, наконец, нет единой терминологии!

Только ли это тормозит закономерный процесс рационального подхода к науке и практике реставрации, в частности к обоснованному выбору материалов? К сожалению, и это не все. Например, извечный вопрос: достаточна ли долговечность у полимеров в сравнении с камнем? Поистине, на какие только ухищрения не идет так называемый хозяйственник, страшащийся всякой новизны, чтобы не утруждать себя изучением одному ему неведомого! Но вот такой профан пожелал наложить вето, пользуясь служебным положением, или будучи любителем высказаться по любой проблеме «запускает блоху в ухо» подчас неподготовленной аудитории, вопрошая: «Что будет с вашими полимерами через пару десятков лет?» Но ведь накопить достаточное количество положительных примеров мешает тот же скептицизм, безразличие и даже безответственность одних и недостаточная компетентность других. Есть и другая, не меньшая опасность — организованная безответственность, следствие которой — низкое качество реставрационных работ. И вот когда новое безобразно внедрено, это служит аргументом дискредитации перспективного направления.

Назрела реальная необходимость разработать номенклатуру и эстетические, социальные требования и технико-экономические показатели, определив рациональную область применения каждого нового материала, в частности и полимерного, а также области, в которых новые материалы частично заменят или вытеснят традиционные и старинные.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >